Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

На рынке образования «повышательный» тренд

Начиная с 2012-2013 учебного года, в России значительно увеличивается стоимость образования для будущих первокурсников платных отделений государственных вузов. В статье показаны разные позиции по отношению к данной проблеме, а также представлена информация о том, как подходят к формированию ценовой политики в области высшего образования другие страны.

Просмотров: 3854

Во второй половине марта 2012 года Минобрнауки РФ представлен документ, устанавливающий нормативы затрат по специальностям (направлениям подготовки) на единицу государственной услуги для приема на первый курс 2012-2013 учебного года. В соответствии с ним значительно увеличивается стоимость образования для будущих первокурсников платных отделений государственных вузов.

Этот пока малоизвестный широкой общественности (особенно родителям нынешних абитуриентов) документ способен серьезно повлиять не только на бюджеты многих российских семей, но и вообще поставить перед ними вопрос о самой возможности получения высшего образования. По крайней мере, в обозримом будущем.

Впрочем, попробуем посмотреть на причины и следствия министерского нововведения с точки зрения всех «стейк-холдеров» (применим-таки этот становящийся все более модным термин). Ну, с «домохозяйствами» понятно: еще несколько лет назад ( 009) эксперты ВШЭ на основании анализа экономики образования пришли к выводу – в финансовом отношении вклад российских семей в профессиональное образование практически исчерпан, «бюджеты семей, дети которых получают профессиональное образование, перенапряжены, за исключением верхних 10 процентов населения. Рост возможен только с темпом роста доходов». (Что ж, с тех пор если и был рост доходов, то наиболее заметным все у тех же «верхних 10 процентов населения», все чаще делающих выбор в пользу иностранных вузов.) Что касается остальных, то нетрудно догадаться, какими эмоциональными отзывами и комментариями родителей скоро запестрит российский Интернет.

Скорее негативно новые нормативы повлияют и на развитие экспорта российского образования. На это обратил внимание в своем интервью нашему журналу (№54) генеральный директор организации «РАКУС» Авбакар НУЦАЛОВ:

– Например, стоимость обучения популярной у молодежи специальности «Информационные системы и технологии» составит: бакалавриат – 112 тыс. рублей, а магистратура – 127,7 тыс. В 2011 году стоимость по данной специальности составляла для российских студентов (за исключением вузов Москвы и Санкт-Петербурга) в среднем 40-45 тыс. рублей, для иностранных граждан 60-65 тыс. рублей. Такое повышение стоимости – непозволительная роскошь не только для россиян. Для примера, стоимость обучения по специальности «Информационные технологии», популярной у иностранных граждан Китая, Индии и других, составляет 1,2 -2 тыс. долларов США. Россия рискует потерять с 2012 года не менее 80 процентов иностранных граждан, обучающихся инженерным и техническим специальностям, по которым стоимость повысилась в два-три раза.

А какую позицию занимают другие стейкхолдеры – само государство или ректорское сообщество? Вот как прокомментировали министерский документ ректоры
российских вузов.

Сергей ИВАНЧЕНКО, ректор Тихоокеанского государственного университета (г. Хабаровск), доктор технических наук, профессор:

– Решение, принятое Минобрнауки РФ, имеет объективное обоснование. Качественное образование вообще не может быть дешевым, а техническое – требует современной лабораторной базы, значит более высоких затрат. Стоимость обучения на платной (договорной) основе не может быть ниже нормативных затрат по подготовке студентов-бюджетников. Ведь мы готовим всех по единым учебным программам и образовательным стандартам. Более того, зачастую на договорные места поступают абитуриенты с меньшими баллами по ЕГЭ, и преподавателям нужно проводить с ними дополнительные занятия, выравнивая уровень их знаний с уровнем других первокурсников.

Решение Минобрнауки нами прогнозировалось, и коррективы в ценовую политику вуза мы внесли еще два года назад. Но одновременно учли интересы абитуриентов. Например, ТОГУ заключил соглашение со Сбербанком России: наши студенты получили доступ к льготным образовательным кредитам. А те, кто хорошо учится, имеют еще и преференции. В университете действует система перевода договорников на бюджетные места, причем преимущества – у студентов с высокими результатами в учебе и детей из малообеспеченных семей. Экономическая устойчивость ТОГУ обеспечена диверсификацией доходов за счет научной, инновационной деятельности, программ дистанционного образования, переподготовки кадров для экономики региона, участия в международных проектах.

