Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

Обучение в сети

В прошлом номере журнала «АО» (№ 72) в материале «На краю платформы» мы начали знакомить читателей с содержанием дискуссии, развернувшейся в рамках парламентских слушаний Комитета Госдумы РФ по образованию. Итак, как же обеспечить конкурентоспособное качественное образование при реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий? Продолжаем тему.

Просмотров: 1122

Грядущее обернется настоящим,
и мечты – кроме тех, в которых сокрыты предрассудки, –
получат возможность стать явью.
Пауло Коэльо.

В прошлом номере журнала «АО» (№ 72, июнь, 2014) в материале «На краю платформы» мы начали знакомить читателей с содержанием дискуссии, развернувшейся в мае в рамках парламентских слушаний Комитета Госдумы РФ по образованию.

Итак, как же обеспечить конкурентоспособное качественное образование при реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий? Продолжаем тему.

Смерть форматов

В глобальном докладе, подготовленном под руководством Павла Лукши, директора корпоративных образовательных программ Московской школы управления «Сколково», по форсайт­-прогнозу «Образование – 2030», образование рассматривается как социально оформленный процесс поддержки развития на цикле человеческой жизни от рождения до смерти, а формальные институты образования – только малая часть этого явления [1]. Разработчики форсайта прогнозируют «смерть форматов»: к 2017 году начнут исчезать оценки по итогам семестров/четвертей, к 2025 году канет в лету диплом об окончании учебного заведения, к 2035 году наступит момент осознания очевидной неэффективности исследовательских университетов при наличии жизнеспособных альтернатив. Реалистично ли? Или «слишком узок круг этих революционеров, страшно далеки они от народа»? Тем не менее, «ландшафт нового образования» уже прорисовывается.

Как известно, ландшафт бывает природный и искусственный. Первый развивается естественным путем, второй претерпевает изменения под влиянием антропогенных факторов. Очевидно, ландшафт образования – второго типа, хотя человек, прежде всего, – явление природы. И в этом, на наш взгляд, одно из ключевых движущих противоречий. Насколько грядущий нейронет природосообразен? Не вдаваясь в подробности научно-фантастического плана, попробуем увидеть контуры будущего в настоящем.

Ближайшие перспективы «нового образования», в соответствии с указанным форсайтом: развитие образовательных траекторий и широкое распространение МООС1, смена оценки на признание достижений (паспорт компетенций и прецедентов), модель инвестиций в таланты и другие финансовые/страховые инструменты. На это отводится три­-пять лет. Возможно.

Среднесрочные перспективы: «университет для миллиарда», развитие виртуальных тьюторов и менторских сетей, появление полноценных возможностей для «внесистемного» образования, высокая роль игровых сред и дополненной реальности, объективация процесса обучения через БОС2 и нейроинтерфейсы. На это – семь-десять лет. Более вероятно – семьдесят.

Долгосрочные перспективы: игра и командная работа как доминирующие формы образования и социальной жизни, искусственный интеллект как наставник и партнер в познании, «живые модели знания» и «смерть галактики Гуттенберга», обучение в нейронет-группах и новая педагогика. На это – лет пятнадцать-двадцать. Доживем – увидим.

Путь к «миру высокой виртуальности» неблизкий. Какие кризисы предстоит на этом пути преодолеть? Что в итоге нас ожидает, или дороге той нет конца? Будет ли это «смерть форматов» или их большая, но всё же модификация – время покажет. В любом случае, важно держать руку на пульсе. Как отметил председатель Комитета Госдумы РФ по образованию Вячеслав Никонов, открывая парламентские слушания по теме «Нормативное обеспечение реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий», комитет не мог остаться в стороне от вопросов, связанных с нормативным обеспечением столь серьёзной сферы образования. Именно от нее сейчас во многом зависят не только успехи образовательных организаций в реализации образовательных программ, но и успехи тех или иных стран в создании интеллектуального потенциала нации.

Цена вопроса

С основным докладом выступил первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по образованию Олег Смолин, курирующий в комитете вопросы, связанные с развитием электронного обучения и дистанционных образовательных технологий (далее – ЭО и ДОТ).

НИКОНОВ В.А., председатель Комитета Госдумы РФ по образованию:

– Понимание задач, думаю, в большей степени существует, нежели не существует. И нам надо двигаться совместно по этому пути, создавая условия, для того чтобы все наши граждане имели доступ к качественному образованию, в том числе и дистанционному.

– Скорость нарастания проблем опережает скорость их решения, – отметил докладчик.

Вместе с тем в апреле 2014 года на заседании межведомственной рабочей группы по развитию ЭО и ДОТ были сформулированы две принципиальные основные позиции.

