Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

Система аттестации: в поисках «камертонов настройки»

Переход к новой модели предполагает максимальную децентрализацию всей системы аттестации, что в нынешних условиях может оказаться просто неоправданным: есть опасность, что при столь резких переменах мы не сможем ее удержать. И в итоге произойдет очень серьёзная девальвация тех ученых степеней, которые будут присуждать вузы. Поэтому позиция комитета – скорее за сохранение существующей системы аттестации.

Просмотров: 950

В Комитете Госдумы РФ по образованию 21 мая состоялся круглый стол на тему «Об основных направлениях развития и совершенствования нормативной правовой базы системы аттестации научных кадров высшей квалификации». Предметом обсуждения стали новые подходы в регулировании научно-образовательной сферы в соответствии с новым федеральным законом об образовании, в том числе подготовленный Минобрнауки РФ совместно с ВАК проект концепции «Модернизация системы аттестации научных кадров высшей квалификации в Российской Федерации».

«Развилки» дискуссии: позиция комитета

Открыл заседание глава комитета Вячеслав Никонов, обозначив семь ключевых дискуссионных пунктов модернизации российской системы подготовки и аттестации научных кадров: Пункт первый – сохранять сложившуюся систему аттестации или переходить на западную модель?

– История настраивает нас на осторожность, – прокомментировал В. Никонов позицию комитета по этому вопросу. – В 20-е годы был период, когда отменили степени кандидатов и докторов наук как «пережитки мрачного прошлого». А в 30-е годы систему пришлось вновь мучительно восстанавливать. Переход к новой модели предполагает максимальную децентрализацию всей системы аттестации, что в нынешних условиях может оказаться просто неоправданным: есть опасность, что при столь резких переменах мы не сможем ее удержать. И в итоге произойдет очень серьёзная девальвация тех ученых степеней, которые будут присуждать вузы. Поэтому позиция комитета – скорее за сохранение существующей системы аттестации.

По второму пункту, касающемуся изменения механизма присвоения ученых званий доцента, профессора (или даже полного от них отказа – высказываются и такие мнения), комитет также занимает осторожную позицию. Мотив тот же – резкий «слом» существующих правил и децентрализация системы присвоения званий, что, скорее, приведет лишь к девальвации самой этой институции.

Третий пункт – введение нового наименования ученой степени доктора по областям знаний.

– Идея сама по себе логична с точки зрения дальнейшей интеграции российской высшей школы в Болонский процесс и интернационализации образования. Действительно, сегодня студентам и коллегам из зарубежных стран довольно трудно объяснить, что такое «кандидат наук», – продолжил В. Никонов. – В то же время комитет занял позицию, что на сегодняшнем этапе не стоит вносить путаницу в устоявшуюся систему научных степеней. Ведь если окажется, что теперь все кандидаты у нас станут «пи-эйч-ди», то какой статус будет у российских докторов наук? Наверное, наше научное педагогическое сообщество далеко неоднозначно воспримет эти изменения.

Четвертый пункт – кем должны присваиваться ученые степени. Предлагаются разные варианты, например: вузами и научными центрами; ведущими вузами и ведущими научными центрами; высшей аттестационной комиссией. По словам председателя комитета, первый вариант вновь чреват серьезной девальвацией системы степеней, коррупцией и дальнейшим падением качества научных работ.

– Второй вариант я лично готов был бы поддержать, если бы не одно «но», а именно – проблема критериев отнесения к ведущим научным центрам и учебным заведениям, – отметил выступающий. – Если мы сможем выработать и предложить такие критерии, вероятно, к рассмотрению этого варианта можно вернуться.

Соответственно, комитет поддерживает вариант третий, то есть окончательное решение о присвоении ученой степени должно утверждаться или контролироваться Высшей аттестационной комиссией.

Пункт пятый связан с теми вопросами, которые ставит перед профессиональным сообществом смена статуса аспирантуры: как известно, в соответствии с новым законом об образовании она объявлена третьим уровнем образования. Какие это вопросы? Например, можно ли получить степень кандидата наук, не получив образование на третьем уровне? Должно ли завершаться обучение на этом уровне обязательной защитой диссертации? «Простых ответов сейчас нет, в том числе потому, что мы еще не вполне себе представляем, каковы будут образовательные стандарты этого уровня», – признался Вячеслав Никонов, хотя в целом законодательное введение третьего уровня оценил как своевременное и необходимое решение, открывающее для российской системы образования хорошие конкурентные возможности.

