Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

Уровневая подготовка. Российская действительность

Болонский процесс может показаться «безразмерным» подходом к реформе высшего образования, однако, его структура и практическое воплощение по своей природе открыты и гибки: этот «костюм» не только привлекателен, но и позволяет осуществлять многократную индивидуальную подгонку

Просмотров: 2084

Чтоб костюмчик сидел!...

«Болонский процесс может показаться «безразмерным» подходом к реформе высшего образования, однако, его структура и практическое воплощение по своей природе открыты и гибки: этот «костюм» не только привлекателен, но и позволяет осуществлять многократную индивидуальную подгонку».

Вот такая образная характеристика Болонского процесса – «драмы, в перспективе которой – совместный, титанический прорыв» – была дана в редакционной статье журнала «Высшее образование в Европе» еще в 2005 году.* Спустя два года, в 2007-м, уже Европейская ассоциация университетов (EUA) в своем докладе «Тенденции V» отмечает: «Растет осознание того, что важнейшим наследием Болоньи будет смена образовательной парадигмы на континенте. Высшие учебные заведения постепенно переходят от системы обучения, направляемого преподавателем, к центрированной на студенте концепции высшего образования».

ЦИФРА: Прием магистров к 2014 году должен составить 112, 7 тыс. бюджетных мест (при пропорции «выпуск бакалавров/прием магистров» – 3:1).

К 2010 году к «титаническому прорыву», происходящему на европейском континенте, привлечено внимание уже всего международного академического и экспертного сообщества: Болонскую систему обсуждают сегодня в США и Канаде. Например, один из последних обширных докладов, подготовленный американским Институтом политики в высшем образовании озаглавлен так: «Болонский клуб: чему десятилетие европейского строительства может научить высшее образование США», в Латинской Америке (выразившей заинтересованность в углублении совместных с Европой образовательных проектов), в Новой Зеландии и Австралии (где подготовлен ряд документов на уровне правительств, например, «Болонский процесс и Австралия: следующие шаги»). Интерес к болонскому клубу явно растет, и на первый всемирный Болонский форум (апрель, 2009), состоявшийся в Лувен-ла-Неве, кроме 46 стран-участниц Болонского процесса, прибыли представители еще 15 стран (Японии, Израиля, Египта, Китая и т.д.).

Россия, как известно, официально присоединилась к болонским инициативам в 2003 году. Однако дискуссии у нас явно затянулись. Хотя и в Европе есть свои скептики, однако, сравните, как говорится, «где они и где мы». Если в Европе на данном этапе реализации Болонского процесса заявлена уже, к примеру, практическая задача обеспечения для не менее чем 50 процентам каждой возрастной группы доступа к высшему образованию, у нас тезис «образование через всю жизнь» остается еще как задача будущего. Как, впрочем, и многие другие. Вот что пишет наш известный специалист В.И. Байденко: «Две опасности, по нашему мнению, подстерегают отечественные вузы. Первая – усеченные представления о болонских реформах. Вторая – это явно затягивающаяся полемика между «болоноскептиками» и «болонократами» российского толка» **. Причем российскому высшему образованию на самом деле грозит отнюдь не сам по себе Болонский процесс, вернее его «демонизировано-американизированная версия», имеющая хождение опять-таки из-за «усеченных представлений о болонских реформах». Автор выше приведенной цитаты продолжает: «Полагаем, российскому высшему образованию угрожают участившиеся проявления несбалансированной и неконтролируемой государством коммерциализации, интенсивным постулированием ценностей и установок «академического капитализма», превалированием организационно-экономических составляющих образовательных реформ, а вовсе не гуманистическая по природе своей ориентированность болонских преобразований». Кстати, действительно, в болонской «идеологии» постоянно и все настойчивее акцентируется ценность и миссия высшего образования именно как «общественного блага», а не «образовательной услуги».

ЦИФРА: Численность аспирантов в 2008 г. составила 147,674 тыс. чел; фактический выпуск - 33,670 тыс., в том числе с защитой диссертаций -8,831 тыс. чел. (26,2%)

Как бы то ни было, вслед за выставленной в прошлом году России (единственной из всех стран-участниц) оценкой «неудовлетворительно» за внедрение уровневой системы, государство решило принять срочные административные меры для ускорения процесса. Решением январской коллегии Рособразования, журнал подробно писал об этом в февральском номере (№36), были установлены жесткие сроки готовности российских вузов к переходу на уровневую систему – все необходимые внутривузовские документы должны быть готовы уже к 1 сентября 2010 года.