Позиция первая, по словам О. Смолина, сводится к следующему. Утверждение приказом Минобрнауки РФ порядка применения организациями ЭО и ДОТ [2] означает, что формирование нормативной правовой базы по данному направлению в основном завершено. Попытка дальнейшего регулирования может привести к торможению развития. Задача ближайшего времени – обобщить передовые практики работы учебных заведений и урегулировать процесс с локальными нормативными правовыми актами.

Позиция вторая заключается в том, что хотя федеральный закон № 11 от 28 февраля 2012 года [3] вступил в силу более двух лет тому назад, а основные его положения удалось перенести комитету в федеральный закон № 273 от 29 декабря 2012 года [4], который вступил в силу с 1 сентября 2013 года, новые положения этих законов, связанные с развитием ЭО и ДОТ, работают очень слабо.

– Мы уже не раз обсуждали довольно странную ситуацию, когда электронному вузу, работающему в Москве, нужно иметь 14,5 квадратных метра на студента, который обучается на Дальнем Востоке, – акцентировал внимание участников парламентских слушаний депутат О. Смолин.

Ещё год назад комитетом было предложено структурировать проблемы, связанные с рассматриваемым направлением, по трём относительно самостоятельным областям, а именно: в учебном процессе, в управлении образованием и в обеспечении информационной открытости системы образования. Далее в докладе было схематично представлено нормативное правовое обеспечение указанных областей.

Первый блок документов – федеральные законы, среди которых девять непосредственно касаются темы. Из них ключевое значение имеет, конечно, новый закон об образовании. Вместе с тем было отмечено, что проблема носит комплексный характер и выходит далеко за пределы законодательства в области образования.

Следующий по уровню блок нормативных правовых актов – документы федеральных органов исполнительной власти: разнообразные концепции и стратегии, утвержденные актами президента и правительства, государственные программы и прочие.

Документы третьего уровня – нормативные правовые акты Минобрнауки РФ, других министерств и ведомств.

Четвертый блок – ГОСТы в рамках системы добровольной сертификации.

Пятый блок – СанПиНы для различных уровней образования и типов образовательных организаций.

Характеризуя действующие в рамках российского законодательства нормативные правовые акты, Олег Смолин подчеркнул:

СМОЛИН О.Н., первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по образованию:

– Документы второго уровня имеют не меньшее значение, чем первого, именно в них зачастую содержатся конкретные положения, тогда как в законах очень много отсылочных норм. Поэтому о содержании законов мы по¬настоящему узнаем тогда, когда появляются подзаконные акты.

– Документы второго уровня имеют не меньшее значение, чем первого, именно в них зачастую содержатся конкретные положения, тогда как в законах очень много отсылочных норм. Поэтому о содержании законов мы по-настоящему узнаем тогда, когда появляются подзаконные акты.

В рамках реализации стратегии информационного общества, привел пример депутат, в Российской Федерации уже к 2015 году доля библиотечных фондов, переведенных в электронную форму, в общем объеме таких фондов должна составить не менее 50 процентов.

К 2015 году, как следует из текста госпрограммы «Информационное общество (2011-2020 годы)», будет разработан обучающий цифровой мультимедийный и интерактивный контент, включая стереоскопические 3D коллекции, о значимых мероприятиях в сфере культуры и культурном наследии народов России. Но будет ли реализована эта позиция именно к 2015 году?

Указанная госпрограмма разработана Минкомсвязи РФ и Минэкономразвития РФ четыре года назад [5], в этом году утверждена её новая редакция [6]. Целью программы является повышение качества жизни граждан на основе использования информационных и телекоммуникационных технологий.

Для достижения этой цели планируется решить задачи по обеспечению предоставления гражданам и организациям услуг с использованием современных информационных и телекоммуникационных технологий, развитию технической и технологической основы становления информационного общества, а также по предупреждению возникающих угроз.

Программа реализуется в два этапа: 2011-2014 годы и 2015-2020 годы. Общий объём финансирования составляет 1155,5 млрд. рублей, из них в 2011-2014 годах – 506,2 млрд. рублей, в 2015-2020 годах – 649,3 млрд. рублей.

Учитывая приоритет программно-целевого подхода в финансировании всех отраслей в целом и образования в частности, в рамках межведомственного взаимодействия эти средства могут коснуться и системы образования. Тем более что у нас, как отметил Вячеслав Никонов, «образовательная система не здорово отфинансирована, если смотреть по проценту к ВВП». Правда, тут же заметил, что порой это преувеличивают, и привел весомый довод:

– У нас консолидированный бюджет образования на 2014 год, если брать в долларах, это приблизительно 90 миллиардов долларов – в полтора раза больше всего бюджета Украины.

