Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

Среднее арифметическое естественнонаучного образования в России

Инновационный климат и технологическое лидерство страны базируются на кадровом пуле, обладающем компетенциями высокого уровня. В основе таких компетенций лежат естественнонаучные дисциплины и математика.

Просмотров: 3333

Сразу начнем с главного посыла: инновационный климат и технологическое лидерство страны базируются на кадровом пуле, обладающем компетенциями высокого уровня. В основе таких компетенций лежат естественнонаучные дисциплины и математика.

В этом контексте – владения математическими и естественнонаучными знаниями и навыками – и попробуем рассмотреть, каковы наши шансы вырваться в инновационной глобальной гонке.

Итак, по итогам Программы международной оценки студентов (ПМОС) ОЭСР, российские студенты получили «тройку» по математике и естественнонаучным дисциплинам. В презентованном летом этого года обширном Обзоре национальной инновационной системы и инновационной политики РФ, проведенном по методике ОЭСР российскими и международными экспертами, приводится следующая статистика: «По данным последнего оценочного цикла (конец 2009 года), лишь 4,3 процента российских студентов достигли 5-го или 6-го уровней владения естественнонаучными дисциплинами (средний показатель в странах ОЭСР – 8,5 процента). В области математики аналогичная ситуация: 5,3 процента российских студентов достигли 5-го или 6-го уровней владения математическими навыками по сравнению с 12,7 процента в среднем по странам ОЭСР» (прокомментировать эти данные редакция попросила экспертов, чьи мнения читайте далее в номере. – Прим. ред.). Пятый и шестой уровни в данном случае означают способность студентов «идентифицировать научные вопросы, объяснять явления научным языком и использовать научные данные по мере того, как они сталкиваются, интерпретируют, решают проблемы и принимают решения в жизненных ситуациях, используя науку и технологии». Это так называемые компетенции высокого уровня, критически важные для создания новых технологий и инноваций. В этом контексте наша «тройка» означает, что российские студенты неплохо научены «запоминать и воспроизводить научные знания», но пока не умеют «решать проблемы в отсутствии каких-либо четких правил и прецедентов». А далее вывод, что называется, наотмашь: «Если студенты учатся только запоминать и воспроизводить научные знания и навыки, они рискуют получить образование только для той работы, которая во многих странах исчезает с рынка труда».

Распределение учащихся по уровням функциональной грамотности***

ПРИМЕЧАНИЕ К ДИАГРАММЕ:
2 уровень – пороговый, при достижении которого учащиеся начинают демонстрировать применение знаний и умений в простейших неучебных ситуациях
4 уровень – проявляется способность использовать имеющиеся знания и умения для получения новой информации
5-6 уровень – самостоятельно мыслящие и способные функционировать в сложных условиях

Теперь обратимся к цифрам, характеризующим научно-исследовательский сектор в этих сферах. Прежде заметим, что по количеству исследователей он у нас самый большой – в 2009 году доля исследователей в естественнонаучных и технических отраслях знаний составляла 85,3 процента* от общего количества российских ученых.

Далее. Посмотрим на позиции нашей страны с точки зрения такого международно-признанного критерия, как индекс цитируемости. По итогам 2000-2010 годов Россия заняла 22-е место в рейтинге стран по общему числу высокоцитируемых публикаций (952 статьи). «По данному показателю позиция России, оказавшейся далеко позади стран-лидеров, сопоставима с положением Индии», – констатируют эксперты НИУ-ВШЭ**. И хоть число высокоцитируемых статей за это десятилетие выросло в полтора раза, успех этот, подчеркивают эксперты, относительный: «В ряде других стран значение рассматриваемого показателя росло намного быстрее. Для сравнения, в 2000-2010 годах у Турции число высокоцитируемых статей увеличилось приблизительно в 6 раз, а у Бразилии и Тайваня – втрое, что при сохранении таких темпов позволит им в ближайшие годы обойти Россию».

