Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

Проблемы подготовки научных кадров

Двигателем прогресса во все времена был креативный класс, и кадры высшей квалификации являются его вершиной. Поэтому, если не говорить о проблемах и ничего не делать, мы никуда не продвинемся и не решим те задачи, которые намечены по модернизации и техническому развитию страны.

Просмотров: 5456

Семь раз отмерь, один – отрежь?..

Согласно данным Росстата, средний возраст кандидатов наук в нашей стране сегодня составляет чуть более пятидесяти трех лет, а докторов наук – почти семьдесят лет. Около 60 процентов профессоров в составе кафедр государственных и муниципальных вузов старше шестидесяти лет, более половины доцентов – старше пятидесяти. Особняком стоит другой факт: в 2011 году контрольные цифры приема в аспирантуру за счет средств федерального бюджета по очной форме обучения запланированы с сокращением в 5,3 тыс. человек. Главные причины этому связывают с низкой эффективностью подготовки аспирантов и их высоким отсевом. Каким образом не просто не растерять, а сохранить и приумножить научный потенциал страны, обсуждали 23 марта в Общественной палате РФ участники круглого стола «Подготовка кадров высшей квалификации как средство обеспечения модернизации в Российской Федерации».

Новые вызовы

Контрольные цифры приема в аспирантуру в 2011 году запланированы с сокращением в 5,3 тыс. человек. Однако правильно ли «отрежут»? Ведь прогнозированием потребностей страны в кадрах высшей квалификации никто не занимается.

Организатор и ведущий круглого стола, ректор Томского политехнического университета, член Комиссии по науке и инновациям Общественной палаты Петр Чубик начал заседание с постановки главных вопросов, которые беспокоят профессиональное сообщество:

– Принято решение о повышении стипендии аспирантам и докторантам, о продлении срока обучения в аспирантуре по техническим специальностям, о массовом переходе с этого года на уровневую подготовку кадров, которая дает возможность использовать обучение в магистратуре как некую предтечу аспирантуры. Но достаточно ли этого для существенного повышения эффективности аспирантур? Даже если все принятые меры сработают, что делать с остальными несостоявшимися кандидатами наук? Сегодня для них три года аспирантуры – это только две строчки в трудовой книжке без начисления трудового стажа.

В опубликованном для общественного обсуждения проекте закона «Об образовании в Российской Федерации» вводится новый уровень высшего профессионального образования – подготовка научно-педагогических кадров, к которым отнесены аспирантура и ординатура. Это означает, что аспиранты, наряду с выполнением научно-исследовательской работы, будут учиться. Если так, то чему? Будет ли разрабатываться соответствующий федеральный государственный образовательный стандарт? Если это будет отдано на откуп учебным заведениям, аспирантура в разных университетах будет еще более разной по качеству.

Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года предусматривает подготовку не менее 10 тыс. аспирантов ведущих зарубежных университетов. Но, выполняя диссертации в других странах, будут ли они своими исследованиями повышать конкурентоспособность России? Самое главное: а что дальше? Вот они вернутся в Россию… Чтобы через какое-то время поступить в докторантуру для подготовки еще одной диссертации – докторской? Или все-таки не вернутся, чтобы просто не тратить время на написание еще одной диссертации?

Как реализовать массовую внутрироссийскую мобильность аспирантов? В США и многих других странах есть два золотых правила: не учить в аспирантуре своих учеников и не брать выпускников своей аспирантуры на работу. Способны ли мы применить подобный подход?

Как скоро диссертационным советам ведущих вузов страны будут переданы функции принятия решений по присуждению ученых степеней при сохранении за Высшей аттестационной комиссией права выборочной экспертизы диссертаций и наделении ее правом закрытия диссертационных советов при нарушениях в их работе?

И последний вопрос. Как обеспечить высокий конкурс в аспирантуру, чтобы была возможность отобрать действительно самых способных и талантливых? Конечно, есть простой путь – уменьшить контрольные цифры приема в аспирантуру. Но это тупиковый путь, мы же понимаем.