Кстати, несколько позже, в июле, выступая на внеочередном заседании Российского союза ректоров, министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов подчеркнул, что проблемы недофинансирования ушли в прошлое. Так, например, в этом году из федерального бюджета на высшее образование ассигновано 470 млрд. рублей – в двадцать раз больше, чем лет десять назад, но «при таком стремительном росте финансирования не наступило столь же стремительного роста качества образования. И это проблема номер один» [7].

Как её решать? Только ли в деньгах «цена вопроса»? Сколько будет потрачено именно на ЭО и ДОТ как на передовые формы и технологии? Однозначно ответить сложно, но в контексте развития информационного общества это направление, безусловно, рассматривается как стратегически важное, требующее существенных денежных вложений и привлечения разнообразных ресурсов.

Путь прогресса

Так или иначе, движение вперед происходит. При этом необходимо создавать механизмы, объединяющие усилия заинтересованных сторон. Когда до сих пор образовательные организации, компании, специалисты пытаются действовать в сфере ЭО и ДОТ в одиночку, не удается обеспечить синергетический эффект и добиться прорыва в решении глобальных задач. Говоря о реализации проекта «Открытое образование на русском языке», именно на этом акцентировал внимание участников парламентских слушаний заместитель министра образования и науки РФ Вениамин Каганов.

Создает сложности, по его мнению, и разное понимание, в том числе среди лучших педагогических кадров, не только того, насколько необходимо электронное или открытое образование, но и вообще того, что это такое. Не определившись в понятиях, мы будем постоянно упираться либо в одно, либо в другое противоречие.

Проблема ещё и в том, что у нас не только разное восприятие понятий, но и в том, что наблюдается существенное отставание в понимании. Председатель экспертного совета по информационным технологиям в сфере образования при Комитете Госдумы РФ по образованию, президент Международного консорциума «Электронный университет» Владимир Тихомиров отметил:

Информационно-коммуникационные технологии (ИТ) являются одним из наиболее важных факторов, влияющих на формирование общества XXI века. Их революционное воздействие касается образа жизни людей, их образования и работы, а также взаимодействия правительства и гражданского общества. ИТ быстро становятся жизненно важным стимулом развития мировой экономики. Они также дают возможность частным лицам, фирмам и сообществам, занимающимся предпринимательской деятельностью, более эффективно и творчески решать экономические и социальные проблемы. Перед всеми нами открываются огромные возможности.

Из Окинавской хартии глобального информационного общества.

– В 2006 году, когда экспертный совет разработал концепцию закона об индустрии электронного обучения, мы отставали в рамках понимания индустрии, её законодательного оформления примерно на пять-шесть лет. В 2010 году мы сумели презентовать концепцию на расширенном заседании комитета в МИФИ. Сегодня 2014 год, мы никуда не продвинулись, и отставание, считаем, уже значительное – свыше десяти лет.

Более того, по словам В. Тихомирова, в стране наблюдается практически стопроцентная потеря внутреннего рынка электронного обучения:

– Мы на рынке электронного обучения своего сегодня имеем очень мало. Технологии незначительные массовые, оборудования никакого своего не имеем, и это, конечно, очень важный вопрос.

Между тем в других странах, конкурентах России, на протяжении последних пятнадцати лет индустрия электронного обучения повсеместно зафиксирована в законодательстве. В некоторых странах неоднократно. Например, в Южной Корее – шесть раз: принято шесть законов об индустрии электронного обучения, включая мобильное электронное обучение.

– Сейчас в мире тренд в сторону смарт-­образования. Мы по этому поводу серьезных дискуссий на политических площадках не начинали. Мы ничего для этого не делаем. Последствия не берусь формулировать, – сказал В. Тихомиров, предложив всем вместе участвовать в решении приоритетных задач. – Две задачи, которые видит экспертный совет сейчас, – это разработка государственной межведомственной программы относительно индустрии электронного обучения. Задача максимум – программа по развитию смарт-­России.

Поблагодарив Владимира Тихоми­рова за яркое выступление, глава Комитета Госдумы РФ по образованию усомнился в необходимости принятия отдельного закона об индустрии электронного обучения. По его мнению, достаточно внести в действующее законодательство ряд поправок, а также масштабы вышеуказанных проблем на самом деле чуть меньше, чем было названо, хотя они действительно важные.

Продолжил дискуссию ректор Московского технического университета связи и информатики Артём Аджемов:

– Потоки телекоммуникационного трафика, втекающие и вытекающие в Соединенные Штаты, практически в тысячи раз превосходят тот контент, который циркулирует на территории нашей страны. Компания CISCO предсказывает, и к этому есть все основания, что в мобильном трафике традиционный речевой трафик будет составлять только 4 процента. Остальные 96 процентов – трафик совершенно иного рода, где, в том числе, содержится и трафик, касающийся образовательных ресурсов.

