Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

«ЕГЭ» для бакалавров

Опыт уровневого образования есть у многих вузов. А опыта обучения по стандартам в компетентностом формате нет ни у кого – это абсолютно новая для нашей образовательной системы ситуация. На ее сложность накладывается отсутствие полноценной нормативной базы и специалистов по ее разработке.

Просмотров: 1623

Необходим инструмент для развития внутренней мобильности

Сегодня гость заочного круглого стола – Тверской государственный университет. В августе 2010 года этот коллектив стал победителем открытого конкурса Минобрнауки РФ по отбору программ развития инновационной инфраструктуры. Каким образом реализация университетской программы повлияет на развитие уровневой системы в вузе? Этот и другие вопросы мы задали Андрею БЕЛОЦЕРКОВСКОМУ, ректору, доктору физико-математических наук, профессору.

– Андрей Владленович, поздравляем с победой. Мы знаем, что университет имеет целый ряд серьезных проектов, помимо представленной на конкурс программы. Например, ТвГУ намерен и дальше активно укреплять свои позиции в международном образовательном пространстве, в том числе через привлечение иностранных студентов, развитие академической мобильности. Это потребует решения такого непростого аспекта, как внедрение кредитно-модульной системы…

– Часть нашей программы развития инновационной инфраструктуры посвящена внедрению новых образовательных технологий в основные и дополнительные образовательные программы. И одним из важнейших ее элементов является внедрение кредит-системы. Через пять-десять лет сегодняшние студенты должны будут заниматься профессиями, которые еще просто не придуманы. Термин «обучение взрослых» или «обучение в течение всей жизни», – отнюдь не теоретическое понятие, а острая и повседневная необходимость. Способность к самостоятельному критическому анализу, обучению и самообучению является одной из самых универсальных и важных компетенций, формируемых системой образования. В наибольшей степени развитию этой компетенции способствует кредит-система, как технология организации учебного процесса (чаще именуемая в нашей литературе кредитно-модульной системой). ФГОС третьего поколения регламентируют оценку трудоемкости освоения образовательных программ в зачетных единицах и формулируют требования к результатам (а не процессу) освоения программ, тем самым, по сути, провозглашая переход на кредит-систему. В то же время значительная часть академического сообщества рассматривает кредитно-модульную систему как еще одно иноземное «неизбежное зло», спущенное «сверху», осложняющее и без того непростую жизнь в условиях реформирования при сокращающейся ресурсной базе. Из-за этого в большинстве случаев модуляризация может быть реализована как простое «нарезание» образовательных программ на куски, а перевод из привычных часов в зачетные единицы – как пересчет из рублей в «условные единицы».

В действительности, кредит-система – при ее надлежащей реализации – сулит серьезные выгоды для вузов в нынешних условиях. Более того, в свое время она и была изобретена как технологический ответ на возникновение проблем, сходных с нашими сегодня.

Одной из острейших проблем сегодня является массовизация образования, когда в вузы поступает (а вузы принимают) около 80 процентов выпускников школ, в том числе и тех, кто совсем недавно считался неспособным к освоению вузовской программы. Эта тенденция сохранится и в ближайшие годы, только обостряясь с демографической ситуацией. В одной учебной группе, сохраняющейся до окончания обучения, оказываются люди с совершенно разными уровнями начальной подготовки, стилями и темпами освоения материала. В принципе, они должны двигаться различными, индивидуально подогнанными образовательными траекториями.

Другая проблема, связанная с первой, – высокий процент отсева. Во многом это результат поточно-групповой и линейной организации учебного процесса, когда достаточно отсутствия даже одного зачета по какому-либо предмету для пропуска сессии и автоматического отчисления. (Одновременно проблема «хвостистов», дополнительных сессий, бесконечных пересдач создает почву для коррупции.) По сути, традиционная технология организации учебного процесса не является студентоцентрированной (индивидуально-ориентированной) и вступает в противоречие с потребностями конкретного студента в выборе дисциплин, преподавателей и наиболее удобного для себя расписания.