– Мы сильно отставали от западных университетов именно в том, что у нас отсутствовал третий уровень высшего образования, – продолжил комментировать глава комитета. – И когда там лучшие профессора начинали учить лучших студентов, в наших вузах, напротив, заканчивали обучение и, в лучшем случае, готовились к сдаче кандидатских минимумов и написанию диссертаций.

Конечно, международная практика может дать подсказки при решении возникающих вопросов. «На Западе практически невозможно получить PhD, не пройдя обучение в рамках курсов, предусмотренных на этом образовательном уровне», – привел один из примеров В. Никонов. И позиция комитета в данном случае заключается в том, что обучение на третьем уровне все-таки необходимо, если человек стремится получить степень кандидата наук (тем более, законом об образовании разрешается обучение и в виде экстерната). Такое требование, полагают депутаты, вполне целесообразно установить, но не сейчас, а, допустим, через три года.

Следующий пункт дискуссии касается будущего российской докторантуры. Сомнения в целесообразности ее сохранения высказываются частью профессионального сообщества. Однако, как сообщил глава комитета, ряд экспертных советов, в том числе действующий при профильном комитете экспертный совет по вопросам высшего образования, высказался за сохранение этого института. Думский комитет по образованию, поддержав это мнение, предлагает сохранять за докторантами оплату по основному месту работы на время пребывания в докторантуре. «Тем более что в законе «Об образовании» предусмотрена возможность годового отпуска. Это время может быть использовано для подготовки докторской диссертации», – прокомментировал В. Никонов.

Наконец, седьмой пункт – это вопрос о денежных надбавках за степень кандидата и доктора наук. В частности, были рассмотрены поправки председателя думского комитета по науке Валерия Черешнева, который предлагал зафиксировать в законе конкретные цифры: 3 тыс. рублей – для кандидата и 8 тыс. – для доктора наук.

– Но, на наш взгляд, такая конкретика не является предметом законодательного регулирования. Позиция и комитета, и министерства заключается в том, что надбавки могут быть включены в базовую ставку. Это выгоднее для преподавателей и научных сотрудников, поскольку базовая ставка подвергается индексации, – резюмировал председатель комитета по образованию.

Стоит упомянуть еще один вопрос, где позиция комитета и Минобрнауки также совпадает, – это возвращение десятилетнего срока, в течение которого можно оспорить решение о присвоении ученой степени. Сейчас этот срок ограничивается трехлетним периодом.

О критериях и персоналиях

Позицию профильного министерства на круглом столе представил замминистра Игорь Федюкин. Он, в частности, сообщил о предстоящей паспортизации диссертационных советов, которая будет проведена на основании критериев, разработанных рабочими группами по восьми областям наук: естественным, техническим, гуманитарным, медицинским и прочим. Далее по итогам мониторинговой информации решения предстоит принимать экспертным советам ВАК – эту работу по оптимизации сети диссертационных советов предстоит завершить к концу года.

– Нам поставлена задача – ужесточить требования к научному уровню тех организаций, которые проводят защиты, – резюмировал заместитель министра.

В этом же комплексе мер по повышению качества работы советов предлагается ввести требование публикации готовящихся к защите диссертаций в открытом доступе в сети Интернет. Ректор РосНОУ Владимир Зернов продолжил тему критериев – они «должны быть четкие, ясные и проверяемые».

– Если бы у нас каждый второй или третий ведущий вуз имел хоть одну публикацию в «Nature» или другом журнале подобного уровня, наверное, ситуация была бы намного успешнее. Увы, такого нет, тем не менее эти вузы по-прежнему именуются ведущими. А по каким критериям?

Кроме того, по мнению В. Зернова, и председатель диссертационного совета должен быть авторитетным ученым, имеющим определенный уровень публикационной активности.

Председатель думского комитета по науке Валерий Черешнев также обратил внимание на вопрос формирования диссертационных советов, в частности, на предложенную в проектах документов норму, запрещающую вводить в состав экспертных советов и руководство диссертационными советами руководителей образовательных организаций:

– Совсем отстранить главу высшего учебного заведения от руководства научной работы в вузе – это вообще нонсенс. Мы доведем весь руководящий состав вузов до полной деградации. Придут одни менеджеры, которые ничего не понимают ни в науке, ни в образовании. И этим самым мы действительно развалим все, что завоевано в российской системе образования. Считаю, что мы в этой части не должны поддерживать подобные предложения.