В этом смысле очень важно создать качественный образовательный контент и с точки зрения экономических составляющих стимулировать его разработку, считает А. Аджемов:

– Смотрите, что получается. Сделали хорошие телекоммуникации, как хорошие дороги, а по этим дорогам люди ушли на чужие серверы, где платят деньги тем, кто ни одной копейки не вложил в создание наших телекоммуникаций. Это глобальная стратегическая проблема.

Возможно, универсальный способ решения проблем – мыслить глобально, действовать локально.

Точку зрения на обсуждаемые проблемы с позиции регионального вуза выразил президент Международной академии бизнеса и новых технологий (МУБиНТ) Валерий Иванов:

ПИМЕНОВ Б.Д., генеральный директор издательства «Академкнига/Учебник»:

– Настало время синтеза, настало время упорядочивания и объединения всего этого накопленного богатства в целостную электронную картину мира, в государственную электронную образовательную систему, которая подчиняется единым требованиям, способна обеспечить единство образовательных стандартов на всём территориально протяжённом пространстве России и способна обеспечить всю систему интерактивных связей, защиту контента и персональных данных.

– Реализация электронного обучения в региональной сети потребовала от академии значительных усилий по формированию новых компетенций и новых ролей преподавателей: автор курса, профессор­-консультант, тьютор, – и создания новых рабочих мест: сценарист курса, педагогический дизайнер курса, разработчик электронных курсов.

Благодаря применению ЭО и ДОТ повысился интерес к обучению не только студентов, но и слушателей программ дополнительного профессионального образования. Наблюдается их интенсивная вовлеченность в интерактивный учебный процесс.

Еще один актуальный аспект в использовании электронного обучения – обучение компьютерным технологиям старшего поколения. Более десяти тысяч пенсионеров Ярославля уже прошли такое обучение с целью продолжения трудовой деятельности.

– Других способов решения этой особенно острой для Ярославской области задачи – возвращения в оборот трудовых ресурсов – практически не существует, – считает президент академии МУБиНТ.

Поддерживая позицию замминистра образования и науки РФ Вениамина Каганова, Валерий Иванов отметил, что нужны дополнительные стимулы в установлении вузами сетевых взаимодействий при реализации ЭО и ДОТ:

– Интеграция интеллектуальных, технологических и организационных ресурсов вузов позволит активизировать применение электронного обучения в системе российского образования и, конечно же, оптимизировать расходы и создать российский банк качественных электронных курсов. Это должно, на наш взгляд, обеспечить конкурентоспособность российского сегмента электронного обучения. У нас не хватает системного подхода к этим вопросам, а локально есть очень высокие достижения.

Республика Башкортостан – регион, в котором вопросам развития ЭО и ДОТ уделяется особое внимание. Выступивший далее ректор Восточной экономико-юридической гуманитарной академии Евгений Минибаев источник новых возможностей для региональных вузов видит в политической воле руководства:

– Президентом нашей республики Рустамом Хамитовым была выдвинута инициатива о развитии республики как смарт­-региона. Вокруг этой инициативы сейчас формируется очень большая и серьёзная работа по самым разным направлениям <…> создан совет при президенте по развитию электронного образования, который работает уже второй год.

По словам Евгения Минибаева, наряду с принятием федеральной программы обязательно следует принять и региональные программы по развитию индустрии электронного обучения:

– Только так мы сможем всю Россию подключить к решению этих проблем, а иначе опять будет получаться либо лоскутное одеяло, либо продвижение отдельных регионов вперед и отставание других.

Выступающий обратил внимание участников парламентских слушаний и на ряд таких важнейших задач, как необходимость создания единых образовательных электронных ресурсов, общей и открытой электронной базы фондов оценочных средств, проведения бесплатных онлайн курсов по повышению квалификации и переподготовке педагогических кадров, оказания позитивной информационной под­держки новым технологиям и инновационным вузам.

Будущее в настоящем

На фоне обозначенных проблем и стоящих перед высшей школой задач выступление генерального директора издательства «Академкнига/Учебник» Бориса Пименова было наиболее оптимистичным. Он представил аппаратно­-программный образовательный комплекс, запатентованный на основе российских технологий и представляющий собой мультифункциональный портал, который обеспечивает централизованный механизм отбора, аккумуляции, хранения, распределения и доставки образовательного контента:

КАРПЕНКО М.П., президент Современной гуманитарной академии:

– Наш поиск качества, опираясь на стандарты, – это подход индустриальной эпохи, а сейчас постиндустриальная… Во всём мире критерием качества является удовлетворённость потребителя. Только мы гоняемся за формальными показателями стандартов.

