Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

Госзакупки в образовании. Проблемы реализации закона

Федеральный закон «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (ФЗ №94) действует в нашей стране уже шесть лет. Однако вопросов по его использованию у тех, кто размещает заказы и берется их выполнять, не становится меньше. Большой сегмент субъектов правоприменения этого закона находится в системе образования. О сложностях применения закона зашла речь на заседании круглого стола, проведенного Комитетом Госдумы РФ по образованию.

Просмотров: 5129

Вопрос на триллион

Пресловутый федеральный закон «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (ФЗ №94) действует в нашей стране уже шесть лет. Однако вопросов по его использованию у тех, кто размещает заказы и берется их выполнять, не становится меньше. Большой сегмент субъектов правоприменения этого закона находится в системе образования. И немудрено, ведь обязанность работать по этому закону легла на все образовательные учреждения, находящиеся в ведении государства.

Много вопросов к ФЗ №94 возникает еще и потому, что Президент РФ Дмитрий Медведев в своем послании Федеральному Собранию осенью прошлого года признался: на госзакупках, которые регулирует этот закон, разворовывается триллион рублей! Тут уж впору говорить о необходимости ставить препоны тем, кому «слишком комфортно» работать по закону, и тем, кто использует его, как кормушку. Но о коррупции на заседании круглого стола, проведенного Комитетом Госдумы РФ по образованию, говорили не столь много, как о сложностях применения самого закона.

Закон один на всех

Признаться, за последние несколько лет на разного рода собраниях представителей вузовской общественности приходилось слышать совершенно не похожие друг на друга мнения о реализации ФЗ №94. Звучали как откровенные возгласы непонимания, так и в ответ им снисходительные реплики а-ля «чего тут непонятного?». Но, так или иначе, учреждения образования различных уровней (и, соответственно, финансовых возможностей) находятся в неравных условиях, и некоторым из них действительно сложно придерживаться буквы закона при формировании и размещении заказов. Иные просто делают массу ошибок и сразу привлекают внимание контролирующих органов, например, антимонопольной службы, неизбежно обрекая себя на выплату штрафов за ненароком совершенные нарушения. Но штрафами правильно людей работать не научишь, поэтому и решили в российском парламенте собрать представителей образовательных учреждений, чтобы выслушать их проблемы и дать возможность поделиться друг с другом опытом. Перед круглым столом в Комитете по образованию Госдумы внимательно рассмотрели предложения, поступившие по теме из субъектов РФ, Минэкономразвития, Минобрнауки, Федеральной антимонопольной службы, Российской академии образования и других заинтересованных ведомств. Подготовка к мероприятию была основательной, поскольку обсуждение проблем и наработки должны повлиять на новые нормы, которые готовит на смену ФЗ №94 Минэкономразвития.

Специфика сферы образования заключается в том, что закон распространяется как на крупные учреждения – например, университеты, так и на небольшие – школы и детские сады. Работать им приходится по одному закону, делая закупки на совершенно не сравнимые суммы. Если одних заботит то, как на выделенные средства приобрести качественные продукты для нескольких десятков подопечных, то другие могут беспокоиться о качестве оборудования для исследований, стоимость которого исчисляется миллионами рублей.

Не в выигрышной позиции

Предваряя дискуссию, круглый стол открыл своим выступлением заместитель директора Департамента федеральных целевых программ и проектов Министерства образования и науки РФ Дмитрий Гужеля. В первую очередь он перечислил сложности и особенности, которые возникают при реализации ФЦП в области образования. Сегодня таких в своей сфере Минобрнауки реализует прямо или косвенно свыше десятка.

Одна из серьезнейших проблем в работе с федеральными целевыми программами связана с жесткой конкуренцией на образовательном рынке. Несмотря на то, что зачастую образовательные учреждения выходят на старт с большим опытом в отдельных типах и видах работ, конкурировать им с коммерческими организациями – даже с теми, которые совсем не имеют наработок, – очень сложно. Конечно, чтобы как-то оградиться от фирм-однодневок, жаждущих заработать на госконтрактах в сфере образования, в рамках ФЗ №94 можно варьировать, задавая особые критерии качества, например, разрабатывать особые условия при формировании технических заданий к контрактам. Однако некоторые моменты, как признался Дмитрий Гужеля, не удается обойти, и связаны они с ограниченностью отдельных статей закона. Хотя в нем, надо сказать, в последнее время и появились некоторые послабления, позволяющие Министерству образования и науки РФ улучшить качество выполняемых работ. Например, научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки теперь позволяют привлекать единого поставщика.