Ректор Московского государственного строительного университета Валерий Теличенко поддержал коллегу:

– Например, сегодня доктор наук по специальности «Механика грунтов в основании фундаментов» – уже огромная редкость. Поэтому считаю предлагаемые нормы, что ни председатель диссертационного совета, ни руководитель или другие ученые вуза не могут быть в составе экспертных советов ВАК, в ряде случаев излишне жесткими. А кто же тогда в этих советах будет, где взять других людей, которые являются специалистами в своей области? Эта тема очень серьезная.

Диссоветы: степень ответственности

По информации И. Федюкина, к осени Минобрнауки РФ также должен представить правительству предложения по новому механизму присуждения ученых степеней, который в дальнейшем будет опробован в ходе пилотного проекта.

– Руководителями наших ведущих вузов, представителями академии наук высказывалось мнение о том, что наши ведущие научно-образовательные центры могут получить автономию в вопросах присуждения степеней. Считаем, что такое право должно предоставляться организации, но не в целом, а по тем отдельным направлениям, где она имеет действительно высочайший научный уровень, – прокомментировал чиновник.

Для поиска конкретных решений, в том числе выработки критериев требований к научному уровню организаций-претендентов, будет создана специальная рабочая группа. Однако замминистра назвал и ряд организаций, которым «может быть доверено право присуждать все степени самостоятельно при последующем контроле качества со стороны ВАК». Это МГУ, СПбГУ, ведущие институты Российской академии наук.

– Стоит провести отдельный пилотный проект по организации системы аттестации в РАН, а не в её отдельных институтах, – среагировал заместитель главного учёного секретаря президиума Российской академии наук Владимир Иванов. – Потому что мы не хотим делить наши институты на, скажем так, «достойные» и «не очень достойные». Считаем, что РАН может самостоятельно провести такой пилотный проект.

С призывом «не перегибать палку» при оптимизации сети диссертационных советов выступил депутат Олег Смолин:

– Наверное, это правильное решение – сократить число диссертационных советов. Но надо учитывать географический фактор: одно дело, если несколько ученых советов по одним и тем же специальностям находятся в Москве, в Петербурге или каком-то другом крупном научном центре, другое, когда говорим об отдаленных от столиц регионах. Мы обескровим научные школы Урала или Сибири, если лишим их возможности проводить защиты.

К осторожности призвал и председатель ВАК Владимир Филиппов, приведя любопытный пример из зарубежной практики:

– В два с половиной раза увеличилось число докторов наук в Чехии, где право присуждать степени отдали на уровень университетов. Сейчас там даже в шутку коллеги спрашивают друг друга: вы доктор «старый» или «новоиспеченный»? Поэтому необходимо очень тщательно подходить к вопросу наделения правом присуждения степеней. Прежде необходимо на базе действительно всеми признанных вузов и научных центров опробовать этот механизм, посмотреть, выработать критерии, требования. И только потом приступить к расширению этого списка организаций.

Еще участники круглого стола обратили внимание на ряд существенных аспектов предстоящей модернизации российской системы подготовки научных кадров.

– Пока неясно, каким образом мы сможем обеспечить защиту кандидатской диссертации по итогам третьего уровня образования в аспирантуре, если сейчас это никаким образом не прописывается в нормативных актах? – поставил вопрос депутат Александр Дегтярев.

Действительно, ведь диссертация – это, по идее, итог научного исследования, финал аспирантуры. Но в соответствии с новым законом об образовании аспирантура названа третьим уровнем образования. Так кто же такой аспирант – «учащийся» или «исследователь»? И что такое аспирантура – завершающий этап высшего образования или начало научной карьеры? Данный момент также требует уточнений, поскольку от этого будут зависеть содержание и цели самого процесса подготовки в аспирантуре.

Или еще пример: какие должны быть требования к аспирантуре в вузе и в научном центре? Допустим, при лицензировании должен действовать единый подход и критерии или разные, с учетом некоей специфики? Все эти вопросы требуют дальнейшей детальной проработки.

