Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

QUALITY ASSURANCE: развитие на примере образовательных систем ведущих стран мира

За более чем двадцатилетний период российская система контроля и оценки качества высшего образования претерпевала неоднократные трансформации. Очевидно, очередные изменения принесет и готовящаяся в России масштабная реформа контрольно-надзорной деятельности, в основу которой будет положен риск-ориентированный подход. В связи с этим опыт других стран, чьи национальные системы гарантии качества образования также переживали периоды изменений, представляется для нас весьма актуальным. Конечно, эти системы разнятся в зависимости от специфики каждой конкретной страны. Однако во многом они имеют и сходный характер: по целям и задачам, методам и способам, достижениям и просчетам. Поэтому пристальный взгляд на опыт других представляется необходимым и полезным.

Просмотров: 36

Материал опубликован в журнале №112 от 24.06.2019.

За более чем двадцатилетний период российская система контроля и оценки качества высшего образования претерпевала неоднократные трансформации. Очевидно, очередные изменения принесет и готовящаяся в России масштабная реформа контрольно-надзорной деятельности, в основу которой будет положен риск-ориентированный подход. В связи с этим опыт других стран, чьи национальные системы гарантии качества образования также переживали периоды изменений, представляется для нас весьма актуальным. Конечно, эти системы разнятся в зависимости от специфики каждой конкретной страны. Однако во многом они имеют и сходный характер: по целям и задачам, методам и способам, достижениям и просчетам. Поэтому пристальный взгляд на опыт других представляется необходимым и полезным.

Сегодня гость номера Вера ВОЛЯНСКАЯ – аналитик центра трансформации образования Московской школы управления Сколково – рассказывает об особенностях Quality Assurance на примере США, Великобритании, Гонконга, Германии и Нидерландов.

– Прежде хотелось бы вас спросить, в каком направлении сегодня развивается мировая система гарантирования качества высшего образования? Имеется ли некая общая поисковая задача  в этой сфере?

На сегодняшний день в странах, которые достигли наибольшего прогресса в обеспечении качества образования, наблюдается переосмысление целей и задач в этой сфере. Речь идет не просто о гарантировании или удержании определенного уровня образовательной системы, а о всестороннем развитии и усовершенствовании.

– Да, на сегодняшний день в странах, которые достигли наибольшего прогресса в обеспечении качества образования, наблюдается переосмысление целей и задач в этой сфере. Речь идет не просто о гарантировании или удержании определенного уровня образовательной системы, а о всестороннем развитии и усовершенствовании. Наиболее активно этот процесс развивается в странах с англо-саксонской культурой. Но там уже давно сложилась традиция, когда университеты самостоятельно работают над повышением качества своих образовательных стандартов. В странах континентальной Европы активные институциональные изменения в сфере качества образования начались с подписания Болонской декларации. Однако необходимые культурные предпосылки для этой реформы сформировались, конечно, гораздо раньше.

– Меняются ли и критерии оценки?

– Базовый подход заключался в формировании пороговых значений по всему перечню позиций. Соответственно, на первое место ставилось их формальное достижение. Очевидно, что сегодня эта модель нуждается в пересмотре.

Альтернативой может служить, например, введение оценочных категорий, которые отражают основные направления деятельности высших учебных заведений. В соответствии с результатами по каждой из категорий разрабатывается комплекс штрафов и бонусов. Подобная практика активно применяется в США, способствуя созданию гибкой и многоформатной системы Quality Assurance в высшем образовании. Построенный на описанном принципе аудит используется в Нидерландах, позволяя корректнее оценить университетскую деятельность, поскольку в этом случае учитываются профиль и особенности определенного учебного заведения.

Одно из главных преимуществ такой модели, основанной на диверсифицированном подходе, – возможность проследить эволюцию и динамику прогресса в каждом вузе.

– Насколько в сегодняшних условиях представляется возможным сбалансировать оба подхода?

