Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

Новый закон – новые возможности?

Закон, легитимизирующий применение электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, в марте 2012 года вступил в силу. Однако в этом документе и профессионалы, и неравнодушные представители общественности, наряду с очевидными плюсами, увидели «подводные камни».

Просмотров: 3108

Весьма ожидаемый образовательными учреждениями закон, легитимизирующий применение электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, в марте 2012 года вступил в силу. Однако в этом документе и профессионалы, и неравнодушные представители общественности, наряду с очевидными плюсами, увидели и «подводные камни».

По сути

Главная идея нового закона состоит во введении в федеральное законодательство впервые в России понятия «электронное обучение». Под ним понимается реализация образовательных программ частично или в полном объеме с использованием информационных систем и информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет. Безусловно, это открывает шлюзы для применения в образовательном процессе новейших методик, форм и технологий, «рожденных» Интернетом.

Согласно новому закону при реализации программ с применением исключительно электронного обучения, дистанционных образовательных технологий в образовательном учреждении должны быть созданы условия для функционирования электронной информационно-образовательной среды, обеспечивающей освоение обучающимися образовательных программ в полном объеме независимо от места их нахождения. Это уточнение, по задумке разработчиков закона, должно стать гарантом обеспечения качества образования, основанного на указанных новшествах. И можно понять чувство удовлетворения, которое выразил проректор по учебной работе и инновационному развитию одного из крупных негосударственных вузов Республики Башкортостан:

– Теперь мы можем на полном основании осуществлять электронную образовательную деятельность. То есть студент вне зависимости от того, где он находится, спокойно входит в нашу информационную систему и обучается.1

Впрочем, на одном из образовательных сайтов мы нашли следующее мнение:

– Лед, вроде, тронулся, но как-то страшно становится от мысли, сколько всего еще надо будет сделать. Образовательное учреждение должно создать условия, необходимые для внедрения образовательных программ с применением исключительно дистанционных образовательных технологий, включая обеспечение электронными информационными ресурсами, информационными и телекоммуникационными технологиями и программами.2

Коллапс качества?

Почва для сомнений действительно существует. Это подтвердила пресс-конференция в РИА «Новости», состоявшаяся вскоре после выхода в свет закона о дистанционном образовании. Поступившие вопросы касались следующих аспектов: каковы новые возможности, которые дает закон? каким образом будет оцениваться освоение образовательной программы? не станет ли электронное обучение новым поводом для мошенничества и появления «фиктивных вузов» в России?

В роли отвечающего выступил председатель парламентского комитета по образованию Александр Дегтярев. Напомним, этот комитет был профильным при рассмотрении закона в Госдуме РФ.

Безусловно, не была обойдена вниманием одна из острых проблем – лицензирования и аккредитации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, – пока не нашедшая своего решения.

Закон учел существование этой проблемы. Одна из его норм предусматривает механизмы оценки качества – ответственности образовательных учреждений за полноценную организацию учебного процесса с помощью информационных технологий. Требования государственных образовательных стандартов должны выполняться. Необходимые документы, заверил отвечающий – только дайте срок – в обязательном порядке будут разработаны соответствующими структурами Министерства образования и науки РФ.

Был поднят вопрос и о том, насколько перспективно преподавание дисциплин – связанных, например, с нанотехнологиями и, соответственно, требующих доступа к специальному оборудованию – в дистанционном режиме. На самом деле, противоречия здесь нет, ведь в законе сказано, что электронное обучение и все информационные технологии не являются исключительным форматом образовательного процесса. Сочетание классической российской высшей профессиональной школы с современными технологиями является по сути дела ответом на вызовы XXI века – именно в этом и состоит квинтэссенция нового закона.

Вызвало вопрос и определение статуса дистанционного образования, которое, по некоторым оценкам, должно быть «ниже очного и даже заочного». Прозвучали и более резкие точки зрения, согласно которым это «образование для бездельников, лодырей, ловкачей и мошенников». Главные причины недоверия – возможность разнообразных фальсификаций, а также отсутствие в процессе дистанционного обучения лабораторных занятий. Процитируем последовавший ответ:

– Ни один закон не пишется в расчете на жуликов, хитрецов, обманщиков. Закон пишут для людей нормальных. А для тех, кто этот закон преступает, существуют другие законы, которые регламентируют взаимоотношения общества и этих людей.

