Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

Елена Дзятковская: «На путь проб и ошибок у нас, вероятно, не осталось времени»

Наш собеседник – ведущий научный сотрудник Российской академии образования, одна из основателей отечественной научной школы в области теории и методики экологического образования для устойчивого развития (модель «зеленых аксиом»), автор более 400 научных публикаций, более 40 изданий учебной и учебно-методической литературы для школьников и учителей школ, 15 монографий и 2 патентов в области педагогики. Ученый и педагог, доктор биологических наук, профессор Е.Н.Дзятковская – гость сегодняшнего номера.

Просмотров: 52

Материал опубликован в журнале №104 от 25.06.2018.

«Невозможно решить проблему на том же уровне мышления, на котором она возникла».

А. ЭЙНШТЕЙН.

«Сегодня от учителя в первую очередь зависит не только судьба цивилизации, но и сохранение человека на планете».

Н. МОИСЕЕВ [1].

 

В начале года редакция «АО» провела опрос своих постоянных читателей с просьбой назвать фамилии известных ученых, педагогов, управленцев, интервью с которыми хотелось бы прочесть на страницах журнала в разделе «Новая школа России». Так благодаря вам гостем одного из прошлых номеров «АО» стал Евгений Ямбург – директор московской школы № 109 г. Москвы, педагог, писатель, автор «адаптивной школы».

Среди желанных собеседников была названа и ведущий научный сотрудник Российской академии образования, одна из основателей отечественной научной школы в области теории и методики экологического образования для устойчивого развития (модель «зеленых аксиом»), автор более 400 научных публикаций, более 40 изданий учебной и учебно-методической литературы для школьников и учителей школ, 15 монографий и 2 патентов в области педагогики. Ученый и педагог, доктор биологических наук, профессор Елена ДЗЯТКОВСКАЯ – гость сегодняшнего номера.

Нomosapiens: императивы выживания

– Елена Николаевна, мировое научное сообщество все настойчивее предупреждает о серьезнейших проблемах, которые предстоит решать в наступившем столетии: от экологических до демографических, от социальных до мировоззренческих. В одной из своих монографий вы также пишете, что «мы столкнулись с такими вызовами, которых еще не знало человечест­во». Какие из этих вызовов вы как биолог и педагог выделили бы особо?

– Прежде всего значительно возросла опасность нарушения биосферного равновесия, обострились риски неустойчивого развития цивилизации. Только в первое десятилетие нового века в мире произошло более 4 тыс. стихийных бедствий, пострадало более трети населения планеты. Для человечества проблема выживания становится все более реальной. Но решить ее одними лишь техническими средствами – то есть без кардинальных изменений ценностной, мировоззренческой системы, самой цивилизационной парадигмы – невозможно. Сделать мир более устойчивым смогут только культура и образование.

В ноябре 2015 года на специальном саммите были приняты «17 целей устойчивого развития». Цель № 4, посвященная образованию, поставила задачу до 2030 года – «обеспечить, чтобы все учащиеся приобрели знания и навыки, необходимые для содействия устойчивому развитию».

На самом деле эта проблематика уже давно волнует умы наиболее проницательных ученых и мыслителей. Вспомним, например, наших соотечественников: академика В. Вернадского с его предупреждением о том, что «человечество далее не может стихийно строить свою историю, а должно согласовывать ее с законами биосферы», или академика Н. Моисеева, остро поставившего вопрос о прямой зависимости будущего благополучия homosapiens как биологического вида от его ценностных, моральных установок. Ученый был убежден, что накануне XXI века «человечество подошло к порогу, за которым нужны и новая нравственность, и новые знания, новый менталитет, новая система ценностей».

– Фактически, новый цивилизационный код?

– Да, потому что нас ожидает смещение системы координат восприятия, оценки и понимания мира – переворот в сознании, подобный тому, что случился в XVI веке, когда людям открылось, что Земля не является «центром божественного творения». На этот раз должно произойти четкое осознание, если хотите, прозрение, что человек не хозяин на Земле, природа не товар, а условие существования человечества, и противостоять ей гибельно. Люди всех стран должны освоить эту экологическую арифметику: научиться чувствовать себя членами универсума и подчинять свою деятельность объективным ограничениям со стороны природы. Этот принцип уже упомянутый академик Н. Моисеев назвал «экологическим императивом», сформулировав его очень емко и лаконично: «То, что было допустимо в прошлом, уже недопустимо сегодня». Экологический императив – та «роковая черта, которую человечество не имеет права переступать ни при каких обстоятельствах». Нарушение же этих ограничений может обернуться для цивилизации самыми катастрофическими последствиями. Однако, чтобы экологический императив действительно вошел в повседневную ткань нашей жизни, стал ее основой, необходимо прежде формирование в сознании нравственного императива – совокупности моральных основ жизни планетарного сообщества XXI века. По сути, должна произойти этическая революция. И в настоящий момент для человеческой цивилизации формирование нравственного императива становится основной проблемой и вызовом: с одной стороны, этот процесс не может идти спонтанно, с другой – на путь проб и ошибок у нас, вероятно, просто не осталось времени. Поэтому необходимо опережающее конструирование новых педагогических инструментов, которые способны этическую революцию обеспечить.