Олег ИНШАКОВ, ректор Волгоградского государственного университета, доктор экономических наук, профессор:

– Последние годы были нелегкими для вузов Волгоградской области. Сокращение количества абитуриентов-выпускников общеобразовательных школ и изменение структуры плана приема в сторону увеличения бюджетных мест на физико-математические, естественнонаучные и инженерные образовательные программы привели к практическому исчезновению понятия «студент-договорник» на ряде направлений и специальностей. Поэтому нормативное бюджетное финансирование, предполагающее значительное увеличение федеральных средств на обеспечение технически сложных и финансово затратных ООП, – необходимое условие модернизации подготовки перспективных кадров. При этом следует отметить, что получить с договорника сумму реальных затрат сегодня, как и в прошлые годы, невозможно. Дешевизна (60,2 против 112 тыс. рублей) гуманитарных программ лишает вузы надежды привлечь договорников на специальности и направления, готовящие кадры для инновационных и приоритетных для России отраслей экономики.

Сам принцип установления минимальной стоимости обучения по конкретной программе не вызывает сомнения. Проблема в том, что это распространяется только на вузы Министерства образования и науки. В любом крупном городе классический университет соседствует с вузами других министерств и ведомств, которым не установили жестких рамок платы за обучение. Возникает неравенство, которое можно было бы устранить межведомственным соглашением по данному вопросу.

Существует и другая сторона проблемы. Регулировать количество поступающих по договору на гуманитарные программы позволяла гибкая ценовая политика вузов. Например, установление рыночной цены на программы подготовки юристов давало возможность вузам направлять полученные средства на повышение качества образовательного процесса, привлечение высококвалифицированных преподавателей, в том числе успешных практиков-юристов, обеспечение доступа к юридическим образовательным и профессиональным информационным ресурсам. При вынужденном снижении цены на подготовку юриста с 2012 года возможны проблемы финансовых взаимоотношений с уже обучающимися студентами.

Дмитрий ЕНДОВИЦКИЙ, ректор Воронежского государственного университета, доктор экономических наук, профессор написал в своем Интернет-блоге:

– Как известно, государственные вузы в течение ряда последних лет, выполняя рекомендацию Президента РФ, не повышали сложившуюся стоимость обучения студентов на договорной (коммерческой) основе. Это обеспечило определенную социальную стабильность, но привело к несоответствию установленных и реальных затрат на обучение. И данная инициатива Минобрнауки не вызывает сомнений в своей актуальности и необходимости. Как показывает практика, целый ряд вузов действительно занижает цены – они заметно отличаются от реальных затрат на обучение бюджетных студентов по сравнению с коммерческими (причем тех же направлений и специальностей). Очень велик диапазон цен даже в пределах одного города. Безусловно, это негативно влияет как на качество подготовки специалистов, так и на имидж высших учебных заведений.

Не вызывает возражений и необходимость введения одинаковой методики расчета стоимости обучения в государственных и негосударственных (коммерческих) вузах. Очевидно, что последние, в силу отсутствия финансового контроля со стороны государства, получают целый ряд преимуществ в реализации ценовой политики.

В результате новации Минобрнауки России в части нормативов финансирования подготовки студентов минимальная стоимость обучения студента-договорника по гуманитарным направлениям (истории, филологии, экономике, юриспруденции и др.) составит 60,2 тыс. рублей, а для студента-договорника по инженерным направлениям подготовки – 112 тыс. рублей.

В целом поддерживая позицию Министерства образования и науки, вместе с тем хочется обратить внимание на ряд аспектов, которые могут получить негативную оценку в вузах и в обществе в целом.

Первое. В результате внезапного и очень значительного (на некоторых направлениях трехкратного) увеличения платы за обучение произойдет резкое сокращение числа платных студентов. Подавляющее число семей, оплачивающих обучение детей в вузах, просто не смогут найти необходимые средства. Например, при средней ежемесячной зарплате в Воронежской области в 16 тыс. рублей среднестатистическая семья должна будет тратить более половины своих доходов на обучение сына или дочери в вузе.