– Комплекс проходил апробацию в течение пяти лет, и сегодня в большей или меньшей степени представлен на 26 территориях Российской Федерации. Что он собой представляет? Это выделенная защищённая область сети интернет, которая обладает всеми преимуществами сети, то есть мобильностью, интерактивностью, способностью аккумулировать все современные типы ресурсов и сопровождать их самыми современными видами связи, но в силу закрытости от внешнего мира и защищённости от несанкционированных воздействий и незарегистрированных пользователей не обладает пугающими недостатками сети интернет.

Контент хранится в специальном центре Минобрнауки РФ. Серверное сетевое оборудование размещено в центре информационных технологий и систем органов исполнительной власти. Доставка в регионы осуществляется через защищённые каналы связи.

– Электронный образовательный комплекс позволяет покрыть все основные нужды современного образования, связанные с возможностью работать с любыми интерактивными медиа­-ресурсами, автоматической проверкой результатов деятельности учащихся, автоматической доставкой результатов в дневники, журналы и портфолио, организацией внеучебной деятельности через школьную социальную сеть, формированием электронной библиотеки, фильмотеки и фонотеки.

Более того, внедрённые оптико-технологические решения позволяют быстро и мобильно масштабировать портал, подключать к нему любое количество пользователей в любых самых отдалённых уголках России посредством кэширующих региональных серверов.

При этом с учётом возможности конкретных каналов связи в каждом регионе и отдельной школе для каждого вновь подключаемого образовательного учреждения подбираются и действуют разные схемы, комбинирующие сочетания онлайн и офлайн решений, а весь электронный интерактивный контент подчиняется принципам кросс­платформенности, то есть может воспроизводиться на любом устройстве персонального доступа в любой популярной электронной среде.

Вместе с тем возникают проблемы следующего уровня: необходимо сформировать требования к электронному учебнику, обозначить конкретно требования к его экспертизе и сертификации, гигиенические требования к контенту и легализовать систему его госзакупок.

Требуют решения и проблемы электронного документооборота, на которых остановился председатель правления, финансовый директор фирмы «АС» Андрей Авдеев:

– На наш взгляд, один из главных вопросов, это неопределённость правового статуса создаваемых электронных документов, что создаёт нелегитимность электронного документа в правоприменительной практике. Для большинства создаваемых электронных материалов и документов их правовой статус сегодня должным образом не зафиксирован, не определены сроки и порядок архивного хранения, в том числе и длительного – семьдесят пять лет для документов, относящихся к делам по личному составу. Также остается открытым вопрос о ведении единого реестра электронных документов об образовании или квалификации.

– Особенно важным представляется вопрос обеспечения архивного хранения дипломных работ, диссертаций и других отчётных материалов государственной итоговой аттестации, выполненных в электронном виде или с использованием дистанционных электронных мультимедийных образовательных технологий. По нашему мнению, возможным решением, обеспечивающим электронному документу не только юридическую значимость, но и организацию его хранения, является применение на всех стадиях жизненного цикла электронного документа такого инструмента, как цифровое хранилище электронных документов (ЦХЭД).

Точки бифуркации

Ректор Международного института менеджмента «ЛИНК» Сергей Щенников убежден, что занимать в электронном обучении оборонительные позиции бесперспективно:

– Нам необходимо вырабатывать в этой ситуации собственные стратегии, не игнорируя западный опыт, но, понимая специфику, <…> нужно менять ментальные посылы, иначе противоречие между желанием людей получить трансграничное образование – и, видимо, того качества, которое их устраивает, – и некоторые представления о государственных интересах не будут разрешены. Нужно просто по-другому оценивать происходящее и строить государственную стратегию.

При этом решение проблем осложняется, по мнению С. Щенникова, отсутствием определённого концептуального каркаса, связанного с ЭО и ДОТ.

– С одной стороны, вся парадигма государственного управления построена на некотором университете – как образце трехсотлетней давности, а с другой стороны, ожидается, что в рамках этого образца конструкция будет развиваться, – не получится.

Предъявляемые требования тоже далеко не всегда адекватны:

– Тут приводили примеры с метрами, могу привести пример совершенно свежий. Ко мне пришёл инспектор из Рособрнадзора и сразу сказал: меня не интересует качество вашего обучения, какие вы имеете отзывы, меня интересует, есть ли у вас столовая и есть ли у вас медпункт… Вот эта абсурдность, она уже настолько нас всех раздражает, что, конечно, возникают сомнения, а можно ли вообще глобально на что-­то надеяться, если такие локальные вещи не понимаются.

В продолжение дискуссии проректор Дальне­восточного федерального университета по связям с федеральными органами власти Татьяна Леонова поддержала тему изменения ментальных посылов:

– Как-то внутренне нужно поменять психологию, что, если мы выкладываем в открытые сети наши лекции или выступления и прочее, это не потеря интеллектуальной собственности для преподавателя, а приобретение каких­-то имиджевых составляющих. И не только его личных, соответственно, а университета и всего российского образования.

Заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по образованию Виктор Шудегов поделился с коллегами планами по созданию образовательной сети tetradka.ru, в создании которой он участвует лично совместно с Международной академией качества и маркетинга:

– Мы обратились к директорам школ, чтобы они нам предложили лучшие варианты уроков по каждому предмету в исполнении лучших преподавателей. Мы, естественно, первоначальный вариант создадим именно в таком виде. Затем, когда другие учителя увидят, что они смогут сделать это гораздо лучше, будем размещать параллельно или заменять на другие разработки.

Думается, подобные сети – один из оптимальных вариантов современной профориентационной работы, и со временем большинство образовательных организаций ими обзаведется.

– Мы занимаем первое место в мире по количеству обучаемых на русском языке и работаем, помимо России, ещё в десяти странах, – констатировал президент Современной гуманитарной академии Михаил Карпенко, вступая в дискуссию.

Подводя промежуточные итоги восемнадцатилетней борьбы между инноваторами и ретроградами, он отметил, что в последнее время инноваторы одержали решительную победу на законодательном уровне:

– Как ветераны этой борьбы мы аплодируем Государственной Думе и министерству образования за такой решительный шаг. Но ретрограды отнюдь не сдались. У них есть очень мощные линии обороны, более глубокие.

И самая крепкая из них, по мнению М. Карпенко, это стандарты:

– Наш поиск качества, опираясь на стандарты, – это подход индустриальной эпохи, а сейчас постиндустриальная… Во всём мире критерием качества является удовлетворённость потребителя. Только мы гоняемся за формальными показателями стандартов.

При этом главная беда российского образования, по словам этого выступающего, в том, что российское образование опирается не на науку, а на различные мифы.

– Мы пользуемся дидактикой, которую триста лет назад разработали для контактного обучения. Но мы сейчас переходим на дистанционные методы. Дидактики для этого, научной дидактики, у нас нет. Типы занятий, скажем, у нас определяются по материальному оснащению, а надо определять по типу усвоения знаний человеческим мозгом.

Говоря о том, что нужно делать дальше, Михаил Карпенко предложил существенно ограничить число показателей образовательного процесса, регулируемого стандартами.

Совместное движение

Руководитель центра развития образовательной среды НИУ ВШЭ Евгения Кулик продолжила тему МООС, поделившись с участниками парламентских слушаний опытом создания и личным видением перспектив развития российского сектора открытого онлайн-образования:

– Мы разместили на Coursera 12 курсов: 8 из них – на русском языке, 4 – на английском. И за прошедшие семь месяцев записались 190 тыс. человек. Среднее количество записавшихся на первые курсы от 7 до 47 тыс. слушателей на каждый.

Появление российских вузов на Coursera решает важные задачи, среди которых Е. Кулик особо выделила две: во-первых – позиционирование нашего образования и наших преподавателей на международном уровне, во-вторых – расширение сферы влияния русского языка, поддержки образования и обучения на русском языке. Вместе с тем подчеркнула, что подобные площадки проекта необходимо развивать и в России.

При этом главная проблема для развития МООС не технологическая база, а отсутствие нормативного поля для реализации преимуществ. В соответствии с действующим законодательством в перечне документов, на основании которых результаты обучения могут быть зачтены студенту, сертификаты МООС пока не значатся.

На необходимость совершенствования нормативной базы обратила внимание участников парламентских слушаний и председатель Экспертного совета по общему и дополнительному образованию детей Комитета Госдумы РФ по образованию Наталья Рябкова:

– В рамках совершенствования нормативно-правовой базы актуален вопрос о возможности выбора учащимися школы дистанционного обучения по отдельным предметам, модульным дисциплинам в других образовательных организациях с последующей аттестацией. При этом образовательным организациям необходим расчёт за реализацию части образовательной программы, которая может стать приложением к договору о сетевом взаимодействии. И, конечно же, необходимы нормативные требования к содержанию и качеству курсов, предметов, дисциплин, не менее важно нормативное требование к уровню подготовки кадров, которые будут реализовывать дистанционное обучение.

На протяжении шести лет педагогический коллектив московской школы № 2030, директором которой является Наталья Рябкова, работает в рамках совмещения традиционного и электронного обучения, позволяющего поэтапно внедрять элементы ЭО и ДОТ в учебный процесс. Например, в период карантина, в период болезни учащихся проводятся дистанционные консультации.