– Это вполне реалистичный сценарий. Причем к нему приходят страны с изначально различными моделями, двигаясь по встречным векторам. Так, в США и Великобритании, где вузы всегда пользовались широкой автономией, базовый принцип системы оценивания – peer-review (оценка «равными» по уровню экспертами/университетами друг друга) – дополняется контролем со стороны государственных органов. В странах континентальной Европы – например, Германии и Нидерландах – государство напротив мотивирует учебные заведения самостоятельно работать над усовершенствованием собственных внутренних систем первичного оценивания, внешнюю же оценку стараются также базировать на механизме peer-review. В итоге складывается двухуровневый – внешний и внутренний – механизм регуляции, который открывает возможности для максимально сбалансированной оценки качества. Яркой иллюстрацией этого является опыт Гонконга, где местная система ориентирована не просто на поддержание сложившегося уровня образования, но и на его прогресс. И эта цель достигается именно благодаря внедрению комплекса контролирующих мер, в котором эффективно сочетаются восходящие и нисходящие импульсы.

– Какое место в современной оценке качества образования занимают получаемые студентами компетенции?

– Этот аспект относится к числу наиболее важных и наиболее сложных. С одной стороны, ни у кого не вызывает сомнения, что, когда мы говорим о качестве образования, нужно учитывать не только формальные показатели (количество часов, численность обучающихся, их успеваемость, полученные баллы), но и ценность приобретаемых знаний и навыков. Но вместе с тем до сих пор не предложены единые объективные методы оценки компетенций выпускников вузов. Более того, даже на терминологическом уровне не вполне понятно, как определять границы компетенций и их содержание.

Ни у кого не вызывает сомнения, что, когда мы говорим о качестве образования, нужно учитывать не только формальные показатели (количество часов, численность обучающихся, их успеваемость, полученные баллы), но и ценность приобретаемых знаний и навыков. Вместе с тем, до сих пор не предложены единые объективные методы оценки компетенций выпускников вузов.

– Как развивались механизмы, гарантирующие качество образования, в странах с англо-саксонской образовательной системой?

– Начнем с того, что в Великобритании университеты исторически рассматривались как автономные единицы, за которыми признавалось полное право на выбор целей, принципов и конкретных программ развития. Соответственно, оценка достижений и неудач на этом пути оставалась внутренним делом учебных заведений. Эти же особенности были унаследованы и американской системой образования. Долгое время – до середины XX века – университеты США практиковали исключительно внутренний аудит (так называемый self-assessment). Необходимость внешней оценки качества образования – федеральными или негосударственными агентствами – появилась после того, как были приняты специальные правительственные программы финансирования и кредитной помощи. Государству важно было знать, действительно ли те организации, которые будут получать бюджетные средства, предоставляют качественные образовательные услуги. Тем не менее, согласно Акту о высшем образовании от 1965 года, содержание исследовательской и образовательной деятельности находится вне федеральной компетенции: основной объем взаимодействия между вузами и органами власти происходит на уровне штатов. Именно штаты формируют требования к финансовой политике и учебным программам, а также принимают решения об аккредитации. Процесс аккредитации предполагает проверку на соответствие обширному сету параметров и критериев и может длиться пять-десять лет. И эта процедура вызывает жесткую критику в США, так как в рамках заданного ею контекста все вузы распределяются только на две группы – аккредитованные и неаккредитованные, без каких-либо промежуточных градаций.

Гарвардский университет – старейший вуз США, основан в 1636 году. Сегодня обучается около 18 тыс. студентов.

Также подобный подход мотивирует университеты придерживаться сугубо формальных требований и не стимулирует их дальнейшее развитие. Правда, в 1992 году к упомянутому выше акту была принята поправка: в частности, составлены десять стандартных категорий, которыми устанавливались минимальные показатели для прохождения аккредитации. Однако это не изменило ситуацию, поскольку показатели сводились к сугубо количественным аспектам: объему учебных часов, численности выпускников по каждой из образовательных программ, результатам экзаменов и тестов, данным по трудоустройству выпускников. Кстати, последний пункт получил ключевое значение в одной из реформ администрации Барака Обамы: выделение образовательных кредитов и расположение колледжей в национальном рейтинге было решено увязать с выполнением этого показателя.

– И какова была реакция экспертного сообщества?

– Нововведения вызвали широкий резонанс. Эксперты в области высшего образования указывали на то, что правительственные инициативы продвигают однобокий подход к оценке деятельности вузов, поддерживают консервативную формалистскую повестку и фактически игнорируют инновационные программы развития. В качестве альтернативы экспертами предложен более продуктивный путь, предполагающий максимальную диверсификацию в методиках оценки, которая учитывала бы все многообразие учебных, исследовательских и управленческих практик в университетах.