Эти, как и многие другие вопросы, может решить кредит-система с индивидуально-ориентированной организацией учебного процесса. В ней, в отличие от поточно-групповой системы, потоки и группы создаются на один семестр для изучения конкретных учебных дисциплин под руководством конкретного, как правило, выбранного студентом, преподавателя, и каждый студент имеет индивидуальное расписание посещения групповых занятий. Может быть проведена некоторая аналогия между первыми технологиями массового производства автомобилей начала ХХ века – например, конвейером Форда: «вы можете заказать автомобиль любого цвета, при условии, что этот цвет черный» (аналог поточно-групповой организации) – и современными технологиями массового производства с индивидуальным заказом широкого спектра опций (индивидуально-ориентированная система). ТвГУ готов стать экспериментальной площадкой по внедрению реальной кредитно-модульной системы.

– В своем апрельском интервью нашему журналу вы отметили, что внедрение уровневой системы потребует активных усилий в области повышения квалификации профессорско-преподавательского состава. Однако Рособразование, намеревавшееся этот процесс координировать в рамках всей системы высшей школы, полгода назад было упразднено. Как вузы, в частности ТвГУ, решают сегодня эту проблему повышения квалификации ППС? Есть ли какие-то в связи с этим «пожелания-предложения» в адрес государственных структур, определяющих образовательную политику?

– Функции Рособразования переданы Министерству образования и науки РФ, и по окончанию переходного процесса реорганизации полный рабочий режим должен восстановиться. Так что неудобства в этой области носят временный характер. В то же время есть существенные, отнюдь не временные, системные проблемы. Требовать перехода на новые технологические рельсы от сотрудников можно только тогда, когда всем им будет предоставлена возможность пройти хорошо организованное и содержательное обучение: или переподготовку, или повышение квалификации. Сейчас нам всем предстоит именно такой шаг, а это должно подразумевать очень серьезную ресурсную поддержку. В то же время структуры, определяющие образовательную политику, этому аспекту, на мой взгляд, уделяют недостаточное внимание, и все передано на усмотрение вузов. Я нигде не видел ни расчетов, ни анализа потребностей в повышении квалификации ППС в масштабе страны в связи с переходом на новые ФГОС, ни оценки необходимых для этого ресурсов. Глядя на опыт европейских стран, выделяющих в процессе «болонизации» основные средства именно на переподготовку преподавателей и управленцев, создается впечатление, что мы опять прокладываем свой путь там, где уже есть проторенная дорога. Как университет-победитель конкурса программ развития инновационной инфраструктуры ТвГУ получил возможность использовать дополнительные средства на повышение квалификации преподавателей, но в несколько иной, хотя и пересекающейся области.

– Не столь давно в Финляндии пришли к мнению, что почти все выпускники финских вузов должны пройти рано или поздно именно магистерскую подготовку (из-за слабой востребованности бакалавров). ТвГУ также намерен расширять перечень магистерских программ. Готовы ли сотрудничать с университетом в данном случае крупные работодатели региона? Задаем этот вопрос еще и потому, что одной из проблем российской магистратуры называлась ее слабая нацеленность на запросы рынка труда...

– Финляндия является очень хорошим примером того, как огромное внимание, уделяемое обществом образованию (один из самых высоких в мире бюджетов на образование в процентах от ВНП), приводит к быстрому инновационному развитию всей страны. Финляндия, как и другие страны-лидеры инновационного развития (например, Япония или Южная Корея), фактически перешла на всеобщее высшее образование. Мировой опыт показывает, что как только образование какого-то уровня становится всеобщим, происходит массовизация следующего, более высокого уровня образования. Так, при всеобщем бакалавриате резко возрос спрос на магистратуру, и это нормально. Наш опыт в ТвГУ также показывает, что бакалавры в массовом порядке хотят учиться дальше в магистратуре и что там, где произошел переход на двухуровневое образование (примерно половина образовательных программ университета), обучение фактически становится шестилетним.

