Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

Марк Агранович о состоянии российского образования

Интервью с руководителем Центра статистики и мониторинга образования Федерального института развития образования Марком Аграновичем о состояии системы российского образования.

Просмотров: 2547
АГРАНОВИЧ Марк Львович – руководитель Центра статистики и мониторинга образования Федерального института
развития образования, исполнительный директор некоммерческого партнерства «Межрегиональная ассоциация мониторинга и статистики образования», кандидат экономических наук

Решительно и профессионально расставил акценты, подводя итоги, ведущий семинара, один из основных авторов доклада Марк АГРАНОВИЧ, ответивший на вопросы корреспондента нашего журнала.

– Марк Львович, аналитический доклад представляется общественности в пятый раз. Как вы считаете, о каком прикладном значении доклада можно говорить? Каковы ваши ожидания?

– На мой взгляд, может быть несколько вариантов прикладного использования результатов доклада. Первое, достаточно элементарное и простое заключается в том, что во всех программах, концепциях и т.д. присутствуют индикаторы и, соответственно, их целевые значения. Понимание того, какое значение того или иного индикатора у нас, какое оно в мире, к чему мы могли бы стремиться, что могли бы выбрать в качестве целевого значения обоснованно, а не взять с потолка, – вот это самое очевидное применение результатов доклада. Более того, в рекомендациях Минфина и Минэкономразвития России по подготовке докладов о результатах и основных направлениях деятельности субъектов бюджетного планирования – речь идет о бюджетировании, ориентированном на результат, – прямо написано, что одним из способов определения целевых показателей для тех или иных индикаторов являются данные других стран, данные международных сравнительных исследований.

Если говорить о втором варианте, то он более сложный. Он предполагает, что люди, которые формируют эти программы, концепции, стратегии развития, в результате наших исследований могут наглядно увидеть, куда мы идем. Куда мы идем? Куда движется весь мир, или поперек, или в сторону, или вообще неизвестно куда, укладываемся мы в общий тренд или не укладываемся? Например, в развитых странах – причем, чем более развитая страна, тем в большей степени это проявляется: люди, которые получили среднее образование – порядка 60 процентов, имеют в руках профессию. Причем не просто профессию, а подтвержденную сертификатом, который признается на рынке труда. Следовательно, они могут занять место на рынке труда, но не место чернорабочего – у них есть профессия. Поработав, они начинают понимать, что им надо. Или вообще ничего не требуется в дальнейшем – только короткие курсы.

У нас же все большая часть школьников остается в школе, т.е. получает так называемое общее среднее образование, которое ни для чего, кроме продолжения обучения, не подходит. То есть в свете тенденции, которая сейчас господствует в мире, мы движемся несколько поперек. Поэтому, когда мы планируем те или иные программы, разрабатываем те или иные стратегии, наверное, хорошо было бы посмотреть, каковы общемировые тенденции. Это второй момент.

Мировая практика подтверждает, что сейчас идет тренд на увеличение масштабов дополнительного профессионального образования. Поэтому выстраивать интересные вариативные – короткие, длинные, разные программы, которые были бы интересны взрослому населению, имеющему образование, – наверное, было бы гораздо лучшим и более эффективным и для страны, и для самих вузов.

Третий момент связан с тем, что уже при выработке каких-то решений, необходимо проводить свой собственный анализ и выявлять те проблемы, которые есть у нас по сравнению со всеми остальными. Таким образом, возникает возможность посмотреть на себя со стороны, потому что многих проблем мы не видим, когда «сидим на месте». Тем более что образование – это такая специфичная сфера, где, во-первых, нет аналитически обоснованных нормативов или объективных эталонов, их просто не существует, за исключением, быть может, санпиновских норм. Сколько должно быть учеников на одного учителя? Почему-то сказали 15. Почему не 14, почему не 25? Есть система и с таким, и с таким вариантом. Сколько должно быть учеников в классе? Сколько надо платить учителю? И так далее, и так далее. Все эти характеристики мы, тем не менее, задаем. Задаем их губернаторам – в системе оценки губернаторов. Откуда берутся эти характеристики? Наверное, правильно было бы посмотреть, что происходит в мире – в странах, близких нам по уровню развития, или в тех, на которые мы хотим быть похожи. Представленное исследование, на наш взгляд, дает возможность некоторого обоснованного понимания того, каковы наши проблемы, в чем мы сильны, в чем мы слабы. Однако это требует достаточно высокого уровня квалификации и предварительной подготовки, потому что «лобовые» международные сравнения, как правило, просто ошибочны, поскольку такие исследования предполагают владение довольно-таки сложной методикой.