Дмитрий Гужеля остановился на проектах, связанных с разработкой программ обучения, а они составляют значительную долю всех проектов, реализуемых в рамках ФЦП. Странная ситуация возникает в деле повышения квалификации и проведения обучения по этим проектам, их апробации. Реализация таких проектов обычно ограничена сроками, например, временем, отведенным программе. Отсюда – несколько этапов их реализации.

– На первом этапе, – объясняет Дмитрий Гужеля, – в рамках ФЗ №94 мы отбираем какое-то бюджетное учреждение, которое побеждает в этом контракте. Оно разрабатывает некую программу – образовательную или повышения квалификации, далее в соответствии с контрактом вынуждено провести обучение в каком-то количестве субъектов РФ, при этом обязано по условиям контракта или по необходимости привлечь другие бюджетные учреждения, находящиеся на территории этих регионов и обладающие кадрами для реализации программ. Мы приходим к тому, что совершенно не укладываемся в отведенные сроки, и первое бюджетное учреждение вынуждено отказаться от участия в конкурсе. Тогда вместо него в конкурсе появляются менее квалифицированные коммерческие организации. За последние два года насчитывается более 30 проектов, в ходе реализации которых возникали подобные сложности.

В офсайде, таким образом, оказывались даже признанные гранды в области повышения квалификации: например, Высшая школа экономики, Московский институт стали и сплавов, Медицинская академия им. И.М. Сеченова и Академия повышения квалификации работников образования.

Новая ФЦПРО предусматривает проекты, в которых за несколько лет должна быть повышена квалификация большого количества специалистов. Например, нужно подготовить более 10 тыс. профессионалов в области компьютерных технологий. Кто их будет готовить: уважаемое образовательное учреждение или околообразовательная фирма? В ближайшие год-два проектов рынку образовательных услуг может быть предложено более 50, и цена вопроса по ним – многие миллионы рублей. Выход из ситуации руководитель Департамента федеральных целевых программ и проектов Минобрнауки видит в дополнении ст. 55 закона пунктом, позволяющим бюджетным учреждениям привлекать единого поставщика в случае реализации разработки программ, их апробации и проведения обучения.

В федеральном законе «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» от 21 июля 2005 года, №94:
закреплен порядок расходования средств бюджетными учреждениями;
установлен порядок размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд;
–  установлен исчерпывающий перечень требований к участникам размещения заказов;
введен аукцион как наиболее прозрачная форма размещения заказа.
С момента принятия закона изменения в ФЗ №94 вносились 25 раз.

В силу своей порядочности

Директор Департамента развития федеральной контрактной системы Минэкономразвития РФ Ольга Анчишкина в своем выступлении поставила под сомнение необходимость латания дыр в старом ФЗ №94. Переписать его невозможно, считают в представляемом ею министерстве, в котором, собственно, и создали специальный департамент – по развитию федеральной контрактной системы. Именно эта система, по замыслу министерства, должна прийти на смену ФЗ №94. Хотя сам по себе он не исчезнет, а инкорпорируется в новое законодательство.

Прежде всего, считают в Минэкономразвития, начать необходимо с прогнозирования и планирования государственных закупок. Их объемы и структура должны быть публично обоснованы. Сейчас этого нет. Госзаказ приобретает публичность только на этапе размещения, когда закончилось планирование и выделены лимиты. В таких условиях у государства нет механизмов, которые позволили бы внятно ответить на вопрос: а позволят ли товары, оборудование и услуги обеспечить решение задач, поставленных программами?

С другой стороны, более ответственной должна быть и процедура исполнения государственного заказа. Ведь сейчас, по словам Ольги Анчишкиной, не рассматриваются, не оцениваются и не сопоставляются полученные по госконтрактам результаты и плановые задания, лежащие в основе бюджетных ориентировок. В стране почти 300 тыс. заказчиков федерального, регионального и муниципального уровней по своему усмотрению и в силу своей порядочности расходуют государственные и муниципальные средства, не имея внятных, единых и понятных процедур. На одной только непорядочности, как отмечает президент страны, мы теряем триллион рублей. Отсутствие деятельного контроля над выполнением контракта вносит свою лепту в желание погреть на госзакупках руки. И система такого контроля, уверена Ольга Анчишкина, должна быть выстроена. За счет публичности этапов это должен быть, наряду с профессиональным, и общественный контроль.

