Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

Плата плагиата

Прошлой осенью общество активно обсуждало информацию о том, что «списывание дипломов приняло уродливые формы». Но студенческие «игры», как выяснилось, давно затмили более серьезные явления. Сами ученые заговорили о кризисе в российской аспирантуре и докторантуре, о форме изготовления диссертаций «на заказ», о небывалой востребованности ученых степеней в среде чиновников.

Просмотров: 2595

Печально признавать, что не только в России, но и во всем мире диссертация превратилась в товар, особенно востребованный чиновниками и политиками

Прошлой осенью общество активно обсуждало информацию о том, что «списывание дипломов приняло уродливые формы». Но студенческие «игры», как выяснилось, давно затмили более серьезные явления. Вдруг сами ученые заговорили о кризисе в российской аспирантуре и докторантуре, о форме изготовления диссертации «под ключ», «на заказ», о небывалой востребованности ученых степеней в среде чиновников. Все это реалии времени, в котором мы живем. По мнению преподавателя Московского независимого математического университета, кандидата педагогических наук, члена-корреспондента Российской академии образования Александра АБРАМОВА, негативные факты есть не что иное, как проявления плагиата – разъедающей общество «растущей раковой опухоли, запускающей метастазы во все сферы жизни».

Чиновники «поумнели»

– Александр Михайлович, как вы объясните такое явление современной жизни, когда очень часто защищают диссертации люди, которые серьезно не занимались наукой и не собираются это делать в перспективе?

– Вы ведете речь о госплагиате, то есть, как я это более конкретно и жестко называю, о явлении массового участия государственных служащих в неподобающих действиях при полном попустительстве госструктур. Сфера деятельности – производство кандидатских и докторских диссертаций, написание разнообразных статей и книг, даже включая фундаментальные монографии. В последнее время российские чиновники катастрофически «поумнели». Количество защищенных ими кандидатских и докторских диссертаций, вышедших в свет книг, полученных премий (в том числе правительственных и президентских) постоянно и быстро растет. Для доказательства этого факта и оценки масштаба бедствия достаточно провести не столь сложное журналистское расследование, результатом которого станет очень длинный список с известными фамилиями – своего рода Лига Ученых Чиновников, с изящной аббревиатурой ЛУЧ.

– Непонятно, как это происходит. Ведь для работы над диссертацией необходимо время. Неужели у чиновника среднего и высокого уровня его так много?

События в Германии разворачиваются на фоне еще более масштабного скандала с липовыми диссертациями в России. После ряда сообщений СМИ о плагиате и фактическом подлоге – ссылках на несуществующие работы в библиографии – в работах известных политиков и крупных общественных деятелей Министерством образования и науки РФ проведена масштабная проверка. В результате факты нарушений и фальсификаций были обнаружены в более чем 20 диссертационных работах. Их авторы могут лишиться ученых степеней кандидатов и докторов наук.

– В том-то и дело, что времени как раз нет, поэтому доля честно и профессионально выполненных ими научных работ априори не может быть велика. В большинстве случаев действуют другие схемы: диссертация либо выполнена на заказ, либо написана более или менее самостоятельно, но на скорую руку. Строго говоря, и в том, и в другом случае факт защиты диссертации следует рассматривать как заявление об уходе по собственному желанию с формулировкой «в связи с документированным фактом полного служебного несоответствия, доказанным наличием диссертации». В самом деле: если диссертация куплена, то совершен неподобающий поступок, дискредитирующий не только заказчика с исполнителем, но и власть. Если работа выполнена самостоятельно, то это показывает, что ответственный работник до определенной степени пренебрегал своими прямыми обязанностями – все-таки в сутках лишь двадцать четыре часа.

– Можно ли как-то повлиять на этот процесс, замедлить его?

– Печально то, что на явление защиты чиновником диссертации закрываются глаза. Руководство смотрит на подобные «шалости» подчиненных снисходительно, рассматривая их даже как своего рода поощрение, дополнительный бонус. Диссертационные советы во избежание неприятностей забывают о научной принципиальности, хотя установить непонимание и незнание диссертантом «собственной» работы довольно несложно при мало-мальски грамотной постановке вопросов соискателю. Есть совершенно объективный способ проверки авторства – проверка на детекторе лжи. Боюсь, однако, что в этом случае неизбежны массовые репрессии.