Пособие по безработице не выход

Проект резолюции Общественной палаты РФ по итогам заседания круглого стола Комиссии по науке и инновациям «Подготовка кадров высшей квалификации как средство обеспечения модернизации в Российской Федерации» включает пять предлагаемых мер.

• Прогнозирование потребностей страны в кадрах высшей квалификации в целом и в разрезе научных специальностей, сфер деятельности (вузы, научные организации государственных академий наук, отраслевая и корпоративная наука, промышленность), субъектов Российской Федерации, разных возрастных категорий.

• Приведение количества мест в аспирантуре по разным научным специальностям в соответствие с потребностями экономики страны.

• Повышение социального статуса и социальной поддержки аспирантов и молодых ученых.

• Создание государственной программы развития мобильности аспирантов и докторантов как внутри страны, так и за ее пределами и – как необходимое для этого условие – рассмотрение перспектив перехода на одноуровневую подготовку кадров высшей квалификации в соответствие с Болонским процессом и Зальцбургскими принципами подготовки PHD докторантов.

• Предоставление ведущим вузам страны права присуждения ученых степеней.

Председатель Высшей аттестационной комиссии Михаил Кирпичников отметил, что для модернизации страны, безусловно, нужны кадры очень высокой квалификации. Другой вопрос – сколько их необходимо.

По его словам, за пятнадцать лет после распада Советского Союза в три раза увеличилось количество аспирантов, но число ученых, которые должны воспитывать кадры высшей квалификации, уменьшилось в три с половиной раза. Во многом это связано с массовизацией высшего образования и увеличением числа вузов. Причем дисбаланс возник в том числе из-за аккредитационных показателей, касающихся профессорско-преподавательского состава. Как показывает практика, число кандидатов наук в результате увеличилось, а роста числа докторов не произошло.

– Ясно, что это произошло только за счет падения качества подготовки. В Советском Союзе у нас было около 700 высших учебных заведений. Сегодня с филиалами в России их более 2 тыс. Если мы дадим возможность всем диссертационным советам сегодня принимать окончательные решения по поводу защиты диссертаций, мы получим в год не 30 тыс. диссертаций, как сегодня, а 500 тыс., – отметил Михаил Кирпичников.

Сегодня ВАК как общественная организация не может влиять на создание аспирантур и диссертационных советов. То есть общественно-государственный характер аттестации кадров в нашей стране на законодательном уровне никак не закреплен. Правом регулировать деятельность советов наделено соответствующее управление Рособрнадзора.

По мнению выступающего, между системами подготовки и аттестации кадров высшей квалификации необходима эффективная обратная связь.

Тогда станет возможной передача персональной аттестации конкретным организациям, причем это должен быть четко выверенный процесс.

Чтобы дать начало этому направлению, Президенту России Дмитрию Медведеву адресовано обращение, подписанное ректорами планируемых пилотных участников эксперимента – Московского и Санкт-Петербургского госуниверситетов и председателем ВАК.

– Еще один важный вопрос касается спектра специальностей, по которым готовятся научные кадры: половина из них – из области общественных и гуманитарных наук, в то время как страна столкнулась с проблемами технологической модернизации, – отметил Михаил Кирпичников.

Ситуацию с подготовкой кадров высшей квалификации выступающий сравнил с произошедшим в начальном и среднем профессиональном образовании: когда в середине 90-х практически все техникумы и некоторые ПТУ стали колледжами, что повлекло за собой потерю системы подготовки квалифицированных рабочих кадров.

– Первое, что надо сделать, если мы говорим о технических и естественных науках, конечно, обеспечить материально-техническую базу, на которой будут работать и готовиться аспиранты. Я не противник эксперимента повышения зарплаты в Российской академии наук. Но это не решает главной проблемы. Человек, который пришел в естественные и технические науки, нуждается в серьезном оборудовании, а когда мы повышаем зарплату за счет того, что замораживаем все остальные траты – на приборы и прочее, она превращается в хорошее пособие по безработице, – заявил председатель Высшей аттестационной комиссии.