Новая среда должна позволять различные процедуры размещения заказов. Вполне понятно, что государство закупает разные товары, услуги и работы. И закупать их на основе одних и тех же процедур, преимущественно аукционных, слишком просто. Через типовые конкурсные аукционные процедуры вполне можно приобретать товары, которые стандартизированы, типизированы, присутствуют на открытом рынке. С другой стороны, есть целый ряд закупок, в которых предквалификация имеет существенное значение, поскольку важны надежность поставщика и гарантии исполнения государственного контракта. Должны учитываться, уверена Ольга Анчишкина, контрактные риски – их надо вычленять и планировать, и вообще – нужно разработать процедуры учета контрактных рисков и работы с ними. Должна быть проработана и процедура расторжения контракта. Ведь такие факты есть, но для них не предусмотрена официальная процедура. Возможность расторжения контракта оставлена на усмотрение заказчика или исполнителя, что и становится источником коррупции.

– Заключая контракт, и заказчик, и поставщик должны понимать, при каких условиях он может или должен быть пересмотрен, – объясняет Ольга Анчишкина. – То же самое относится и к демпингу, с которым постоянно приходится сталкиваться заказчикам и поставщикам. Он приводит к невыполнению контракта. И мы должны в рамках нового законодательства предусмотреть процедуры борьбы с демпингом, тем более, международное модельное законодательство их знает.

ФАС закон почти устраивает

Заместитель начальника Управления контроля размещения государственного заказа Федеральной антимонопольной службы Татьяна Демидова отметила, что при размещении заказов в сфере образования контролирующий орган основные проблемы видит в области НИР и НИОКР. По этому, без преувеличения больному вопросу был даже подготовлен законопроект о внесении изменений в закон о размещении заказов. Его согласовали с ФАС, Минэкономразвития, Минобрнауки и направили в Правительство РФ, где он благополучно «пропал».

Сейчас предпринимаются попытки разработать новые предложения по законопроекту. Изначальный же вариант предполагал установить новые виды требований к участникам размещения заказов, такие, например, как наличие опыта выполнения аналогичных работ, что позволило бы, уверены в ФАС, «увеличить» профессионализм исполнителей.

– Что касается прочих видов размещения заказа на работы и услуги, то, на наш взгляд, этот вопрос не до такой степени болезненный, – убеждена Татьяна Демидова. – Зачастую то, что не касается закупки товаров, в большей части подпадает под возможность размещения заказа в виде конкурса. Все, кто применяют процедуры, прекрасно знают, что в качестве критериев оценки есть качество квалификации участников размещения заказа, поэтому странно слышать высказывания о том, что закон не учитывает качество выполняемых работ, а оговаривает только предлагаемую цену. Закон указывает, чтобы все требования к качеству, которые заказчик хочет увидеть, он изначально устанавливал в документации конкурса или аукциона.

От недобросовестных поставщиков Татьяна Демидова предлагает активнее спасаться механизмами защиты, которые предусматривает ФЗ №94. Остановилась она и на проблеме трудозатратности при подготовке документации о торгах, на которую ссылаются очень многие заказчики. В ФАС согласны с тем, что должны быть разработаны формы основных типовых контрактов, для того чтобы не изобретать велосипед дважды, трижды, четырежды и т.д. А такие прецеденты встречаются повсеместно, когда каждый заказчик тратит время на подготовку документации по закупке, например, канцелярских принадлежностей – тех, которые приобретались уже много раз.

Согласны антимонопольщики и с существованием проблем, касающихся расторжения государственного контракта. В настоящее время предусмотрены два его варианта: либо по соглашению сторон, что не всегда бывает возможным, либо в судебном порядке, что растягивает процедуру, как минимум, на полгода. ФАС предлагает для решения этих вопросов рассмотреть механизм создания межведомственной комиссии – коллегиального органа, состоящего из представителей не только контролирующего ведомства и субъекта, но и федеральных органов исполнительной власти.

По поводу вопроса о возможности привлечения соисполнителей по контракту, Татьяна Демидова объяснила, что сегодня, в соответствии с нормами не только законодательства о размещении заказов, но и закона «О защите конкуренции», заказчик не имеет права требовать исполнения каких-то работ лично, за исключением НИОКР. Он не может устанавливать запрет на привлечение подрядчиков. То есть, как объяснила представитель ФАС, по всем контрактам исполнители имеют право привлекать подрядные организации на те виды работ, которые им необходимы.