Действительно, американские учебные заведения накопили колоссальный опыт, который необходимо задействовать для разработки стратегий дальнейшего развития. Весьма полезным был бы пересмотр системы базовых показателей в пользу мониторинга уровня сообщаемых компетенций. Кроме того, в научных кругах активно обсуждается возможность предоставления финансовой поддержки организациям, специализирующимся на альтернативных формах образования (вебинары, онлайн-курсы, практикоориентированные программы) и выступающим партнерами традиционных вузов.

– В Великобритании система оценки развивается по аналогичному сценарию?

– Нет, несмотря на общие предпосылки британская модель развивалась в другом направлении. Но ценности и цели образовательного сообщества в общем сегодня те же самые, что и в США: индивидуализация и диверсификация методик оценки, студенческие компетенции как приоритетный оценочный критерий, установка на повышение качества образовательных услуг.

Как и в Америке, в Соединенном Королевстве университеты очень дорожат своей автономией и болезненно воспринимают попытки расширения внешнего контроля. Поэтому реформы в области QualityAssurance начали с быстро развивавшегося в середине XX века сегмента политехнических колледжей – система гарантирования качества носила в этом случае предметно-ориентированный (subject-based) характер при удержании ключевого принципа peer-review. Аудиту подлежали и внутренние процедуры, но постепенно эти функции по большей части передавались представителям самих колледжей.  Мониторинг академических исследований проходил в рамках системы ResearchAssessmentExercise (в 2014 году ее сменила ResearchExcellenceFramework, основанная на глубоком анализе). Экспертные группы инспектировали учебные заведения, посещали лекции, составляли и публиковали отчеты. Полученные данные становились базой для составления рейтинга вузов, результаты которого учитывались при выделении правительственных грантов на исследования. Университеты, в свою очередь, запустили собственную независимую систему оценки качества образования: AcademicAuditUnit – взаимное оценивание друг друга, также по принципу peer-review.

Создание в 1997 году Агентства по гарантированию качества высшего образования стало попыткой примирить национальный вектор с самостоятельной инициативой университетов. В итоге во внутренней компетенции вузов остались вопросы, связанные с разработкой стратегий развития и механизмов их реализации, а внешнему регулированию подлежат содержание учебного процесса и оценка компетенций. И все-таки баланс остается сдвинутым именно в сторону базового исторического механизма – оценивания «равными» университетами друг друга, при рамочном контроле национального уровня.

Оксфордский университет – первый вуз Британских островов, основан в XI веке. Сегодня обучается более 20 тыс. студентов.

Кроме того, с 2017 года начала действовать система TeachingExcellenceFramework, которая предполагает соревнование университетов между собой. В частности, на основании данных, полученных из официальной статистики и студенческих опросов, образовательные организации распределяются по уровням: «золотой», «серебряный» и «бронзовый». И уже от занятой позиции зависит, скажем, смогут ли университеты, получающие средства из государственной казны, поднять стоимость обучения. Следует подчеркнуть, что это правило действует только для вузов на территории Англии. Для других частей Соединенного Королевства участие в исследовании не обязательно и не сопряжено с финансовой политикой.

– В чем заключается специфика стран континентальной Европы относительно подходов к гарантированию качества образования? Какую роль играет в этом Болонский процесс?

– Основные ценности, которые провозглашает Болонская декларация, – это прозрачность внутривузовских процедур, общественный контроль, внедрение сопоставимых критериев и методик, верховенство единых стандартов. Напомню также, что эти инициативы носят интернациональный общеевропейский характер, при этом особое внимание уделяется открытости вузов перед конечными получателями образовательных услуг –студентами и их будущими работодателями.

Гейдельбергский университет им. Рупрехта и Карла – старейший вуз Германии, основан в 1386 году. Сегодня обучается около 30 тыс. студентов.