Аспирантские 2,5 тыс. рублей в месяц, по его мнению, и вовсе смешная сумма. Ее нужно поднять хотя бы до прожиточного минимума. Другая часть заработка будущего ученого должна складываться за счет выигранных грантов и лотов научной группы, к которой он принадлежит.

Ученый = менеджер?

Как отметила представитель Департамента федеральных целевых программ и проектов Минобрнауки России Надежда Сальникова, «если мы хотим повысить число инновационно активных людей, они должны не просто заниматься наукой, но еще и знать, как получить дополнительное финансирование, как обеспечить себе и своему коллективу пристойное существование».

– Это не значит, что каждый ученый должен стать менеджером, но в какой-то мере это действительно так. Иначе, каким образом выявить лучших? – пояснила свою позицию Надежда Сальникова.

В рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы в прошлом году в научных исследованиях приняли участие почти 57 тыс. высококвалифицированных исполнителей – более 15 процентов общего числа научных сотрудников нашей страны. Среди них 41,5 тыс. человек – молодые ученые и студенты. Однако ведущий заседания Петр Чубик отметил, что в этой программе уделяется мало внимания аспирантам:

– У нас 140 тыс. аспирантов, за 20092010 год поддержали только 4 тыс. человек. Это менее 3 процентов.

Целью программы является привлечение к 2013 году в сферу науки и высоких технологий около 12 тыс. высококвалифицированных специалистов. Каким образом можно добиться планируемого результата? Прежде всего, необходимо увидеть за каждым таким специалистом человека, а не просто средство для достижения цели, скрывающееся в федеральной целевой программе за словом «кадры», – считают участники круглого стола.

– С этим словом желательно уже прекращать работать и на смену ему привнести что-то более человеческое, – предложил Олег Алексеев, вицепрезидент Фонда «Сколково», главный управляющий директор по образованию и исследованиям.

Инновации по рублю

В основе развития инновационного потенциала лежит законодательное обеспечение научной деятельности. Участниками дискуссии неоднократно упоминался ФЗ №94 от 21 июля 2005 года «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Закон о госзакупках препятствует созданию реальных конкурсов на научно-исследовательские разработки, так как прописанные в нем правила приводят к ценовому демпингу со стороны слабых коллективов. В качестве анекдота – основанного, правда, на реальных событиях – ученый секретарь Парламентского центра Совета Федерации Федерального собрания РФ «Наукоемкие технологии, интеллектуальная собственность» Валерий Севостьянов рассказал о том, как конкурс на разработку системы «Электронная Москва» выиграла малоизвестная организация, которая заявила, что сможет выполнить работу всего за один (!) рубль.

Возможности ФЗ №217, позволившего вузам и НИИ учреждать малые инновационные предприятия, пока признаются многими экспертами нереализованными.

– К сожалению, мы не используем тот потенциал, которым обладают наши вузы в плане развития малых предприятий. КПД этой правовой новации чрезвычайно мал, – отметил Валерий Севостьянов.

Задачу гармонизации законодательства в области присвоения ученых степеней в России также еще только предстоит решить. Позиция председателя ВАК Михаила Кирпичникова, например, состоит в приравнивании нашей кандидатской диссертации и PHD с сохранением докторской степени как самостоятельной. Валерий Севостьянов заметил, что PHD и степень кандидата наук не вполне равноценны в глазах мирового сообщества, в то время как абсолютно всеми признается превосходной наша степень доктора наук.

Развить исследовательскую жилку

На заседании не было представителей бизнеса. И их отсутствие вполне красноречиво. Как заметил ведущий круглого стола Петр Чубик, работодатели, как правило, говорят о том, что им нужны инновационно активные кадры, но совсем не обязательно обладающие научной степенью. Хотя, по мнению Петра Чубика, между остепененностью и инновационным мышлением специалиста есть значимая корреляционная связь.

Валерий Севостьянов, впрочем, привел и два обратных примера:

– Томас Альва Эдисон, основатель «General Electric» – как вы понимаете, не самой слабой компании на Западе в области применения наукоемких технологий, – как-то умел обходиться всю жизнь без диплома о высшем образовании. Еще один пример – не так давно прошла процедура вручения вузовского диплома основателю «Microsoft» Биллу Гейтсу.