Относительно федеральной контрактной системы Татьяна Демидова отметила, что ее построение – задача комплексная, которую сегодня решают Бюджетный, Гражданский и Градостроительный кодексы, а также иные законодательные акты и федеральные законы в соответствующих сферах. Создать единый федеральный закон, который бы учитывал все особенности во всех областях, очень сложно.

Пока же ФАС продолжает вносить предложения по доработке действующего законодательства. Так, она выступила с предложением к Министерству финансов РФ рассмотреть вопрос о возможности переноса бюджетных средств, оставшихся у заказчика, на декабрь, на его последние числа и о возможности заключения контрактов по этим договорам в течение первого квартала следующего года.

Председатель думского комитета по образованию Григорий Балыхин обратился к Татьяне Демидовой с вопросом о том, почему существует такая большая коррупционная составляющая при применении ФЗ №94. Ведь он сам, по своей сути, должен был стать преградой для коррупции?!

– Если говорить о коррупции, связанной так или иначе с качеством выполняемых работ, – ответила на вопрос Татьяна Демидова, – то закон о размещении заказов не содержит никаких в данной части противоречий или несуразиц, которые влекут поставку некачественной продукции. Но есть проблемы непосредственно в законодательстве, регламентирующем соответствующую сферу. Например, если мы коснемся строительства, у нас все хорошо на стадиях проектирования и размещения заказа, потому что проектная документация прошла экспертизу, проведены торги, определился исполнитель. У нас нет практически никаких законодательных актов, которые бы четко регулировали порядок приемки работы. Вот где начинаются откаты за то, чтобы приняли работы ненадлежащего качества. Заказчику тоже выгодно закрыть глаза на качество из-за нежелания судиться, страха потерять денежные средства. И говорить о том, что коррупционные проблемы возникают из-за 94-го закона, наверное, не совсем корректно. Если до вступления в действие закона о размещении заказов коррупция возникала именно на стадии заключения контрактов, то с его применением большая часть коррупции ушла непосредственно в исполнение работ, в подтасовку итоговых документов.

Качество при снижении цены

Начальник управления образования Вологодского района Вологодской области Тамара Попова остановилась на проблемах, с которыми сталкиваются муниципалитеты. Так, при закупке продуктов для дошкольных учреждений и учреждений, работающих в круглосуточном режиме, фактически нет возможности выбора тех продуктов, которые необходимы с точки зрения качественных характеристик. Тамара Попова призналась в том, что на муниципальном уровне они пытаются добиться сохранения качества продуктов при снижении их цены в рамках поставок. Иногда сделать это удается.

«ФЗ-94 не предполагает системного взаимодействия заказчика и бизнеса. Это разовая, случайная сделка со случайным человеком по единичному поводу, и его, возможно, заказчик не увидит второй раз. А если такая логика, о каких дополнительных подтверждениях квалификации, гарантиях поставки, борьбе с демпингом может идти речь? Даже если заказчик видит демпинг, он не имеет права запросить подтверждение о возможности выполнить данный заказ при такой стоимости и сроках. Мы допускаем, что, возможно, у поставщика есть товар на складе и ликвиды, а может, у него нет вообще ничего, и мощностей нет».
Ольга АНЧИШКИНА, директор Департамента развития федеральной контрактной системы Минэкономразвития РФ.

– Федеральная антимонопольная служба приставляет к нам своих людей, – рассказывает Тамара Попова. – На нас жалуются, что мы предъявляем завышенные требования к подрядчикам. Кроме того, затратна по времени процедура согласования, отчего удлиняются сроки исполнения заказа.
Мы считаем, что возможен уведомительный характер контролирующей организации о выборе поставщика. Нельзя не сказать о ситуации, когда уже на этапе приема котировочной заявки мы обнаруживаем заведомо ложные сведения. Законодатель не регламентирует действия заказчика, как и не дает однозначного ответа в случае расторжения контракта. Неохотно предприниматели идут на заключение долгосрочных контрактов на поставку продуктов питания в связи с инфляцией. Мы вынуждены – где это возможно – использовать заключение контрактов по одноименной группе товаров до 100 тыс. рублей в квартал. Однако работа с номенклатурой трудоемка в части неоднозначности отнесения товаров к одной из ее групп или подгрупп. На наш взгляд, сумма предельного размера расчетов наличными деньгами в РФ между юридическими лицами по одной сделке, установленная Центробанком, должна быть увеличена со 100 тыс. хотя бы до 150 тыс. Это нам позволило бы развернуть деятельность и эффективно использовать имеющиеся бюджетные средства.