Второе. В результате повышения цен возникнут кадровые проблемы для экономики и социальной сферы. Дело в том, что студенты, оплатившие свое обучение по ряду специальностей, составляют значительную часть выпускников (в частности, по компьютерным технологиям, переводоведению, информационным системам, фармации и др.). Сокращение их количества из-за резкого повышения оплаты обучения негативно скажется на удовлетворении потребности рынка труда.

Третье. Повышение цен приведет к серьезным экономическим проблемам в вузах. В настоящее время бюджет многих государственных вузов в значительной степени (от 30 до 60 процентов) формируется за счет внебюджетной деятельности, главным образом – из доходов за обучение студентов.

Четвертое. Несомненно, повышение цен приведет и к социально-психологическим проблемам. По данным многочисленных социологических опросов, более 80 процентов родителей хотят дать своим детям высшее образование. В долгосрочном плане резкое повышение платы за обучение окажет негативное влияние на наметившиеся положительные тенденции, связанные с улучшением демографической ситуации в стране. Родители, понимая, что они не смогут дать детям высшее образование и определенную перспективу в жизни, не будут спешить с рождением детей. Нынешнее состояние экономики не позволит ей поглотить выпускников школ, не имеющих никаких профессиональных навыков. Вероятнее всего, выпускники, не поступившие в вуз, пополнят ряды безработных, что будет связано с разочарованием в жизни, асоциальным поведением, ростом уровня преступности и т.д.

Пятое. Доступность качественного образования в подавляющем большинстве стран рассматривается как важное политическое достижение и право людей, и есть немало примеров в мировой истории, когда возникшая социальная напряженность была использована политическими оппонентами действующей власти. Вспомните хотя бы, какую большую волну многочисленных демонстраций и протестов вызвало недавнее резкое повышение платы за обучение в Великобритании. Непропорциональное повышение платы за обучение в вузах ударит в первую очередь по бюджетникам и среднему классу – людям, которые являются электоральной базой нынешней власти.

Шестое. Повышение платы за обучение должно быть дифференцируемым. Если работодатель сегодня не заинтересован, например, в юристах и экономистах, то следует сократить платный набор за счет более резкого повышения цен по данным направлениям. Для инженеров, которых вузам с большим трудом удается набрать даже на бюджетные места, но которые сегодня крайне важны для укрепления экономики страны, плату за обучение следует повышать постепенно, чтобы не отпугнуть тех, на кого мы хотим рассчитывать в будущем.

Седьмое. Негосударственные и государственные вузы оказываются в неодинаковых условиях. У негосударственных вузов появляется возможность снижать установленную стоимость обучения за счет выплаты ежемесячной стипендии из суммы, которая вносится как оплата обучения. Государственные вузы такой возможности лишены. Государственные и негосударственные вузы, которые не имеют бюджетного контингента студентов по конкретному направлению подготовки, могут не придерживаться министерских нормативов финансирования и имеют право устанавливать существенно меньшие размеры оплаты за обучение.

Восьмое. Для населения допустимым представляется повышение цен, соответствующее уровню инфляции и несколько превосходящее его, то есть на 7-15 процентов. Не следует забывать, что кажущаяся сейчас низкой оплата за обучение в вузах является следствием замораживания цен, настоятельно рекомендованного Министерством образования и науки в 2009-2010 годах и связанного с финансовым кризисом. Не следует забывать, что тогда это рассматривалось как важная антикризисная мера, имеющая социальное значение. Можно напомнить, что только сейчас экономика страны выходит на докризисный уровень и по производству, и по уровню зарплат.

Хотелось бы эту аргументировано развернутую позицию дополнить информацией о том, как подходят к формированию ценовой политики в области высшего образования другие страны. Вот какой краткий редакционный дайджест у нас получился.

  • Великобритания

Наиболее резкое повышение стоимости обучения можно проследить на примере Великобритании.

Осенью 2010 года на фоне мирового финансового кризиса сообщение о планах правительства повысить с 2012 года максимальную планку оплаты фактически в три раза – до 9000 фунтов в год (14,5 тыс. долларов) – вызвало в стране масштабные студенческие протесты. Однако, несмотря на студенческие акции, правительство Великобритании сдержало свое обещание в срок. И хотя министр финансов Дж. Осборн все это время утверждал, что сокращение бюджетных ассигнований не затронет образование, фактически правительство тут же признавало, что дополнительные средства, которые вузы выручат от повышения платы за образование, заменят деньги, выделявшиеся государством на зарплаты преподавателям.