Теперь несколько слов о страновом европейском опыте в контексте Болонских принципов. Например, в Германии система оценки качества образования прошла значительную эволюцию с конца 80-х годов прошлого века. До этого периода сколько-нибудь целостного и централизованного механизма регуляции и контроля не существовало: критерии для аккредитации образовательных программ разрабатывались федеральными землями в сотрудничестве с координационно-рабочими группами. После Болонской реформы основным трендом в развитии систем оценки стало повышение фактора вузовской саморегуляции и самооценки. В начальной схеме внутренний аудит университета сопровождался специальным интервьюированием, которое проводили представители одного из восьми немецких аккредитационных агентств. Затем аккредитационный совет выдавал аккредитацию (полную или частичную), либо отказывал в ней. Процедура повторялась каждые пять-восемь лет. Но в 2008 году университетам были предоставлены дополнительные полномочия по оценке своих программ. Так, начал действовать механизм системной (или процессной) аккредитации: университеты, прошедшие эту процедуру, имеют право самостоятельно аккредитовать свои программы. Стоит заметить, что приведенные схемы применяются в отношении только образовательной составляющей в деятельности учебных заведений. Проверкой качества научных исследований занимается Немецкое научно-исследовательское общество.

В США и Великобритании, где вузы всегда пользовались широкой автономией, базовый принцип системы оценивания – peer-review (оценка «равными» по уровню экспертами/университетами друг друга) – дополняется контролем со стороны государственных органов. В странах континентальной Европы – например, Германии и Нидерландах – государство напротив мотивирует учебные заведения самостоятельно работать над усовершенствованием собственных внутренних систем первичного оценивания.

В Нидерландах и Фландрии (часть Бельгии с нидерландоговорящим населением) за приведение национальных оценочных стандартов в соответствие с общеевропейскими в рамках Болонского процесса отвечает независимая Нидерландско-фламандская аккредитационная организация (NVAO). У нее достаточно широкий круг полномочий: аккредитация новых университетов и новых программ, повторная аккредитация действующих программ, проведение аудита стратегий развития учебных заведений и результатов их реализации, формирование критериев оценки, предоставление экспертных рекомендаций вузам и обучение сотрудников. В фокусе внимания оценочных процедур NVAO – содержание образовательных программ и ожидаемые достижения в учебном процессе, а основной задачей является стимулирование университетов к повышению уровня предоставляемых услуг и создание культуры высококачественного образования через применение поощрительных мер. Причем значительное место в этих процессах отводится инициативе самих вузов: они проводят внутреннюю оценку качества своих программ и уже после этого обращаются в NVAO, которая осуществляет внешний анализ (заказ этой процедуры является платным). Оценку производит одна из комиссий NVAO, а для объективного решения к участию в обследовании привлекаются и отраслевые эксперты. По итоговым данным составляется отчет – как документальное основание для аккредитации университета или отказа в ней.

Лейденский университет – старейший в Нидерландах, основан в 1575 году. Сегодня обучается более 25 тыс. студентов.

– Вы упоминали Гонконг как позитивный пример, где механизмы аудита мотивируют вузы не только на подтверждение качества образования, но и развитие. Как город пришел к такой системе?

– Выстраивание системы образовательного аудита в Гонконге – это долгий и многоэтапный процесс, который начался еще в 1990-е годы, когда Комитет по университетским грантам инициировал проверку восьми университетов, находящихся на бюджетном финансировании. В 1998-1999 годах в центре внимания контролирующих органов находилась эффективность менеджмента в высших учебных заведениях. Ставилась цель – определить, насколько обоснованно расходуются предоставленные средства, и выявить самые успешные по этому вектору управленческие практики. Далее, в 2008 году, при Комитете по университетским грантам был создан Комитет по оценке, который рассматривает отчеты и заключения о соответствии стандартам, предоставляемые учебными заведениями по итогам внутреннего аудита. В проверке по механизму peer-review участвуют получившие необходимую квалификацию эксперты (в том числе иностранные). Они инспектируют вузы на соответствие государственным требованиям. Главным критерием выступают показанные в ходе экзаменов достижения студентов – именно в этом контексте проводится мониторинг исследовательской и управленческой составляющих деятельности университетов.

На современном этапе для Гонконга особенно актуальны проблемы диверсификации подходов к оценке и интернационализации стандартов, поскольку в городе обучается большое количество иностранных студентов.