ВАК уполномочен…

Многие выступающие затронули тему юридического статуса Высшей аттестационной комиссии, высказав мнение, что в новом положении о ВАК необходимо четко зафиксировать независимость комиссии как главного научного экспертного органа. Видимо, пока проект положения не дает уверенности в такой независимости.

– Из этого документа следует, что никакой самостоятельной функции ВАК не несет, и решения принимает Минобрнауки, – выразил свою точку зрения заместитель главного учёного секретаря президиума РАН В. Иванов.

Свои сомнения выразил и глава думского комитета по науке В. Черешнев. В ответ В. Никонов предложил: в случае, если будут предложения по изменению статуса ВАК, в дальнейшем подробнее рассмотреть этот вопрос и выработать совместную позицию двух профильных комитетов Госдумы.

– Но, коллеги, совершенно не согласен, что Высшая аттестационная комиссия якобы является «департаментом министерства», – продолжил он. – Да, ВАК – экспертный орган при министерстве, но не входит в его структуру.

Глава Высшей аттестационной комиссии В. Филиппов дал свой комментарий по развернувшейся дискуссии:

– С одной стороны, министерство образования и науки – орган, отвечающий за реализацию государственной политики в этой сфере. Поэтому, какой бы статус ВАК ни имела, комиссия должна следовать принимаемым решениям, находясь в русле этой политики. С другой стороны, как показала и практика моей работы в качестве министра, эффективность взаимодействия ВАК и министерства зависит от умения построить конструктивный диалог с обеих сторон, умения найти совместные решения. Это главное. Если диалога не будет, смена статуса ВАК автоматически не разрешит проблем или противоречий.

Диплом PhD – только точечная проба

Как показал круглый стол, болонская система по-прежнему (хотя и не в такой мере, как раньше) является дискутируемым вопросом и неким раздражающим фактором для части профессионального сообщества. И если переход на уровневую систему высшего образования – свершившийся факт, то традиционная система ученых степеней остается в силе. Да, мы остаемся единственной страной – например, в БРИКС, – где действует такая модель степеней; среди 35 стран АТЭС такая же модель практикуется, помимо России, только во Вьетнаме. И тем не менее точка в дискуссии на сегодняшний момент поставлена:

– То, что система аттестации, исторически сложившаяся в нашей стране, является нашим национальным достоянием и должна быть сохранена, было подтверждено и зафиксировано на совещании председателя правительства. Вести речь о переходе на систему одной степени нецелесообразно, – отметил в своем выступлении И. Федюкин.

В качестве некоего компромиссного варианта профильным министерством все-таки предложено в перспективе осуществить пилотный проект по введению ученой степени доктора по областям знаний. Наработка подобной практики особенно важна для вузов, рассчитывающих на серьезную интеграцию в мировое научно-образовательное поле, где диплом PhD понятен и узнаваем.

Также предложено провести пилотный проект в области присуждения и признания прикладных степеней.

– Пока в данном случае не принято никаких конкретных решений, но мы предполагаем в ближайшее время вынести готовящиеся варианты на общественное обсуждение, – пояснил И. Федюкин. – Есть, в частности, предложения, что эта система может действовать в рамках общественно- профессионального признания. То есть осуществляться профессиональными объединениями, возможно, даже совместно с ведущими вузами или научными центрами, соответствующим образом аккредитованными государством для ведения такой деятельности. А критерием признания может служить оценка именно практических результатов соискателя.

Постскриптум: «градус» дискуссии растет?

Тем временем российская информационная лента продолжает поставлять новости по теме реорганизации системы диссертационных советов.

Так, генеральный секретарь Российского союза ректоров Ольга Каширина в статье, размещенной 3 июня в газете «РБК daily», пишет: «Наше предложение – всем вузам предоставить право по собственным правилам формировать диссоветы, а ВАК обязать раз в три года на конкурсной основе проводить их госаккредитацию с обязательным согласованием соответствующего решения с расширенными региональными советами ректоров с участием представителей региональных органов власти, научных организаций и союзов работодателей. Диссоветам, имеющим госаккредитацию ВАК, дать право выдавать государственные научные степени, а не имеющим таковой – корпоративные научные степени, признаваемые в рамках межвузовских соглашений, так же, как сейчас научные звания по кафедре. Рост числа диссоветов без госаккредитации будет обеспечивать ротацию диссоветов с госаккредитацией на реальной конкурентной основе, повысит их ответственность за качество защищаемых научных работ. Что касается критериев госаккредитации, они должны основываться на ключевой функции диссоветов – росте числа аттестованных эффективных ученых».