Намек министра, как говорится, все поняли. В 2012-2013 учебном году британское правительство на 40 процентов сократило бюджетное финансирование британских университетов. При этом повышать (или не повышать) стоимость обучения до максимально установленной планки, должны решать университеты на свое усмотрение. Однако уже более 60 британских вузов, включая самые престижные, объявили о намерении повысить оплату до максимально возможного предела в 9 тыс. фунтов стерлингов.

Тем не менее правительство оговорило и целый ряд условий для университетов, решивших поднять плату за учебу до максимальной планки. Вузы должны будут поощрять поступление выходцев из бедных семей, предлагая им стипендии и обучение на подготовительных курсах. Также студенты не должны теперь вносить плату за обучение вперед: в соответствии с новыми правилами учиться они смогут в кредит, возвращать который станут уже после получения диплома и устройства на работу с годовой оплатой не менее 21 тыс. фунтов стерлингов (33 тыс. долларов).

И все-таки, даже несмотря на эти оговорки, повышение платы за обучение вызвало широкий общественный резонанс. О большом количестве негативных последствий данной реформы говорят известные в стране политики и общественные деятели. Среди самых опасных и тревожных в долгосрочном плане они называют увеличение социального неравенства в британском обществе и резкое сужение возможности получения высшего образования для многих молодых людей из небогатых семей. И даже аргумент правительственных чиновников о возможностях отсрочки платы обеспокоенных не убеждает: в ответ они называют иную цифру – долг каждого студента после окончания вуза перед государством составит от 30 тыс. до 40 тыс. фунтов стерлингов (50-65 тыс. долларов).

Как подтверждение мнения противников прозвучали данные ВВС: общее количество заявок на поступление в британские университеты в 2012 году сократилось на 9 процентов по сравнению с прошлым годом. А если рассматривать только абитуриентов-британцев, то эта цифра составила 12 процентов.

  • Швейцария

Швейцария – один из мировых лидеров по степени доступности высшего образования. Скажем, Цюрихский университет, высоко оцениваемый в мировых рейтингах (18-й по версии QS World University Rankings), взимает менее 2 тыс. долларов как со своих соотечественников, так и с иностранных студентов. В стране существует только один государственный университет с довольно высокой стоимостью обучения – Университет итальянской Швейцарии, но и здесь стоимость обучения не идет ни в какое сравнение со стоимостью обучения в английских и американских учебных заведениях. К тому же в Швейцарии добиться стипендии намного легче, чем в любой англоязычной стране, и гранты больше. Если в Англии или США грант снизит стоимость обучения, то в Швейцарии он покроет и расходы на проживание.

  • США

В разных странах правом устанавливать плату за обучение в государственных высших учебных заведениях наделяются различные учреждения. В США такие органы варьируются от штата к штату и могут включать губернатора, законодательные организации, отдел по управлению государственным образованием или частные учреждения.

В зависимости от качества американского образования следуют и цены на обучение. Учеба в университетах США обойдется в сумму, начинающуюся от 20 тыс. долларов в год. Так, стоимость образования в знаменитом Массачусетсском технологическом институте колеблется от 30 до 60 тыс. долларов (в зависимости от факультета) в год.

Уровень стоимости обучения сильно зависит и от потребностей экономики в тех или иных специалистах – такой мониторинг регулярно проводит правительство. И если существует большой спрос, государство может частично или даже полностью профинансировать обучение по востребованной специальности (например, существует множество программ переквалификации медицинских работников со стопроцентным покрытием расходов на обучение).

В университетах США разработана и целая система материальной поддержки успешных студентов, не справляющихся со своими финансовыми обязательствами перед вузом. Таким студентам выделяется специальная помощь, дотации, кредиты, стипендии, гранты. Поэтому, несмотря на то, что стоимость обучения в США довольно высокая, американское образование в настоящее время является не только одним из самых качественных, но и востребованных.