С 2013 года взят курс на непрерывное развитие качества преподавания и усвоения студентами образовательного материала. Ведется кропотливая работа по выявлению и устранению недочетов, а также поиску наиболее успешных примеров развития, которые могут быть в дальнейшем приняты за образцы. После каждой проверки университет получает экспертные рекомендации и в течение двадцати двух месяцев должен отчитаться перед Комитетом по оценке об их реализации. Необходимо подчеркнуть, что именно развитие учебных заведений является главной ценностью и целью гонконгского образовательного аудита: от вузов требуется постоянный прогресс и усовершенствование, причем это касается всех направлений деятельности – финансов, экзаменов, исследований, учебной политики.

Ключевые тренды

  •  движение от гарантирования качества (qualityassurance) к постоянному развитию и повышению качества (qualityenhancement)
  •  переход от бинарности к диверсификации оценки качества
  •  сбалансирование механизмы внутренней и внешней оценки вузов (two-tiersystem).
  •  смещение фокуса оценки на получаемые студентами компетенции и навыки.

На современном этапе для Гонконга особенно актуальны проблемы диверсификации подходов к оценке и интернационализации стандартов, поскольку в городе обучается большое количество иностранных студентов. Также в экспертном сообществе ведется активная дискуссия о корректном и максимально полном определении качества образования и ключевых компетенциях.

– Резюмируя, можно ли выделить в системах контроля качества высшего образования США, Великобритании, Гонконга, Нидерландов и Германии какие-то схожие векторы развития?

Университет Гонконга – старейший вуз города, основан в 1911 году. Сегодня обучается свыше 21 тыс. студентов.

– На сегодняшний день во всех ведущих мировых системах контроля качества высшего образования можно выделить ряд общих трендов. Во-первых, это движение от гарантирования качества (qualityassurance) к постоянному развитию и повышению качества (qualityenhancement). Во-вторых, наметился переход от бинарности к диверсификации оценки качества. Третий аспект – попытки сбалансировать механизмы внутренней и внешней оценки вузов (two-tiersystem). Ну и, наконец, смещение фокуса оценки на получаемые студентами компетенции и навыки.

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: ао-112, высшее образование, сколково, качество образования, образовательные стандарты

Похожие материалы:
Апрельские тезисы ректора юридического вуза
Подготовка к новому учебному году основных профессиональных образовательных программ в соответствии с требованиями ФГОС ВО
Перспективы набора узбекских студентов на обучение в российские вузы
САФУ разработал собственные образовательные стандарты
Активы и пассивы высшей школы
Современные вузы: многообразие стратегий развития
Формирование профессиональных компетенций студентов в Камчатском филиале Российского университета кооперации
Опыт высшей школы Казахстана по обеспечению качества образования
Модель QM & CQAF: распространяя гарантии качества
Национальный аккредитационный совет подвел итоги

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 4 (112) 2019

Коммуникация. Как много в этом слове для нас с вами, уважаемые читатели, слилось. Что даёт последовательное и системное планирование, а, затем, и реализация коммуникативной составляющей своей деятельности? Человеку – чувство удовлетворенности своей жизнью; компании – культуру доверия и открытости; образовательной организации – успешное развитие информационной политики. Здесь, правда, без сюрпризов не обходится…
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
В рамках форума «Открытые инновации» пройдет конференция Sooner Than You Think
МОСКВА, 14 октября 2019года. — Глобальная технологическая конференция Sooner Than You Think:...
Южная Корея выступит страной-партнером форума «Открытые инновации 2020»
МОСКВА, 9 октября 2019. — Республика Корея приняла приглашение выступить страной-партнером IX...
В «Сколково» впервые пройдут иммерсивные экскурсии
МОСКВА, 10 октября 2019. —С 21 по 23 октября в Инновационном центре «Сколково» специально для...
Из журнала
#112Участие в чемпионатах WorldSkills Russia как условие повышения качества профподготовки
#105Владимирский филиал РАНХиГС лидирует в системе образования региона
#100Воронежский юридический техникум развивает социальное партнерство
#102Опыт высшей школы Казахстана по обеспечению качества образования
#108Ярославский градостроительный колледж готовит специалистов будущего
Информационная лента
11:41В России планируется проведение исследования «PISA для школ»
09:36Якутия – один из центров развития цифровых технологий
15:20RusNanoNet: ученые АлтГУ и ИВМ СО РАН реализуют уникальный проект
14:48РФФИ объявит конкурс на лучшие проекты фундаментальных научных исследований
12:27ВГУЭС участвует в дискуссии о школьном образовании на ВЭФ