Также представительница Вологодской области вспомнила ст. 72 Бюджетного кодекса РФ, которая ориентирует на заключение контрактов в пределах выделенных лимитов бюджетных обязательств. Возникают проблемы у муниципалитетов по оплате коммунальных услуг, ведь сегодня немногие из них в состоянии оплатить 100-процентную потребность по «коммуналке». Поэтому контракты заключаются на объем денежных средств. Сложно договариваться с поставляющими организациями, они не идут на заключение контрактов по лимитам, выделяемым в сфере образования. А в случае задержки поступления бюджетных средств, начинается «террор» со штрафными санкциями и угрозами отключения.

В выступлении было уделено внимание и трудовым ресурсам, которым приходится работать с ФЗ №94. Сегодня средний возраст руководителя муниципального образовательного учреждения – 50 лет. Это хорошие специалисты, прекрасно организующие образовательный процесс. Но они, уверяет Тамара Попова, совершенно непрофессиональны в исполнении ФЗ №94. И муниципалитет к каждому образовательному учреждению не может приставить юриста, с тем чтобы не совершались ошибки. А они очень дорого обходятся должностным лицам муниципальных бюджетных учреждений в части нарушений, в том числе ФЗ №94. КоАП РФ предусматривает штрафные санкции до 30 тыс. рублей, а должностной оклад руководителя образовательного учреждения Вологодского муниципального района составляет 4 тыс. Штраф превышает оклад в семь с половиной раз. Один раз оштрафуют руководителя, и дальше он вряд ли захочет работать.

Что нам впихивают?

«Нам приходится покупать то, что нам впихивают», – так выразился начальник Управления образования Юрьев-Польского района Владимирской области Андрей Миловский, говоря о практике работы по ФЗ №94. По мнению чиновника, основная задача закона – дать возможность заказчику получить соотношение ожидаемых результатов к конечным. И в детские учреждения должно поступать то молоко, которое полезно детям. Но когда во Владимирской области начали обозначать условия по приобретению молочных продуктов на основе цельного молока, ФАС предупредила, что нельзя выставлять такие требования. Андрей Миловский поддержал идею Ольги Анчишкиной о разработке отраслевых характеристик стандартных товаров. Если они будут качественно подготовлены, тогда и проблем станет меньше, с молоком в том числе.

Также Андрей Миловский предложил рассмотреть возможность введения государственной пошлины при обжаловании результатов конкурсов и тендеров в уполномоченный орган. Это снизило бы поток необоснованных жалоб на действие и бездействие как заказчика, так и органов, операторов, специализированных организаций. Сегодня сутяжников по госзакупкам хоть отбавляй. Пошлина поставила бы барьер перед теми, кто обращается в суд из принципа, даже будучи неправым. В заключение Андрей Миловский выступил за ужесточение на государственном уровне финансовой ответственности недобросовестных поставщиков, число которых множится.

«Зачастую проблема с качеством возникает из-за того, что заказчик изначально при формировании документации устанавливает минимальные требования, которым может соответствовать все, что угодно. Написали: «стул». Какой стул – не написали: деревянный, офисный, с колесиками или без. Получили любой стул, вплоть до табуретки. И заказчик должен быть доволен, потому что он ничего не обозначил другого. Необходимо профессионально устанавливать требования к качеству поставляемого товара».
Татьяна ДЕМИДОВА, заместитель начальника Управления контроля за размещением государственного заказа ФАС.

Заместитель начальника Управления контроля размещения государственного заказа ФАС Татьяна Демидова пояснила, что антимонопольная служба в своем проекте федерального закона о госзакупках тоже предлагает ввести госпошлину при подаче жалобы. Она будет возвращена в случае признания жалобы обоснованной. Это предложение согласовывается, в том числе с Министерством финансов РФ.

В концепции проекта федерального закона о госзакупках ФАС выступает и за то, чтобы включать в реестр недобросовестных поставщиков сведения не только о юридическом лице, но и о физлицах, не исполнивших договоренности. Таким образом любая вновь созданная фирма, исполнительным директором которой является гражданин, включенный в реестр недобросовестных поставщиков, не будет допускаться до участия в торгах.

Ректор Российского химико-технологического университета имени Д.И. Менделеева Владимир Колесников уверен, что в законе есть и плюсы, и минусы. Особенное внимание он обратил на демпинг цены.