Общий негативный тренд пока не касается физики и математики – здесь у нас процент высокоцитируемых публикаций даже выше среднемирового показателя (по физике, например, более чем в 5 раз, правда, во многом за счет достижений еще советского периода). Кроме физиков и математиков, значимый вклад в мировой научный процесс вносят отечественные исследователи из сектора наук о Земле и наук о космосе, также имеющие высокие индексы цитируемости. А вот российская химическая наука (напомним нашим читателям, что 2011 год объявлен ООН Международным годом химии), динамику, по сравнению с началом десятилетия, несколько утратила – здесь снизилось и количество поданных в ЕРО патентных заявок, и индекс цитируемости оказался ниже среднемирового показателя.

С учетом вышеприведенных данных ПМОС ОЭСР об уровне овладения нынешним поколением российских студентов естественнонаучных и математических дисциплин, перспективы исследовательского сектора в этих областях внушают серьезную тревогу.

«Чем богаче страна, тем большую долю национальных ресурсов она выделяет на образование, но в долгосрочном периоде эта причинно-следственная связь носит обратный характер – процветания достигают те страны, которые выделяют относительно больше средств на образование».

(Из аналитического доклада «Российское образование в контексте международных индикаторов»)

Если мы хотим переломить негативные тенденции, то начинать надо все-таки не с вузовской, а со школьной скамьи. По всей видимости, именно здесь корни неблагополучия в качестве студенческих знаний и овладении компетенциями высокого уровня.

Обратимся вновь к статистике: по итогам последнего исследования PISA-2009, среди 65 стран-участниц Россия заняла 38-40 места по естественнонаучной грамотности пятнадцатилетних учащихся, и 38-39 места – по математической грамотности (см. диаграмму «Распределение учащихся по уровням функциональной грамотности»). Причем, как указывают эксперты, за последнее десятилетие показатель функциональной грамотности статистически ухудшается по всем направлениям.

Обратите внимание, как коррелируют характеристики естественнонаучных и математических знаний старшеклассников, а потом и студентов: да, знают, да, запоминают…а самостоятельно мыслить и творчески применить знания (сюда входят, например, умения обобщать, анализировать, прогнозировать, выдвигать гипотезы) не умеют.

Дело в учителях? Нет, если судить по данным международного исследования TEDS-M (2002-2008), в ходе которого была проанализирована подготовка будущих школьных учителей в педагогических вузах 17 стран мира. Так, Россия здесь занимает места лидеров как по уровню знания математики, так и по овладению методикой преподавания математики в школе (см. таблицу «Результаты будущих учителей начальных классов по математике и методике»).

Результаты будущих учителей начальных классов по математике и методике****

Тогда в чем причина? Координатор исследования PISA в России, заведующая отделом оценки качества образования Института содержания и методов обучения РАО Галина Ковалева, комментируя данные исследований знаний старшеклассников, указывает на следующее: «Российская система образования не способствует развитию у них умения выходить за пределы учебных ситуаций, в которых формируются эти знания, и решать творческие задачи. Одна из причин этого явления – крайности в реализации академической направленности российской школы, перегруженность программ и учебников, ориентация учебного процесса в основном на изучение содержания отдельных предметов».

За последние годы в структуре подготовки кадров с высшим профессиональным образованием заметных изменений не произошло. На специальности экономического, управленческого и социально-гуманитарного профилей в 2009 году приходилось 67,6% всего выпуска (2004 г. – 65,8%). Только 22,4% выпускников вузов получили высшее образование по естественнонаучным, техническим, медицинским и еще 10% – по иным дисциплинам/

По масштабам подготовки специалистов в таких областях знаний, как социальные науки, бизнес, право и сфера услуг, Россия существенно опережает ряд ведущих государств – 59,4% выпуска, против 24,6% в Швеции, 29,3% – в Германии, 34,8% – в Великобритании, и довольно близка к таким странам, как Франция (45,3%) и США (45,5%). По подготовке специалистов в области здравоохранения и социального обеспечения, математики и компьютерных наук Россия отстает. Если, например, в Великобритании, Германии, Италии на них приходится порядка 17 –19% выпуска, а в Швеции – 28,7%, то в нашей стране – всего 7,9%

Структура подготовки кадров с высшим образованием (2009 г.) (по данным обзора «Российский инновационный индекс», подготовленного НИУ-ВШЭ, 2011 г.)