Наличие развитой IT-инфраструктуры и реализация технологии «один ученик – один компьютер» обеспечивают широкое применение электронного обучения: работу с электронными учебниками на уроке, доступ к лучшим мировым образовательным ресурсам не только на уроках, но и помимо их, выполнение виртуальных лабораторных работ, применение онлайн-тестов, тренажёров, организацию системы коммуникации участников образовательного процесса с использованием сетевых учебных курсов.

Проблемой становится не ЭО и ДОТ сами по себе, а продвинутое качество средств обеспечения эффективного образовательного процесса. Например, нужны не просто оцифрованные учебники, а учебники интерактивные и мультимедийные. Поскольку к первому января следующего года у каждого школьного учебника должна появиться электронная версия, вопросы, касающиеся разработки электронных учебников, выходят сегодня на первый план.

Кстати, летом на рабочей встрече руководства Минобрнауки РФ с крупнейшими российскими издательствами, где обсуждались требования к электронным учебникам, Дмитрий Ливанов подчеркнул:

– Наша цель – новая информационная модель школы, обеспечивающая успешную коммуникацию школьника и учителя, в том числе посредством электронных учебников [8].

Подводя итоги парламентских слушаний, посвященных проблемам развития ЭО и ДОТ, председатель Комитета Госдумы РФ по образованию Вячеслав Никонов отметил:

– Понимание задач, думаю, в большей степени существует, нежели не существует. И нам надо двигаться совместно по этому пути, создавая условия, для того чтобы все наши граждане имели доступ к качественному образованию, в том числе и дистанционному.

Е.П. СИНДЕЕВА,
кандидат педагогических наук.

1 МООС (МООК) – Massive Open Online Course (массовые открытые онлайн курсы).
2 БОС – биологическая обратная связь.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Презентация П. Лукша – Global Report Education 2030.pdf / http://bit.ly/1nJEeZY
  2. Приказ Минобрнауки РФ от 9 января 2014 г., № 2, г. Москва «Об утверждении Порядка применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность, электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ» / http://www.rg.ru/2014/04/16/obuchenie-dok.html
  3. Федеральный закон РФ от 28 февраля 2012 г., № 11 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об образовании» в части применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий» / http://www.rg.ru/2012/03/02/elektronnoeobuchenie-dok.html
  4. Федеральный закон РФ от 29 декабря 2012 г., № 273 «Об образовании в Российской Федерации» / http://www.rg.ru/2012/12/30/obrazovanie-dok.html
  5. Распоряжение Правительства РФ от 20 октября 2010 г., № 1815-р «О государственной программе «Информационное общество (2011-2020 годы)» / http://government.ru/docs/3369
  6. Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2014 года № 313 «Об утверждении новой редакции государственной программы «Информационное общество (2011-2020 годы)» / http://government.ru/docs/11937
  7. http://www.akvobr.ru/zasedanie_soyuza_rektorov.html
  8. http://минобрнауки.рф/новости/4298
ЛУКША П.О., кандидат экономических наук, профессор практики МШУ «СКОЛКОВО», член экспертного совета АСИ, руководитель работ по форсайту образования и форсайту компетенций до 2030 года:

– Кризисы в первую очередь касаются системных вещей, они касаются того, что лежит над уровнем подсистем, они касаются системы как целого, это прежде всего вопросы ресурсного обеспечения данного уклада жизни людей. И это тот самый постиндустриальный барьер, то есть вот эта организация жизни человеческого общества неустойчива. Она требует какой­-то перестройки. И проблема ее неустойчивости корнями лежит в нескольких вещах.

Первая из них касается экологического кризиса: это мы не умеем в настоящий момент работать с природой, с теми ресурсами, которые нам даны, мы используем невозобновляемые источники энергии, мы истощаем земли, мы используем удобрения, которые на самом деле на следующем витке уничтожают для нас возможность производить пищу в том количестве, которое нужно для поддержания определенного количества населения.

Другая проблема – фундаментальная. Мы как вид сформировались в условиях, где для нас нормальная группа была пятьдесят человек. Вот это наше племя, пятьдесят – нам понятно. Или сто пятьдесят. Но после какого-то перехода мы уже не можем работать с большими группами, мы не доверяем друг другу фундаментально.

И третье. Нас семь миллиардов, и мы имеем очень разные версии того, в какое будущее хотим идти. Вследствие этого ресурсы распыляются, люди конфликтуют, ставятся вопросы о конфликте групп, которые подсистемны, условно говоря – это страны, это корпорации, которые в интересах своей группы разрушают возможности для других групп и, на самом деле, долгосрочные для себя. То есть целое разрушается частями.

Из выступления на конгрессе «Глобальное будущее – 2045».