– Какие выводы показались вам наиболее интересными, возможно, даже неожиданными в нынешнем исследовании?

– Принципиальных изменений с 2003 года не происходит. Изменение значений показателей, например, в той же самой доле иностранных студентов в России из стран «дальнего» и «ближнего» зарубежья имеет место быть. Вот структура тех стран, куда россияне едут учиться, – это было для меня неожиданностью. Среди этих стран – «даже» Хорватия, Индонезия, Чили, Румыния, Исландия и другие.

Тот факт, что резко увеличилась доля стран, которые никогда не славились своим высшим образованием – в числе тех, куда едут наши студенты, имеет несколько объяснений. Одно из них заключается в том, что мы, видимо, – в массовом порядке – не можем конкурировать за места в самых престижных вузах мира. Второе состоит в том, что, очевидно, по соотношению цена/качество наше образование уступает даже «средним» странам. Третье – боюсь, это первый шаг к эмиграции. Возможно, для многих обучение за рубежом – это начальная ступень профессиональной карьеры, тоже за рубежом.

– На какие выводы и данные исследования, по вашему мнению, должны обратить особое внимание органы управления образованием при выработке государственной политики в области образования?

Может быть надо, действительно, сделать нормальное, как во всем мире, продолжительное среднее образование с собственной задачей, потому что на сегодняшний день наше среднее образование решает только одну задачу – подготовка к обучению в вузе или ткхникуме.

– В первую очередь, продолжительность обучения! Тот факт, что наша средняя школа очень «короткая», фактически означает, что мы всех «гоним» в техникумы и вузы, где они потом должны будут получать то образование, которое должны были получить в средней школе. Объективно наш выпускник не выходит из средней школы не то что зрелым, но даже более-менее самостоятельным человеком, который уже может что-то делать на рынке труда. Есть такой термин «crowded out» – это вытеснение с рынка труда людей с более низким образованием. Это происходит не потому, что нет рабочих мест для этих людей, а потому, что эти места занимают люди с образованием, которого эти места не требуют. В России это явление принимает достаточно большой масштаб. В связи с этим, соответственно, возникает проблема: а нужно ли нам такое количество студентов в вузах? Может быть надо, действительно, сделать нормальное, как во всем мире, продолжительное среднее образование с собственной задачей, потому что на сегодняшний день наше среднее образование решает только одну задачу – подготовка к обучению в вузе или техникуме. Цифры общеизвестны, в нашей стране количество поступивших на первый курс превышает численность окончивших 11-й класс, а дальше, к сожалению, будет еще хуже – «демографическая яма». Это означает, что численность населения в возрасте обучения в вузах будет сильно падать, речь может идти о 40 процентах. Соответственно, вузы в борьбе за выживание будут принимать просто всех поголовно, я думаю, что они будут конкурентами с военкоматами.


  • Государство в развитых странах тратит на образование больше не только абсолютно, но и относительно. Россия по доле и величине государственных расходов на образование ближе к странам с низким уровнем экономического развития.
  • По уровню сформированности читательской компетентности, т.е. средствам приобретения новых знаний, выпускники нашей основной школы находятся на 37-40-х местах из 57 стран (причем наблюдается значимое ухудшение результатов по сравнению с 2000 и 2003 годами).

– На что бы вы как эксперт рекомендовали обратить особое внимание руководителям вузов, в свете представленного исследования, при выработке стратегии развития образовательного учреждения?

Если мы действительно хотим строить инновационную экономику, нам надо масштабно менять систему образования и масштабно, принципиально увеличивать уровень финансирования отрасли.