Еще один российский парадокс. Как правило, в странах с высоким уровнем образования населения отмечается высокий уровень жизни и низкая социально-экономическая дифференциация населения. В России это правило не действует! «Исследования показали, что Россия не получает эффекта от высокого уровня образования населения в форме снижения социально-экономического неравенства и уровня жизни населения в первую очередь потому, что получаемое населением образование относительно короткое и недостаточно высокого качества», – говорится в аналитическом докладе 2009 года «Российское образование в контексте международных индикаторов», подготовленном Межрегиональной ассоциацией мониторинга и статистики образования. Одна из существенных причин, считают российские эксперты, – явно недостаточная по мировым меркам продолжительность среднего образования в России.

Вследствие этого российские тинейджеры, по сравнению со своими зарубежными сверстниками, имеют несопоставимый багаж знаний, умений и жизненного опыта. А вследствие этого – и неопределенность будущих профессиональных предпочтений. «Это можно рассматривать в качестве одной из главных причин массового отказа от работы по полученной в рамках третичного образования профессии или специальности, фактического снижения человеческого капитала и эффективности системы третичного образования в целом. Помимо этого, короткое по международным стандартам среднее образование приводит к необходимости восполнять недостаток знаний на более высоких ступенях образования, что неэффективно со всех точек зрения», – делают вывод (вернее, один из многих выводов) авторы доклада.

О переходе на «двенадатилетку» дискуссии в России идут давно. Такое решение зависит, как говорится, от политической воли. Понятно, что это потребовало бы огромных ресурсов. Однако средства пока предпочли пустить на «оборонку»…

* «Российский инновационный индекс»/ Под ред. Л. Гохберга. – М.: НИУ «Высшая школа экономики», 2011 г.
** Там же.
*** Ковалева Г. «Что дают результаты международного исследования образовательных достижений учащихся 15-летнего возраста PISA-2009 для образовательной политики». /Совещание региональных координаторов/ Москва, 4-6 апреля, 2011 г.//
**** Ковалева Г., Денищева Л., Шевелева Н. « Качество педагогического образования будущих учителей математики в России» /Совещание региональных координаторов/ Москва, 4-6 апреля, 2011 г.//

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: ао-50, акцент, естественнонаучное образование, оэср

Похожие материалы:
Химия – наша жизнь, наше будущее
Трудности трудоустройства
ОЭСР: мировые тенденции и национальные традиции
Есть ли шанс у российских университетов?
Образование – российское, измерители – европейские
Как научить учиться сегодняшних первокурсников?
Российское и зарубежное медицинское образование
Социальное партнерство как условие качественной подготовки cпециалистов
Мега-гранты как фактор развития российской науки
Есть ли шанс у российских университетов?

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 3 (111) 2019

Рынок труда не ждет. Жёсткие сроки и быстрые перемены – такова «повестка дня» на ближайшие пять-шесть лет. Для сферы ДПО – тем более. «Место, которое Россия будет занимать в глобальном миропорядке к 2050 году, определяется тем, что будет происходить в 2018-2024 гг. в наших детских садах, школах, колледжах и университетах, в сфере непрерывного образования», – подчеркивают специалисты Центра стратегических разработок и НИУ ВШЭ в совместном докладе «Двенадцать решений для нового образования». По мнению участников круглого стола, организованного издательством «Аккредитация в образовании» при поддержке информационного агентства «Интерфакс», реальные возможности для преобразований имеются. Вопрос в том, «можем ли мы в меняющейся среде эффективно готовить людей, не только выполняющих определенные функции, но и вызывающих доверие производимыми изменениями»…
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
Из журнала
#104БАЙХОСТ развивает российско-баварское сотрудничество в области высшего образования и науки
#103Строительное образование в центре высокотехнологичных изменений
#111Задачи «на вырост»
#99О новациях в образовании размышляет директор колледжа
#106Электронно-дистанционная образовательная среда института повышения квалификации и профессиональной переподготовки
Информационная лента
09:50Вячеслав Воронин, ростовский ученый с мировым именем: Наука не имеет государственных границ
09:47Студенты СФУ предложат технические решения по безбарьерному доступу
09:45Конкурс для ученых по программе Фулбрайта
10:29Исследование мерзлоты и освоение Арктики принесёт ещё множество открытий
09:59Эксперт БФУ им. И. Канта рассказал о наиболее встречающихся в Калининградской области типах молний