Президент международной общественной организации «Союз социальной защиты детей» Нина Ларионова обратила внимание участников круглого стола на необходимость развития таланта будущих исследователей, начиная со школы. Последние пять лет организация активно работает по инновационным программам поиска и выявления одаренных школьников, внося свою толику в воспитание будущих изобретателей.

– Задатки ученого закладываются уже с детства, и самое ранее выявление талантов, развитие исследовательской жилки – задача, которую могли бы выполнять и общественные организации.

Каков прогноз?..

Говоря о грамотной организации научной работы, ведущий заседания Петр Чубик привел в пример опыт Китая:

– В этой стране проблем с конкурсом в аспирантуру нет, потому что профессор в Китае – очень прилично оплачиваемая должность. Кроме того, заниматься наукой еще и очень престижно. У профессора должно быть примерно 10-15 аспирантов. И он работает, что называется, до седьмого пота.

В нашей стране, при сокращении приема аспирантов в этом году на 5,3 тыс. человек, прогнозированием потребностей в кадрах высшей квалификации никто не занимается. По словам Петра Чубика, в Минобрнауки РФ нет структуры, в компетенции которой были бы непосредственно научно-педагогические кадры.

В подготовленной по итогам заседания резолюции этот пункт в числе других, безусловно, будет отражен. Затем, утвержденный Советом Общественной палаты, документ предполагается разослать в Правительство России и заинтересованные ведомства.

– Во все времена в любой стране двигателем прогресса был креативный класс, и кадры высшей квалификации являются его вершиной. Поэтому, если не говорить о проблемах и ничего не делать, мы никуда не продвинемся и не решим те задачи, которые намечены по модернизации и технологическому развитию экономики страны, – отметил в своем заключительном слове Петр Чубик.

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: аспирантура, ВПО, с места события, ао-47

Похожие материалы:
Развитие инженерного образования и его роль в модернизации
Концепция нового закона об образовании
Марк Агранович о состоянии российского образования
Качество образования зависит не от статуса вуза
Плюсы и минусы законопроекта «Об образовании в РФ»
Заседание Аккредитационной коллегии Рособрнадзора
Smart-экспертиза – новый тренд аккредитации
Альтернативный «Стандарт» или альтернатива «Стандарту»?
Поддержка научной и инновационной деятельности
Современный студент: подрабатывает или «подучивается»?

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 3 (111) 2019

Рынок труда не ждет. Жёсткие сроки и быстрые перемены – такова «повестка дня» на ближайшие пять-шесть лет. Для сферы ДПО – тем более. «Место, которое Россия будет занимать в глобальном миропорядке к 2050 году, определяется тем, что будет происходить в 2018-2024 гг. в наших детских садах, школах, колледжах и университетах, в сфере непрерывного образования», – подчеркивают специалисты Центра стратегических разработок и НИУ ВШЭ в совместном докладе «Двенадцать решений для нового образования». По мнению участников круглого стола, организованного издательством «Аккредитация в образовании» при поддержке информационного агентства «Интерфакс», реальные возможности для преобразований имеются. Вопрос в том, «можем ли мы в меняющейся среде эффективно готовить людей, не только выполняющих определенные функции, но и вызывающих доверие производимыми изменениями»…
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
Из журнала
#98Гусь-Хрустальный технологический колледж успешно внедряет дуальное обучение
#94Челябинский государственный институт культуры – лидер интернет-олимпиады
#108Кубанский государственный университет физической культуры, спорта и туризма отметил юбилей
#96Опыт изменений системы ФУМО в СПО
#105Березниковский строительный техникум отметил шестидесятипятилетие
Информационная лента
09:50Вячеслав Воронин, ростовский ученый с мировым именем: Наука не имеет государственных границ
09:47Студенты СФУ предложат технические решения по безбарьерному доступу
09:45Конкурс для ученых по программе Фулбрайта
10:29Исследование мерзлоты и освоение Арктики принесёт ещё множество открытий
09:59Эксперт БФУ им. И. Канта рассказал о наиболее встречающихся в Калининградской области типах молний