– Все знают, что в советское время защита диссертации давала ощутимую прибавку к зарплате. Сегодня это не так. Тогда что привлекает в таком случае начальственных диссертантов?

– У них есть два других более сильных стимула: повышение личностного статуса, что способствует карьерному росту, и подготовка «запасных аэродромов» по завершению бюрократической карьеры. Бывшие чиновники недопустимо часто становятся руководителями научных структур, вузов. Последействие «защит» проявляется и в иных формах: на основании достигнутого «научного прорыва» пишутся монографии, обретаются академические звания и премии. Полученные при этом гонорары – результат мошенничества. Но главный результат – системная ошибка: укореняется отрицательный кадровый отбор. Налицо и «воспитательный эффект» – студенты прекрасно знают о многочисленных «шалостях» взрослых дядь и теть с известными именами. В этих обстоятельствах призывы к отказу от  переписывания чужих работ и покупки дипломов не возымеют действия.

Мотивации «воровства идей»

– Нетрудно догадаться, что госплагиат не единственная форма социальной болезни. Ученая степень девальвирована, а по гуманитарным наукам просто никакого уважения не вызывает. Страдают ученые, реально двигающие науку. Ситуация очень серьезная. Каков ваш взгляд на проблему плагиата в целом, какова его природа?

Из редакций 23 журналов получены официальные ответы, опровергающие факт публикации статей, упоминаемых авторами проверяемых диссертаций (19 докторских и 6 – кандидатских диссертаций. – Прим. ред.). В частности, диссертанты указывали несуществующие публикации в журналах «Вестник РУДН» (40), «Вестник СФУ» (22) и более 20 других изданий. Процент неподтвержденных публикаций относительно заявленного в автореферате списка статей в периодических научных изданиях, рекомендованных ВАК, составляет от 33 до 100, при этом средний показатель – 73,9. В ходе проверки были выявлены 22 диссертации, по которым получены опровержения от организаций, что они выступали в роли ведущей организации или в роли организации, в которой выполнялась диссертация. Наконец, ни одна из проверенных диссертаций не может считаться «оригинальной и самостоятельно написанной», так как в них выявлены некорректные заимствования общим объемом до 87 процентов текста.

Из итогового доклада комиссии Минобрнауки РФ по проведению экспертной оценки диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, доктора наук, защищенных в совете Д212.154.01

– Я исхожу из определения, существенно расширяющего объем понятия: плагиат – это присвоение чужого авторства без ведома автора или по договоренности с ним. Такой подход позволяет отразить современные прогрессивные веяния. В последние десятилетия культура плагиата бурно развивалась, вовлекая в свою сферу множество фанатов. Сегодня это очень широкая область масс-культуры, формирующая новые нормы поведения.

– Что же делать? Как бороться?

– Задачи профилактики плагиата, отлова и наказания плагиаторов и их пособников очень важны: это часть актуальнейшей проблемы интеллектуальной собственности. Но поиск решения – весьма непростое дело.

Во‑первых, список предметов авторского права, пользующихся спросом, постоянно расширяется. Это тексты, разработки, технологии, бренды известных фирм и прочее. Во-вторых, рынок плагиата вовлек в свою сферу многих игроков, среди которых находятся очень влиятельные персонажи и структуры. Соответственно, гипотетическая система, противодействующая системе плагиата, должна представлять собой мощную и довольно многочисленную структуру. Наконец, в-третьих, возможности информационных технологий при розыске нарушителей конвенции (де-факто не существующей!) ограничены. В принципе, вложив немалые ресурсы, можно обнаруживать явные заимствования. Но обнаружить прямое воровство идей, поданных в модифицированных формулировках, много труднее.

– Вы смогли бы назвать причины, способствующие процветанию плагиата?