– Бывают случаи, когда стоимость ремонтных работ с 5 млн. рублей падает до 2, – объясняет Владимир Колесников. – И ничего сделать нельзя – контракт есть контракт. Формально все чисто по бумагам, но на деле приходят неквалифицированные рабочие, начинают делать ремонт, и понимаешь, что ты «попал». Мне лично жаль коллег, руководящих школами и учреждениями начального образования. Может быть, им дать свободу на выделяемые небольшие деньги? Одно дело – университеты, в которых фигурируют крупные средства – миллиард, полтора, два. У них есть юридические службы, службы маркетинга и менеджмента – они справятся с требованиями законов. Но тем коллегам, которые в летний период что-то закупают на миллион, какое-то послабление должно быть. В моем понимании их вообще можно было бы от этого закона в принципе освободить.

Замолвил слово Владимир Колесников об аварийных и чрезвычайных ситуациях, во время которых бывает легко допустить ошибки в контрактах. Например, в вузе был случай, когда в декабре между двумя корпусами прорвало 50-метровую трубу. За окном 25 градусов мороза, и перед ректором встает вопрос: информировать ли 25 декабря, в канун новогодних праздников, о предстоящих работах ФАС или сразу начать ремонт? Порядок действий в нестандартных ситуациях, наверняка, должен быть предусмотрен. Если в случае с трубой действовать в строгом соответствии с буквой закона, систему отопления можно надолго вывести из строя.

Аттестат на «туалетной» бумаге

«На чем сфокусирована контрактная система? На обоснованности государственных расходов. Выстраивается грамотный этап планирования и прогнозирования расходов государства и муниципалитетов».
Ольга АНЧИШКИНА, директор Департамента развития федеральной контрактной системы Минэкономразвития РФ.

Заместитель директора Департамента образования Ярославской области Ольга Калугина в свою очередь привела не менее живописный пример работы по ФЗ №94. Она рассказала о свежем случае, когда в области был выставлен на аукцион лот по приобретению аттестатов о среднем образовании.

– В прошлом году бланк аттестата стоил 82руб. Начинаем проводить мониторинг цен текущего года. Фирмы присылают расценки, по которым готовы выступить на аукционе: 82, 84, 79 рублей. Запрашиваем цену у Гознака, который отвечает: мол, не ваше дело, с какой выступим ценой, это коммерческая тайна. Выставляем 2 млн. 400 рублей, идет аукцион. В результате, побеждает Гознак с ценой 37 рублей за один бланк. Получаем документы. Если сравнивать приложение к аттестатам прошлого года за 82 рубля и нынешнее за 37 рублей, видишь большую разницу. Даже визуально они отличаются всем: и знаками, и степенью защиты, и цветовой гаммой, и орнаментом. Когда позвонили на Го-знак, там ответили: «Твердых требований нет, герб есть, защита есть, обязательный текст есть, а дальше – процедура по упрощению и снижению цены». В итоге мы имеем документ государственного образца строгой отчетности, исполненный практически на писчей бумаге. А потом наши выпускники придут в приемные комиссии, которые вполне могут заподозрить их в фальсификации документов.

Директор Кириевской школы-интерната Тульской области Алексей Аксёнов высказался за введение механизма межведомственного сплочения при решении целого ряда вопросов.

– Поступает, например, письмо или распоряжение Главного санитарного врача Геннадия Онищенко о недопущении кормления детей такой-то рыбой определенного поставщика, молоком определенного производителя, – объясняет Алексей Аксёнов. – Мы же, комплектуя котировочное извещение, не можем указывать наименование производителя. Потому что это является грубым нарушением, которое я недавно совершил, и меня чуть не привлекли к уголовной ответственности за то, что я хотел знать, откуда же рыба поступает и откуда поступает молоко, чтобы обезопасить жизни моих подопечных. И даже определили мне на первый раз 5 тыс. рублей штрафа.

В подобной ситуации любой руководитель может оказаться, словно между молотом и наковальней.

Без привилегий

О возможности устанавливать требования к поставщикам говорила и директор Федерального государственного училища Олимпийского резерва, техникума г. Бронницы Московской области Наталья Шарабаева. Техникум готовит спортивный резерв для сборных команд страны. К слову, таких учебных заведений в России немало – 52 региональных и 8 федеральных. Озвученные Натальей Шарабаевой проблемы актуальны и для них, а также для специализированных детских спортивных школ, готовящих спортивный резерв.