  • Франция

Стоимость обучения во французских вузах одна из самых низких в Европе и составляет от 150 до 300 евро в год. При этом университетские аналитики предполагают, что качество образования во французских университетах может ухудшиться, если финансирование не будет увеличено. Поэтому перспектива повышения стоимости обучения в стране также обсуждается, но с оглядкой на опыт других европейских стран. Так, конференция ректоров французских университетов пришла к выводу, что цены за обучение надо поднимать, но в качестве противовеса следует увеличить и стипендиальные фонды. Глава конференции Л. Фогель пояснил, что если решение о более высокой оплате будет принято, то студенты из малообеспеченных слоев населения должны стать объектом самого пристального внимания с точки зрения их социального самочувствия, как и в целом сама проблема доступности высшего образования*.

Как видим, одной из главных проблем для национальных правительств при определении «цены вопроса» является такое распределение затрат между студентами и государством, чтобы при повышении стоимости сохранялись гарантии доступности образования для студентов из уязвимых слоев общества.

В России такие механизмы еще только формируются. В частности, речь идет об образовательном кредите: как известно, Минобрнауки с 2008-2009 года проводит соответствующий эксперимент, в котором сегодня участвуют порядка сотни вузов. Правда, судя по скудной информации в прессе о ходе эксперимента, количество студентов, пожелавших учиться в кредит, в России совсем невелико (да и вузов-участников этого пилотного проекта немного – в общей сложности лишь десятая часть всех российских высших учебных заведений). Небольшое число студентов-заемщиков вполне объяснимо. При всех льготных ставках и процентах условия получения («завязанные» на количество баллов ЕГЭ при поступлении в вуз или академическую успеваемость) и особенно последующей выплаты образовательного кредита для будущего молодого специалиста остаются обременительными. В течение десяти лет после окончания вуза ему придется отдавать от четверти до половины ежемесячной заработной платы (учитывая, сколь низка оплата труда молодых специалистов, особенно в бюджетной сфере). Кроме того, к концу 2013 года эксперимент должен завершиться, и какая на его основе появится в России модель образовательного кредита – совершенно не ясно. Так что возможный аргумент – «учиться в кредит» – для огорошенных новыми ценами родителей и абитуриентов, мягко говоря, будет неубедителен. Не говоря уже об оформлении образовательного займа в не участвующих в эксперименте коммерческих банках под предлагаемые 11‑12 процентов.

Если подвести итог… Понять мотивы и аргументы государства, пошедшего на столь резкий рост стоимости обучения, конечно, можно. Однако, наверное, надо бы было предварительно создать и некие защитные социальные механизмы. А их фактически нет. Какова будет дальнейшая «образовательная стратегия» семей в ближайшие годы, просчитать несложно. Как отметил один очень уважаемый ректор, родителям придется «натаскивать своих детей на бюджетное поступление». Другое дело, что количество бюджетных мест в вузах, по всей видимости, тоже будет сокращаться. Такой вывод следует даже не из нашумевшего (и позже дезавуированного) заявления Дмитрия Ливанова, сделанного им только-только перед назначением на пост министра образования, о сокращении в два раза количества бюджетных мест в вузах (чтобы повысить финансирование оставшихся). Нет, есть иной информационный источник – это проект федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об образовании» и Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (в части совершенствования формирования государственного задания на подготовку лиц с высшим профессиональным образованием за счет средств федерального бюджета)». В документе предлагается изменить ныне существующий еще с советских времен норматив общей минимальной численности студентов, обучающихся в вузах за счет средств федерального бюджета, со 170 студентов на 10 тыс.населения на норматив «800 человек на 10 тыс. населения в возрасте от 17 до 30 лет». При этом в пояснительной записке к законопроекту вполне логично объясняется целесообразность нового норматива «демографической ямой». В записке приведены и прогнозные цифры Росстата о численности населения различных возрастных категорий, которые «показывают значительное сокращение численности населения в возрасте 17‑30 лет: 2011 год – 31,145 млн. человек; 2013 год – 27,312 млн. человек; 2016 год – 23,557 млн. человек; 2020 год – 18,971 млн. человек. При этом общая численность населения Российской Федерации уменьшится незначительно».