– Широкое распространение получил плагиат «по договоренности», или «по согласию» – молчаливому или явному, благодаря эффективной системе стимулов. «Обворованный» автор не заявляет о пропаже своего произведения (в этой ситуации можно говорить об авторизованном плагиате), потому что имеет сильную мотивацию – деньги или другие формы благодарности плагиатора за право пользования. Это средство самозащиты: готовность «отдаться» часто определяется зависимостью от посягателя (например, административной), стремлением избежать неприятностей. Наконец, встречаются и благородные мотивы. Автор, отчаявшийся от безуспешных попыток реализовать свои идеи, добровольно отказывается от своего права или ограничивает его в пользу пробивного человека, способного добиться результата. Формы плагиата «по договоренности» разнообразны. Скажем, заказные (и весьма неплохо оплачиваемые) диссертации, студенческие работы. Хороший спрос на услуги бригад «литературных негров», на что указывают фантастически крупные собрания сочинений некоторых авторов и недюжинные литературные таланты многих известных людей. Небольшие фирмы охотно идут навстречу «крупным хищникам».

Объединяет все формы непрозрачность. Это, в общем-то, обедняет бюджет. Партнеры после свершения акта плагиата «по согласию» скрывают свои доходы и расходы, нарушая тем самым налоговое законодательство.

– Очень многие официальные документы, приходящие из государственных структур, анонимны, авторы не указываются. Что вы скажете по этому поводу?

Глава ВАК Владимир Филиппов:

– …Все и сразу мы изменить не сможем, но начинать-то надо. Причем начинать надо в том числе и с ВАК, с ее экспертных советов. Ведь уже есть механизм, когда бизнесменов или госслужащих, политиков (то есть всех, кто не работает в вузе или в науке) обязательно вызывают на собеседование в экспертный совет ВАК. И если сейчас слишком часто происходит, по мнению общества, необоснованное присвоение научных степеней недостойным этого, значит, надо менять и людей, и механизмы работы экспертных советов ВАК.
Есть еще интересные, на сегодня даже  крамольные идеи. Например, на Западе не существует диссоветов в 20-30 человек, как у нас. Там создаются небольшие группы в 5-7 человек, которые с соискателем степени в течение нескольких часов беседуют, смотрят публикации, задают вопросы вроде экзаменационных по тематике диссертации – всячески дотошно пытают по существу. Если достоин – все 5-7 человек подписывают протокол, мол, годится. Люди, которые фактически присвоили ему эту степень, известны. Как нам приблизиться к этому механизму? У нас уже сейчас в рамках диссовета прежде, чем диссертацию принять к защите, создается группа из трех человек, которые рассматривают, принять или не принять ее к защите. Сейчас это во многом формальность, а надо сделать так, чтобы эти три человека гарантировали – это он писал диссертацию, вот наши подписи, вот протокол и т.д. …
Важно говорить с диссертантами, судить об их работе по их мыслям, исследовательским качествам. Подчеркиваю не на уровне ВАК, все это можно и нужно сделать на уровне диссовета. Надо переходить на личности. Это касается и диссертанта, и оппонентов, и руководителей.

Из журнала «Итоги»

– Очевидно, что почетное звание плагиатора может быть присвоено как физическому, так и юридическому лицу. По-видимому, существуют установки, в силу которых в ряде случаев замалчивание авторов вполне законно – произведение создано в порядке исполнения служебных обязанностей. Вряд ли, однако, имеющаяся система продумана в полной мере. И дело не только в проблеме интеллектуальной собственности. Анонимность вечно неизвестных разработчиков государственных документов порождает полную безответственность: за ошибки (в том числе и фундаментальные) никто не отвечает. На мой взгляд, правильнее было бы на этапе обсуждений будущих решений публиковать список авторов проекта (исключение – документы, составляющие государственную тайну).

Плагиат – это страшное зло. Деяние, которое попадает под действие Уголовного кодекса по статьям о воровстве, мошенничестве,  шантаже, вымогательстве, подкупе, превышении служебных полномочий. В плагиате «по согласию» виновны обе стороны, для каждой из них должна быть обозначена своя мера ответственности. Впрочем, прецеденты в рассмотрении подобных судебных дел не известны.