– Наши юноши и девушки, выступающие на международных соревнованиях, работают с эксклюзивным спортивным инвентарем, – рассказала директор техникума.– Это не просто лодка или коньки, которые можно купить по минимальной цене. Это эксклюзивный инвентарь, имеющий свою массу, вес, характеристики и изготовленный из определенных материалов. Кроме того, многие технические международные комитеты по видам спорта сегодня предлагают сборным командам стран выступать на конкретном оборудовании с конкретными характеристиками. И поэтому для нас большая проблема, потому как, составляя техническое задание, мы не можем указать фирму-исполнителя. В прошлом году я обращалась к учредителю с просьбой разрешить нашему учебному заведению, которое готовит резерв по гребным видам спорта, приобрести лодки у того же поставщика, у которого закупает их олимпийская сборная России. Нам сказали, что такая привилегия дана только олимпийцам, а мы должны пользоваться параметрами, установленными федеральным законом № 94.

Такая же проблема у техникума возникает и при приобретении экипировки. Два года назад учебное заведение объявило конкурс о приобретении экипировки для ребят. Выиграл поставщик, который полностью подтвердил возможность исполнения технического задания. Заказчики старались прописать в условиях все мелочи, даже то, какими нитками должны быть прошиты швы. Казалось бы, учли все, что необходимо. Конкурс выиграла фирма, которая в два раза уменьшила цену. Но когда ее представителей попросили привезти образцы перед подписанием контракта, они предоставили такую экипировку, что без слез на нее, как признается Наталья Шарабаева, смотреть было нельзя. А заверяли, что у них есть опыт…

Где ты, победитель?

Начальник Управления материально-технического снабжения и торгов Московского авиационного института Александр Бувин коснулся темы заключения госконтрактов. Среди прочего он говорил о возможности разрыва контракта на случай, если победитель конкурса исчезает из поля зрения учебного заведения. Бывает и такое. Приходит время подписывать документы, а исполнителя нет. В этом случае заказчик не имеет права передать заказ участнику конкурса, занявшему второе место. И не может заново провести процедуру размещения заказа. Проблема разрешается только в суде. В результате, контракт вовремя не исполняется.

Начальник отдела планирования и организации закупок товаров, выполнения работ и оказания услуг МГУ им. М.В. Ломоносова Ольга Миронюк развила эту идею. Она предложила ввести для фирм, подающих заявки на участие в конкурсе поставок, критерий опыта: например, не менее года на рынке. Иначе недобросовестные поставщики – учредители и исполнительные фигуры «засветившихся» компаний – могут оформить новую организацию на своих родственников или знакомых, и ничто им не помешает вновь бороться за контракты.

Ольга Миронюк озвучила также проблемную ситуацию, когда, несмотря на прописанные в контракте торговые знаки и торговые марки поставляемого оборудования, поставщик наудачу пытается всучить технику, не соответствующую заявленным параметрам. И заказчику необходимо успеть, во-первых, выявить несоответствие, во-вторых, обратиться в антимонопольную службу, в-третьих, документально обосновать свои претензии. Поэтому Ольга Миронюк предлагает ввести штрафные санкции компаниям, представившим в своих заявках недостоверные сведения: по аналогии со штрафными санкциями для членов конкурсной комиссии, которые допустили заявку, не соответствующую законодательству.

Подключилась к обсуждению темы подробного описания технических заданий по закупкам директор Института управления закупками и продажами Высшей школы экономики Ирина Кузнецова. ФАС настаивает на том, что заказчика надо научить писать техническое задание. Якобы, если он напишет исчерпывающее ТЗ, то проблем у него с поставщиками не возникнет. Но ведь если тот станет указывать товарные знаки, марки и так далее, ФАС, наверняка, заявит о нарушении принципов конкуренции?!

– В прошлом году в Липецке местные врачи мне заявили о том, что не будут пользоваться закупленным шовным материалом при операциях, – рассказывает Ирина Кузнецова. – Только ФАС зашьем, пригрозили врачи. Потому что антимонопольщики отклонили ту заявку, позволяющую закупить материал, от которого швы у пациентов не гноятся. Заставили купить по более широким требованиям то, что дает большие осложнения в процессе лечения. Сколько таких «осложнений» возникает, если мы возьмем сферу образования? Индивидуализация государственного заказа в ФЗ №94 категорически не признается, потому что в любом случае ограничивает конкуренцию.