На вопрос о том, все ли вузы смогут получить право на обучение с применением дистанционных технологий, был дан утвердительный ответ – законодатели создают институциональное поле, обеспечивающее всем равные права. Поэтому если вуз имеет лицензию и государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки кадров и отвечает требованиям, которые будут определены Рособрнадзором, он может смело реализовывать
новый закон.

Одними из самых острых на пресс-конференции оказались вопросы, касающиеся проблемы качества образования. В частности, было высказано опасение, не приведет ли к коллапсу качества отмена государственной аккредитации программ дополнительного профессионального образования в сочетании с развитием дистанционных форм обучения.

Действительно, эта проблема существует – и законодатели намерены решить ее в самое ближайшее время. Депутат признал, что отмена аккредитации названных программ является вынужденной, но все же ошибкой. Что касается легитимизации тех процессов, которые уже реализуются на практике – в частности, дистанционных экзаменов, – это еще один из механизмов исключения неуставных отношений между преподавателем и студентом, а если назвать вещи своими именами – коррупции. Будем надеяться, что новый закон внесет свою лепту в победу над этим безобразным явлением, которое является серьезной проблемой как для страны в целом, так и для системы образования в частности.

P.S. Поскольку проблемы развития IT-образования в России являются сегодня более чем актуальными, редакция пригласила представителей ведущих российских вузов принять участие в экспресс-форуме в рамках одной из главных тем номера – «Информационные технологии и электронные ресурсы в российском высшем образовании: технологии, модели, среда».

  1. http://www.vegu.ru/Ob_akademii/Koordinati/index.php?ID=3276
  2. http://ideafor.info/?p=4957
Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: дистанционное образование, законодательство в образовании, акцент, ао-56

Похожие материалы:
Малые инновационные предприятия: в условиях «барьерной среды»
Готова ли Россия инвестировать в свое будущее?
Сиротский вопрос
Информационные технологии – реалии времени
Электронное обучение: бег через нормативные барьеры
Бюджет 2014-2016: финансирование национальной системы образования
Smart Society? Smart Society…
Перечень профессий СПО: исключить нельзя оставить
На рынке образования «повышательный» тренд
ГТО: перезагрузка

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 3 (111) 2019

Рынок труда не ждет. Жёсткие сроки и быстрые перемены – такова «повестка дня» на ближайшие пять-шесть лет. Для сферы ДПО – тем более. «Место, которое Россия будет занимать в глобальном миропорядке к 2050 году, определяется тем, что будет происходить в 2018-2024 гг. в наших детских садах, школах, колледжах и университетах, в сфере непрерывного образования», – подчеркивают специалисты Центра стратегических разработок и НИУ ВШЭ в совместном докладе «Двенадцать решений для нового образования». По мнению участников круглого стола, организованного издательством «Аккредитация в образовании» при поддержке информационного агентства «Интерфакс», реальные возможности для преобразований имеются. Вопрос в том, «можем ли мы в меняющейся среде эффективно готовить людей, не только выполняющих определенные функции, но и вызывающих доверие производимыми изменениями»…
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
Из журнала
#99ТИСБИ – предпринимательский университет на основе социальной ответственности
#102Ирина Святицкая о тенденциях рынка труда
#111Сочетание фундаментальных знаний и практических навыков в транспортном образовании
#103Уральский технологический колледж готовит кадры для атомной энергетики
#94В России создан новый рейтинг вузов
Информационная лента
09:50Вячеслав Воронин, ростовский ученый с мировым именем: Наука не имеет государственных границ
09:47Студенты СФУ предложат технические решения по безбарьерному доступу
09:45Конкурс для ученых по программе Фулбрайта
10:29Исследование мерзлоты и освоение Арктики принесёт ещё множество открытий
09:59Эксперт БФУ им. И. Канта рассказал о наиболее встречающихся в Калининградской области типах молний