– Я думаю, что наш доклад не может дать прямых рекомендаций ректорам вузов, но понятно, и мировая практика это подтверждает, что сейчас идет тренд на увеличение масштабов дополнительного профессионального образования. Поэтому выстраивать интересные вариативные – короткие, длинные, разные программы, которые были бы интересны взрослому населению, имеющему образование, – наверное, было бы гораздо лучшим и более эффективным как для страны, так и для самих вузов. Это альтернатива тому, чтобы набирать двоечников, и потом делать вид, что ты им дал высшее образование, хотя к концу пятого курса такие студенты, пожалуй, и проценты считать так и не научатся.

– Как на фоне других стран выглядит сегодня российская система образования? Какова динамика изменений, происходящих в ней, – положительная или отрицательная?

– Мы примерно на том уровне, на котором мы должны быть, учитывая наш уровень экономического развития. Отсюда есть два вывода: первый – наше представление о нашем образовании как о самом лучшем в мире, вообще говоря, не подтверждается. И мы должны это понять и не рассказывать всем, как надо строить систему образования, ориентируясь на советский опыт, а, наоборот, смотреть, что происходит в мире. И второй вывод – если мы действительно хотим строить инновационную экономику, нам надо масштабно менять систему образования и масштабно, принципиально увеличивать уровень финансирования отрасли. Мексика и Чили – вот наши соседи по уровню экономического развития. Они тратят на образование, по крайней мере, профессиональное, больше чем Россия. По основным показателям образования – продолжительность, охват населения и т.д. – мы в целом на «своем» уровне и находимся. По качеству, может быть, – чуть выше, но это не принципиально. Действительно, результаты участия российских школьников в международных исследованиях качества образования PISA демонстрируют некоторое превосходство «наших». Но эти результаты, собственно говоря, оценивают, насколько человек готов к жизни, а не к обучению.

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: ВПО, марк агранович, с места события, ао-38, СПО

Похожие материалы:
Профессиональные эксперты в образовании
Владимирский сегмент наноиндустрии
«Образовательный кодекс России» прошел первое обсуждение
Отраслевым университетам поможет оптимизация
За диплом без аккредитации – дисквалификация или штраф
Электронное обучение для развития экономики
Качество образования зависит не от статуса вуза
Кадры для сервисной экономики
Заседание Аккредитационной коллегии Рособрнадзора
Закончен год, законотворчество продолжается

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 3 (111) 2019

Рынок труда не ждет. Жёсткие сроки и быстрые перемены – такова «повестка дня» на ближайшие пять-шесть лет. Для сферы ДПО – тем более. «Место, которое Россия будет занимать в глобальном миропорядке к 2050 году, определяется тем, что будет происходить в 2018-2024 гг. в наших детских садах, школах, колледжах и университетах, в сфере непрерывного образования», – подчеркивают специалисты Центра стратегических разработок и НИУ ВШЭ в совместном докладе «Двенадцать решений для нового образования». По мнению участников круглого стола, организованного издательством «Аккредитация в образовании» при поддержке информационного агентства «Интерфакс», реальные возможности для преобразований имеются. Вопрос в том, «можем ли мы в меняющейся среде эффективно готовить людей, не только выполняющих определенные функции, но и вызывающих доверие производимыми изменениями»…
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
Открыт московский этап всероссийского конкурса проектов технического творчества Rukami
В столице запущен этап всероссийского конкурса проектов технического творчества Rukami, финалисты...
Формирование профессиональных компетенций студентов в Камчатском филиале Российского университета кооперации
Камчатский филиал РУК является центром подготовки квалифицированных специалистов для...
Из журнала
#107Формирование современной модели подготовки кадров: мнение экспертов
#106Дагестанский государственный университет реализует онлайн-проект по поддержке и развитию русского языка в полиязычном культурном пространстве
#97Краснодарский архитектурно-строительный техникум готовит строителей будущего
#101Модель экспорта образования: совместные образовательные программы
#104Ученые ВСИЭМ работают над улучшением качества жизни населения Якутии
Информационная лента
09:50Вячеслав Воронин, ростовский ученый с мировым именем: Наука не имеет государственных границ
09:47Студенты СФУ предложат технические решения по безбарьерному доступу
09:45Конкурс для ученых по программе Фулбрайта
10:29Исследование мерзлоты и освоение Арктики принесёт ещё множество открытий
09:59Эксперт БФУ им. И. Канта рассказал о наиболее встречающихся в Калининградской области типах молний