И далее автор статьи, опасаясь процесса «сокращения числа диссоветов исключительно командно-административным способом», резюмирует: «Диссоветы – это инструмент обновления научной среды. Если его заморозить или монополизировать, наука умрет» (http://www.rbcdaily.ru/society/
opinion/562949987195695).

На следующий день, в номере от 4 июня, газета «Известия» сообщила: «До 15 октября департамент аттестации научных и научно-педагогических работников Минобрнауки должен предложить изменения в требования к научной деятельности организаций, на базе которых создаются диссоветы. К этому же времени организации, имеющие диссертационные советы, должны предоставить информацию о своей научной деятельности, о людях, защитившихся в данном совете, и членах диссовета». Как сообщил «Известиям» глава ВАК Владимир Филиппов, планируется проверить эффективность всей процедуры защиты: от представления диссертаций на заседаниях кафедр в вузах до критериев выборов в диссертационный совет. В этой же публикации приводятся цифры: из 3,2 тыс. диссертационных советов, действующих сегодня в России, может быть сокращена примерно половина (при этом наибольшему секвестру могут подвергнуться диссоветы в области гуманитарных наук). Существенно обновится и состав советов (http://izvestia.ru/news/551346).

Собственно, наблюдаемое развитие темы вполне созвучно камертону, заданному еще на мартовском совещании Правительства РФ «О совершенствовании системы подготовки и аттестации научных и научно-педагогических работников». Глава правительства Дмитрий Медведев привел там следующие данные: с 2000 по 2011 годы число организаций, ведущих подготовку аспирантов, увеличилось на 13 процентов, а число самих аспирантов – на 33 процента. Большая их часть занимается гуманитарными дисциплинами, и примерно половина из них «не имеют никакого отношения к науке». По словам участников совещания, в завершение мероприятия Д.А. Медведев сказал буквально следующее: «Вообще я вам советую: возвращайтесь в Советский Союз, закручивайте гайки, и пена уйдет».

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: комитет по образованию ГД РФ, законодательство в образовании, ученые степени, качество образования, с места события, ао-64

Похожие материалы:
Закончен год, законотворчество продолжается
Фронт работы экспертных советов
Комитет по образованию ГД: впереди большая работа
Точки роста рабочих компетенций
Качество образования: формальность и реальность
Комитет ГД РФ по образованию. Обсуждение ФЗ-83
Отраслевое образование – сильное звено в цепи трансформаций
Инженер – автор модернизации страны
Кадры для ВПК. «Оборонка» выходит из обороны
О чем еще говорят… европейцы

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 3 (111) 2019

Рынок труда не ждет. Жёсткие сроки и быстрые перемены – такова «повестка дня» на ближайшие пять-шесть лет. Для сферы ДПО – тем более. «Место, которое Россия будет занимать в глобальном миропорядке к 2050 году, определяется тем, что будет происходить в 2018-2024 гг. в наших детских садах, школах, колледжах и университетах, в сфере непрерывного образования», – подчеркивают специалисты Центра стратегических разработок и НИУ ВШЭ в совместном докладе «Двенадцать решений для нового образования». По мнению участников круглого стола, организованного издательством «Аккредитация в образовании» при поддержке информационного агентства «Интерфакс», реальные возможности для преобразований имеются. Вопрос в том, «можем ли мы в меняющейся среде эффективно готовить людей, не только выполняющих определенные функции, но и вызывающих доверие производимыми изменениями»…
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
Из журнала
#98Модель самоорганизации результативной образовательной системы колледжа
#101Моздокский механико-технологический техникум готовит квалифицированные кадры
#104Конкурсный проект «Образовательный марафон» популяризирует лучшие практики ДПО России
#101Артур Лященко о поддержке экспортной деятельности в России
#105Международная аккредитация и высшее образование Индии
Информационная лента
09:50Вячеслав Воронин, ростовский ученый с мировым именем: Наука не имеет государственных границ
09:47Студенты СФУ предложат технические решения по безбарьерному доступу
09:45Конкурс для ученых по программе Фулбрайта
10:29Исследование мерзлоты и освоение Арктики принесёт ещё множество открытий
09:59Эксперт БФУ им. И. Канта рассказал о наиболее встречающихся в Калининградской области типах молний