Безнаказанность гарантирована?

– Плагиат дискредитирует звание ученого, пятнает честь тех исследователей, для которых служение науке составляет смысл всей жизни. А в чем заключается его общественная опасность?

– Здесь несколько причин. Плагиат – это простейшее решение, не требующее ни профессионализма, ни труда, ни стремления к преодолению трудностей, ни творчества. Произведенная при этом «продукция» – это, как правило, откровенная халтура. Соответственно, доля псевдодеятельности в национальном продукте растет. Миллионы человекочасов расходуются впустую. Растет и число псевдодеятелей, псевдоученых. «Творческий сговор» – очень соблазнительное решение. Зачем тратить силы и годы на творческие муки, если можно просто заплатить? Безнаказанность практически гарантирована. Но дурной пример заразителен. При вовлечении новых и новых участников возникает настоящая эпидемия, развращающая общество в целом.

– Аналогичные ситуации имеют место и в цивилизованных странах: например, в Германии. Но там уже нашли способ, как бороться с липовыми диссертациями. У них работает волонтерский Интернет-проект по проверке научных трудов на наличие плагиата. Как сообщают СМИ, некоторые политики уже лишились академических званий и даже мест в парламенте. В поле зрения VroniPlag (новый Википроект) попала и федеральный министр образования Аннетта Шаван, защитившая диссертацию в 1980 году. Но, несмотря на давность лет, совет философского факультета Дюссельдорского университета все-таки лишил ее степени кандидата философских наук, и она вынуждена была уйти в отставку. У нас же обнаружено даже «поточное производство» фиктивных диссертаций, а утешиться можно пока только рекомендациями, которые содержит итоговый доклад комиссии Минобрнауки РФ, проводившей экстренную экспертную проверку.

– Очень надеюсь, что великий почин бывших федерального министра обороны Германии господина Гуттенберга и министра образования Аннетты Шаван, а также президента Венгрии Пала Шмита найдет многочисленных приверженцев в нашей стране и последует цикл заявлений об отставке чиновников, защитивших сомнительные диссертации.

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: александр абрамов, ученые степени, наука, актуальное интервью, ао-62

Похожие материалы:
Эпоха физики: актуальное интервью
Наука – главная стратегия развития
Российская аспирантура в кризисе?
Образовательные стандарты. Гуманитарный аспект
Как измерить «гранит науки»?
Как повысить эффективность российской аспирантуры?
Интернет поможет ВАК бороться с плагиатом
Создание школы XXI века надо начинать заново
Путь один – к новым исследовательским формам
Создание школы XXI века надо начинать заново

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 5 (113) 2019

Науки юношей питают? Аспирантура - кузница научных кадров или формальность? Достаточны ли усилия, предпринимаемые руководством страны для развития вузовской науки? На эти и другие вопросы ответили ректоры и студенты, учёные и общественные деятели. Центральной темой «АО - 113» стала российская наука, а номер (надеемся) - получился современным и своевременным!
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
От «лоскутной» автоматизации к цифровому университету
Стоит ли ввязываться современному университету в цифровую трансформацию или можно обойтись...
СГСПУ как Самарская долина
О научно-исследовательской работе Самарского государственного социально-педагогического...
Из журнала
#110Кто ты в атомной отрасли? Try a Skill! Профессиональные пробы как эффективная форма профориентации
#103Отраслевая наука в большом долгу у практики
#108Образовательные стандарты: проверка временем
#111Опыт профессиональной переподготовки специалистов в области дизайна
#105Определены самые медиаактивные ректоры российских вузов
Информационная лента
11:41В России планируется проведение исследования «PISA для школ»
09:36Якутия – один из центров развития цифровых технологий
15:20RusNanoNet: ученые АлтГУ и ИВМ СО РАН реализуют уникальный проект
14:48РФФИ объявит конкурс на лучшие проекты фундаментальных научных исследований
12:27ВГУЭС участвует в дискуссии о школьном образовании на ВЭФ