Представляем вниманию наших читателей заочный «круглый стол», на который редакция пригласила вузы, чей опыт по внедрению уровневой системы на январской коллегии Рособразования был признан как лучший в стране.

Сегодня эксперты называют целый ряд болевых проблем, которые так до конца и не решены в рамках реализации в России Болонского процесса, и, в частности, уровневой системы. Например, отсутствие «своего лица» у российской магистратуры, или отсутствие четкой координации между вузом и работодателем. Остро стоит вопрос готовности самих преподавателей к переходу на уровневую систему. Не менее важна проблема содержания, – а чем, собственно, «наполнить» новые образовательные программы?

И опыт вузов – участников редакционного «круглого стола» – интересен поиском оптимального решения этих проблем. Так, Томский политехнический университет рассказывает о принципах и методах проектирования образовательной программы, Нижегородский государственный технический университет – об организации магистерской подготовки, ориентированной на запросы работодателей, Московский государственный технический университет им. Баумана представляет уникальную программу повышения квалификации для вузовских специалистов, Дальневосточный государственный технический университет и Кемеровский государственный университет рассказывают в том числе и о том, как удалось «переломить» общественное недоверие к новой системе «бакалавр-магистр», и что именно вуз может сыграть в своем регионе решающую роль в положительном восприятии уровневой системы. Как верно было отмечено на одном из европейских семинаров, посвященных Болонье, – да, вуз не может управлять спросом, но он может и должен грамотно управлять предложением!

Примерная структура приема в высшие учебные заведения РФ в 2010 году***

*«Болонский процесс: 2007-2009 годы. Между Лондоном и Левеном/Лувен-ла-Невом» / Под науч. ред. В.И. Байденко. – М.: Иссл. центр проблем качества подготовки специалистов, 2009.

** там же.

*** По данным Минобрнауки о контрольных цифрах приема в 2010 году, озвученным на заседании коллегии 23.12.2009г.

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: зарубежный опыт, уровневая система подготовки, болонский процесс, ао-38

Похожие материалы:
Экспресс-форум: проблемы внедрения двухуровневой системы
Есть ли шанс у российских университетов?
Роль студентов в процессе гарантии качества
Сравнительный анализ национальных рамок квалификаций России и Казахстана
Обеспечение качества образования в Казахстане
Российское образование в контексте международных индикаторов
Есть ли шанс у российских университетов?
О приеме в магистратуру в вузах Азербайджана
Федеральный государственный образовательный стандарт для высшей школы
Молодые ученые: возвращаться или нет

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 3 (111) 2019

Рынок труда не ждет. Жёсткие сроки и быстрые перемены – такова «повестка дня» на ближайшие пять-шесть лет. Для сферы ДПО – тем более. «Место, которое Россия будет занимать в глобальном миропорядке к 2050 году, определяется тем, что будет происходить в 2018-2024 гг. в наших детских садах, школах, колледжах и университетах, в сфере непрерывного образования», – подчеркивают специалисты Центра стратегических разработок и НИУ ВШЭ в совместном докладе «Двенадцать решений для нового образования». По мнению участников круглого стола, организованного издательством «Аккредитация в образовании» при поддержке информационного агентства «Интерфакс», реальные возможности для преобразований имеются. Вопрос в том, «можем ли мы в меняющейся среде эффективно готовить людей, не только выполняющих определенные функции, но и вызывающих доверие производимыми изменениями»…
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
Из журнала
#110Кадровый потенциал Чукотки
#105Валерий Ефимов о глобальной трансформации высшей школы
#98Новый рейтинг российских вузов по результатам мониторинга эффективности – 2017
#102Опыт дуального обучения и перспективы его развития
#100Уральский ГАУ стал одним из лидеров аграрной науки страны
Информационная лента
09:50Вячеслав Воронин, ростовский ученый с мировым именем: Наука не имеет государственных границ
09:47Студенты СФУ предложат технические решения по безбарьерному доступу
09:45Конкурс для ученых по программе Фулбрайта
10:29Исследование мерзлоты и освоение Арктики принесёт ещё множество открытий
09:59Эксперт БФУ им. И. Канта рассказал о наиболее встречающихся в Калининградской области типах молний