 

Из проекта рекомендаций парламентских слушаний

«Ключевыми задачами, решение которых может оказать существенное положительное влияние на темпы развития электронного обучения и обеспечить становление отрасли электронного обучения, объединяющей деятельность образовательных, производственных и IT- компаний и обеспечивающей подготовку конкурентоспособного отечественного образовательного контента, конкурентоспособных отечественных решений в области образовательных технологий и образовательных услуг открытого электронного обучения на всех уровнях образования, являются:

1) создание организационно- технических условий для обеспечения идентификации личности и контроля процедур прохождения вступительных испытаний и аттестации при освоении образовательных программ, в том числе путем создания сети территориальных центров доступа;

2) создание сети территориальных центров доступа для обеспечения доступности образовательных программ, реализуемых исключительно с применением ЭО, ДОТ путем предоставления обучающимся рабочих мест для индивидуальной и совместной работы в электронных информационно-образовательных средах образовательных организаций, в том числе на базе филиалов образовательных организаций;

3) развитие и широкое внедрение национальных стандартов описания образовательных ресурсов и электронных курсов (образовательных услуг по освоению открытых курсов), обеспечение условий для обмена описаниями между образовательными организациями, расширение понятия электронного издания и электронного учебника для образовательных ресурсов с учетом практики постоянного обновления их содержания при реализации электронного обучения; упорядочение процедур проведения экспертизы электронных объектов авторского и смежных прав, баз данных и баз знаний учебного и просветительского назначения и принятия решений о допуске к использованию их в учебном процессе;

4) установление практики получения авторского вознаграждения за использование электронных объектов авторского и смежных прав, баз данных и баз знаний учебного и просветительского назначения при их использовании в учебном процессе, учета созданных электронных объектов авторского и смежных прав, баз данных и баз знаний учебного и просветительского назначения при прохождении их авторами государственной аттестации, получении ученых званий доцента и профессора, при оценке эффективности деятельности образовательной организации, в которой были созданы указанные электронные объекты авторского и смежных прав;

5) реализация принципов открытого образования в области реализации основных образовательных программ путем развития виртуальной академической мобильности, обеспечения возможности признания и зачета образовательными организациями массовых открытых онлайн курсов (далее – МООК) при освоении основных образовательных программ с сокращением сроков обучения и распространение практики предварительного признания результатов обучения образовательными организациями на основании документа, который выдается при успешном завершении курса (при условии, что обучающийся при освоении МООК не зачисляется на образовательную программу);

6) полноценное внедрение электронного документооборота (безбумажной технологии) в образовательных организациях, обеспечение строгого соответствия требованиям российского законодательства в части придания юридической значимости и силы всем создаваемым в процессе реализации образовательных программ электронным документам, в том числе расписания занятий, ведомостей промежуточной аттестации, договоров с дистанционными преподавателями; решение вопросов правового обеспечения формирования архива электронных документов, формируемых в процессе реализации образовательной программы, включая электронные оригиналы документов выпускников об успешном освоении ими образовательной программы; обеспечение облачных сервисов (регионального или федерального уровней) для сокращения затрат образовательных организаций на внедрение электронного документооборота и обеспечение работы архивов электронных документов».

 

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: екатерина синдеева, электронное обучение, комитет по образованию ГД РФ, с места события, ао-73

Похожие материалы:
Закон об образовании: время отклика
Современный студент: подрабатывает или «подучивается»?
Электронное обучение – путь к успеху
Круглые столы по педагогической тематике
Качество образования: гаранты и гарантии
Комитет ГД РФ по образованию: системный подход к законотворчеству
Развитие форм оценки качества образования
Законодательство: изменение статуса образовательных учреждений
Опорные университеты: от объединения к развитию
Обсуждение проекта закона об образовании

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 2 (118) 2020

Кадры новой формации не появятся сами по себе – их нужно правильно готовить. Для прорывных исследовательских решений необходимы как надлежащие условия, так и слаженная работа в команде. Развитие социально-экономического потенциала страны - это, прежде всего, приумножение человеческого капитала. Об этом и не только - в новом номере «АО».
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
Из журнала
#110Йошкар-Олинский технологический колледж повышает конкурентоспособность профобразования
#110Нюрбинский техникум активно развивает социальное партнерство
#108Проект «Информационно открытый университет. Уровень международный» Что показала экспертная оценка пилотных вузов-участников
#111Эффективная подготовка управленческих кадров для Дальнего Востока
#111Региональный хаб новых компетенций
Информационная лента
11:41В России планируется проведение исследования «PISA для школ»
09:36Якутия – один из центров развития цифровых технологий
15:20RusNanoNet: ученые АлтГУ и ИВМ СО РАН реализуют уникальный проект
14:48РФФИ объявит конкурс на лучшие проекты фундаментальных научных исследований
12:27ВГУЭС участвует в дискуссии о школьном образовании на ВЭФ