Магистратура действительно часто слабо ориентирована на запросы рынка труда, но здесь, мне кажется, произойдет изменение при переходе на новые стандарты. В ФГОС третьего поколения магистерские программы существенно более практикоориентированы. Я вижу проблему в другом. Если бакалавриат де-факто – а рано или поздно, уверен, будет и де-юре – становится уровнем всеобщего образования, должна существовать стандартизованная общенациональная шкала измерения уровня подготовки выпускников в разных вузах для поступления на следующий уровень, в магистратуру. Иначе говоря, необходимо ввести стандартизованный экзамен по разным предметам для желающих поступать в магистратуру. Своего рода «ЕГЭ для бакалавров». Хорошо зарекомендовавшим себя аналогом является признаваемый во многих странах GRE subject test. Это серьезно способствовало бы мобильности наших студентов внутри страны и явилось бы измерителем качества подготовки бакалавров в вузе.

– Если говорить о сегодняшнем этапе внедрения в университете уровневой системы, то какие аспекты уже решены? А какие требуют дальнейшего пристального внимания?

– Я бы разделил сегодняшний опыт введения уровневого образования и то, что ждет нас с переходом в 2011 году на ФГОС нового поколения. Как говорят в Одессе, это две большие разницы. Опыт уровневого образования есть у многих – у нас в вузе, например, с 1993 года. А вот опыта обучения по стандартам в компетентностном формате нет ни у кого – это абсолютно новая для нашей образовательной системы ситуация. На ее сложность накладывается отсутствие полноценной нормативной базы и специалистов по ее разработке. Именно поэтому считаю сейчас и в ближайшие несколько лет крайне важным, просто жизненно необходимым условием успешного перехода на новые стандарты наличие процессов ассоциирования, центров генерации передового опыта и системы распространения этого опыта. Наиболее подходящей площадкой для этого мне представляется уже существующая система УМО, ее экспертный потенциал, сетевая организация и большой опыт решения аналогичных задач в прошлом.

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: андрей белоцерковский, тверской государственный университет, уровневая система подготовки, ВПО, личный опыт, ао-42

Похожие материалы:
Челябинский педагогический университет: вместе найти ориентир
В движении к работодателю
Институт цивилизации (г. Владикавказ)
Машиностроительному комплексу нужны инженеры
ТвГУ: факторы развития инновационной инфраструктуры
КемГМА: варианты решения кадровой проблемы
Качественное негосударственное образование на Дальнем Востоке
Проблемы реализации болонских инициатив
Региональные университеты в системе образования России
Интеграция: виток за витком

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 3 (111) 2019

Рынок труда не ждет. Жёсткие сроки и быстрые перемены – такова «повестка дня» на ближайшие пять-шесть лет. Для сферы ДПО – тем более. «Место, которое Россия будет занимать в глобальном миропорядке к 2050 году, определяется тем, что будет происходить в 2018-2024 гг. в наших детских садах, школах, колледжах и университетах, в сфере непрерывного образования», – подчеркивают специалисты Центра стратегических разработок и НИУ ВШЭ в совместном докладе «Двенадцать решений для нового образования». По мнению участников круглого стола, организованного издательством «Аккредитация в образовании» при поддержке информационного агентства «Интерфакс», реальные возможности для преобразований имеются. Вопрос в том, «можем ли мы в меняющейся среде эффективно готовить людей, не только выполняющих определенные функции, но и вызывающих доверие производимыми изменениями»…
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
Формирование профессиональных компетенций студентов в Камчатском филиале Российского университета кооперации
Камчатский филиал РУК является центром подготовки квалифицированных специалистов для...
Из журнала
#94Омский государственный технический университет отметил юбилей
#107Рейтинг «Первая миссия» создан по итогам проекта «Лучшие образовательные программы инновационной России»
#103Пятигорский медицинский колледж активно развивает ДПО
#98Гусь-Хрустальный технологический колледж успешно внедряет дуальное обучение
#111Рубцовский институт – центр образования, науки и культуры юго-западной части региона
Информационная лента
09:50Вячеслав Воронин, ростовский ученый с мировым именем: Наука не имеет государственных границ
09:47Студенты СФУ предложат технические решения по безбарьерному доступу
09:45Конкурс для ученых по программе Фулбрайта
10:29Исследование мерзлоты и освоение Арктики принесёт ещё множество открытий
09:59Эксперт БФУ им. И. Канта рассказал о наиболее встречающихся в Калининградской области типах молний