Так вот, если провести несложные арифметические вычисления исходя из предлагаемых законопроектом нормативов, то в результате, как ни крути, снижение бюджетных мест в вузах все-таки «имеет место быть». Например, сравните: в 2011-2012 годах количество бюджетных мест в вузах фактически не снижалось и составило чуть более 490 тыс. По новым нормативам количество бюджетных мест (округленно) может быть следующим: в 2013 году – 218 тыс., в 2016 году – 185 тыс., в 2020 году – 151 тыс. Конечно, и количество молодых людей в целом будет снижаться вследствие продолжающейся демографической «ямы». Однако доступнее бесплатное высшее образование для «подрастающе-убывающего» поколения россиян тоже не станет. Так что «натаскивать детей», как посоветовал ректор, видимо, придется. Посчитать бы, в какую копеечку это обойдется российским «домохозяйствам»…

*Использованы источники:

  • Kenneth Corbin. College tuition prices continue to rise in 2011‑2012 // www.worldwidelearn.com/education-advisor/indepth/college-tuition-prices-rising-report.html
  • http://en.wikipedia.org/wiki/Tuition_fees_%28UK%29
  • http://www.guardian.co.uk/education/2012/jan/02/highereducation-reforms-failure
  • http://www.topuniversities.com/world-university-rankings/how-usetop-universities-course-fees-tables
Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: стоимость обучения, воронежский государственный университет, волгоградский государственный университет, ТОГУ (г. Хабаровск), зарубежный опыт, акцент, ао-56

Похожие материалы:
Есть ли шанс у российских университетов?
Особенности работы международных отделов зарубежных вузов
Smart Society? Smart Society…
Архитектурное образование в США
Профессиональная роль куратора
Игорь Реморенко: «Поиск стратегий развития образования идет во всем мире»
Опыт взаимодействия вузов и бизнеса
Высшая школа Европы: уроки кризиса
Российское и зарубежное медицинское образование
Будущее университетов: желаемое и возможное

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 3 (111) 2019

Рынок труда не ждет. Жёсткие сроки и быстрые перемены – такова «повестка дня» на ближайшие пять-шесть лет. Для сферы ДПО – тем более. «Место, которое Россия будет занимать в глобальном миропорядке к 2050 году, определяется тем, что будет происходить в 2018-2024 гг. в наших детских садах, школах, колледжах и университетах, в сфере непрерывного образования», – подчеркивают специалисты Центра стратегических разработок и НИУ ВШЭ в совместном докладе «Двенадцать решений для нового образования». По мнению участников круглого стола, организованного издательством «Аккредитация в образовании» при поддержке информационного агентства «Интерфакс», реальные возможности для преобразований имеются. Вопрос в том, «можем ли мы в меняющейся среде эффективно готовить людей, не только выполняющих определенные функции, но и вызывающих доверие производимыми изменениями»…
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
ТЕХНООПТИМИСТЫ ПРОТИВ ТЕХНОСКЕПТИКОВ: МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОРУМ «ОТКРЫТЫЕ ИННОВАЦИИ» ПРОЙДЕТ В «СКОЛКОВО»
VIII Международный Форум инновационного развития «Открытые инновации» состоится с 21 по 23...
В Высшей школе экономики пройдет X Международная российская конференция исследователей высшего образования
В Высшей школе экономики пройдет X Международная российская конференция исследователей высшего...
V Всероссийский студенческий форум «Инженерные кадры - будущее инновационной экономики России»
Поволжский государственный технологический университет приглашает вас принять участие в работе V...
Всероссийская конференция "Дошкольное образование-Урал: лучшие программы, практики и технологии"
Всероссийская конференция "Дошкольное образование-Урал: лучшие программы, практики и технологии"...
Десятая всероссийская выездная школа педагогов и директоров в Москве
Десятая всероссийская выездная школа педагогов и директоров в Москве пройдет с 27 октября по 1...
Из журнала
#106Дайджест № 106 «Аккредитация в образовании»
#99Новосибирский юридический институт (филиал) ТГУ готовит востребованные кадры
#110Кадровый потенциал Чукотки
#108Дайджест № 108 «Аккредитация в образовании»
#101Моздокский механико-технологический техникум готовит квалифицированные кадры
Информационная лента
15:20RusNanoNet: ученые АлтГУ и ИВМ СО РАН реализуют уникальный проект
14:48Российский фонд фундаментальных исследований и Образовательный Фонд «Талант и успех» объявляют о проведении совместного конкурса на лучшие проекты фундаментальных научных исследований
12:27ВГУЭС участвует в дискуссии о школьном образовании на ВЭФ
08:51ВЭФ-2019: СВФУ представил проекты в сферах медицины, IT и наноматериалов
16:29Министр науки РФ Михаил Котюков предлагает поднять планку