Вопрос о статусе автономных учреждений перед ФЗ №94 поднял исполняющий обязанности директора Института управления образованием Российской академии образования Евгений Малеванов. На примере РАО, которая по своему статусу является небюджетным учреждением и при этом остается бюджетополучателем, он рассказал о том, как автономные учреждения и попадают, и не попадают под действие закона о госзакупках. Однозначного мнения о том, должны ли автономные учреждения работать в рамках ФЗ №94, нет. Поэтому Евгений Малеванов просил конкретизировать их статус при развитии законодательства в сфере государственных закупок.

Готовится новая парадигма

Подводя итоги круглого стола, председатель думского комитета по образованию Григорий Балыхин согласился с тем, что невозможно «чинить» ФЗ №94. Хотя отметил, что нужно, конечно, вносить в него поправки и работать системно над законодательством в области создания контрактной системы. Пока альтернативы нет, государственным и муниципальным учреждениям образования придется работать по ФЗ №94, каким бы он ни казался – хорошим или плохим. Пожелания и претензии, прозвучавшие на круглом столе, должны быть включены в «новую парадигму законодательства о госзакупках», которой должна стать, по заверениям разработчиков, формируемая федеральная контрактная система.

«На чем сфокусирована контрактная система? На обоснованности государственных расходов. Выстраивается грамотный этап планирования и прогнозирования расходов государства и муниципалитетов».

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: ао-48, с места события, реформы образования, закон о госзакупках

Похожие материалы:
Модернизация педагогического образования в условиях перехода к федеральным образовательным стандартам
Законопроект "О федеральной контрактной системе": дебаты в Совете Федерации
Послание Президента: экономическая свобода школам
Система художественного образования в современных условиях
Концепция нового закона об образовании
Новый формат педагога
Интеграция образования, науки и экономики
Современный студент: подрабатывает или «подучивается»?
Победителей Интернет-олимпиады ждет суперфинал
Рекомендации ОЭСР по развитию инновационной системы

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 4 (112) 2019

Коммуникация. Как много в этом слове для нас с вами, уважаемые читатели, слилось. Что даёт последовательное и системное планирование, а, затем, и реализация коммуникативной составляющей своей деятельности? Человеку – чувство удовлетворенности своей жизнью; компании – культуру доверия и открытости; образовательной организации – успешное развитие информационной политики. Здесь, правда, без сюрпризов не обходится…
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
ТЕХНООПТИМИСТЫ ПРОТИВ ТЕХНОСКЕПТИКОВ: МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОРУМ «ОТКРЫТЫЕ ИННОВАЦИИ» ПРОЙДЕТ В «СКОЛКОВО»
VIII Международный Форум инновационного развития «Открытые инновации» состоится с 21 по 23...
Десятая всероссийская выездная школа педагогов и директоров в Москве
Десятая всероссийская выездная школа педагогов и директоров в Москве пройдет с 27 октября по 1...
Выставка «Образование и карьера. Наука и бизнес– 2019. Выставка рабочих профессий-2019» пройдет в Набережных Челнах
С 13 по 15 ноября в Набережных Челнах пройдет выставка «Образование и карьера. Наука и бизнес–...
Всероссийская конференция "Дошкольное образование-Урал: лучшие программы, практики и технологии"
Всероссийская конференция "Дошкольное образование-Урал: лучшие программы, практики и технологии"...
Десятая всероссийская выездная школа педагогов и директоров в Екатеринбурге
Десятая всероссийская выездная школа педагогов и директоров в Екатеринбурге состоится 6-9 октября...
Из журнала
#100Заокский университет дает качественное образование в христианской среде
#103Владислав Бородачев о первоочередных задачах развития НСК
#98Саратовский архитектурно-строительный колледж динамично развивается
#107Качественная подготовка специалистов в Приморском политехническом колледже
#104Ежегодная конференция ассоциации IREG состоялась в Бельгии
Информационная лента
15:20RusNanoNet: ученые АлтГУ и ИВМ СО РАН реализуют уникальный проект
14:48Российский фонд фундаментальных исследований и Образовательный Фонд «Талант и успех» объявляют о проведении совместного конкурса на лучшие проекты фундаментальных научных исследований
12:27ВГУЭС участвует в дискуссии о школьном образовании на ВЭФ
08:51ВЭФ-2019: СВФУ представил проекты в сферах медицины, IT и наноматериалов
16:29Министр науки РФ Михаил Котюков предлагает поднять планку