В 2016-2017 годах, в соответствии со сформулированным Минобрнауки РФ государственным заданием, сотрудниками Института стратегии развития образования РАО проведены необходимые исследования. Итогом этой большой работы стал проект новой Концепции общего экологического образования для устойчивого развития.

– Прежде чем задать вопросы об этих инструментах, давайте уточним, что такое «устойчивое развитие», во имя которого необходимы столь радикальные изменения. Конечно, экспертное сообщество хорошо знакомо с концепцией академика, однако до «овладения массами» идеям устойчивого развития, кажется, еще далеко… И ведь это тоже проблема!

– Термин «устойчивое развитие» (sustainabledevelopment) впервые был предложен Международной комиссией по окружающей среде и развитию (Комиссия Брундтланд) в докладе «Наше общее будущее» (1987) и далее уточнялся на конференциях ООН. Его смысл – «продолжающееся», «самодостаточное», «допустимое», «сбалансированное», «прогнозируемое», «управляемое» (то есть не стихийное), «ко-адаптивное» развитие природы и общества. Попутно замечу, что в силу сложности этого понятия в содержании общего образования (особенно дошкольного, начального и в пятом-шестом классах средней школы) рекомендуется слово-замещение – «экомир», а именно – мир гармонии природы и общества.

Устойчивое развитие (УР) – развитие общества, при котором удовлетворение потребностей настоящего поколения осуществляется без ущерба для будущих поколений, управляемое сбалансированное развитие, не разрушающее своей природной основы и обеспечивающее непрерывный прогресс человеческой цивилизации.

Ключевые идеи модели устойчивого развития цивилизации следующие: мир и снижение военных угроз, суверенность национального природного и культурного наследия, достаточность ресурсов биосферы для 10-14 млрд. населения, открывающие новые ресурсы жизнеобеспечения технологии, справедливое потребление, возможность повышения качества жизни людей в пределах хозяйственной емкости биосферы, соединение экологичных и экономных форм хозяйства и потребления с современной наукой и этикой. Международное научное сообщество убеждено: иной гуманистической альтернативы устойчивому развитию нет.

На противоположной чаше весов – теория «золотого миллиарда» (сейчас уже «золотых ста миллионов»). Ее ключевые идеи: недостаточность ресурсов планеты для растущего населения Земли, неизбежность военного конфликта «север – юг» и богатые – бедные, сокращение численности населения и доведение числа землян до 1 млрд. (100 млн.) «избранных», глобальные центры управления ресурсами и демографией всех стран со стороны «первого мира».

Накануне XXI века «человечество подошло к порогу, за которым нужныи новая нравственность, и новые знания, новый менталитет, новая система ценностей».

– Теория заговора?

– Скорее, прогноз-предупреждение, описание иного варианта возможного будущего, обусловленного нарастающими глобальными дисбалансами природной, а затем и социальной среды. Сценарий, если человечество все-таки переступит ту «роковую черту», о которой говорилось выше.

– Вернемся к теме образования. То, что именно оно должно сыграть решающую роль в переходе человечества на рельсы устойчивого развития, фиксируется практически всеми значимыми международными экспертными площадками. От ООН, организовавшей «Десятилетие образования для устойчивого развития», до Римского клуба, который в своем итоговом, весьма жестком докладе 2017 года идею о «новом Просвещении» объявил, по сути, ключевым условием цивилизационной трансформации. Что такое устойчивое развитие, вы пояснили. А в чем заключается суть «образования для устойчивого развития»?

– Образование для устойчивого развития (ОУР) – направление мирового образовательного процесса, сложившееся во второй половине ХХ столетия. Его цель – доступное для каждого человека в течение всей его жизни образование, ориентированное на формирование знаний, умений, отношений, культуры устойчивого образа / уклада жизни, которые позволяют повышать качество жизни людей, не нанося ущерба экологическому качеству окружающей среды в настоящем и будущем.

Целенаправленная организационная поддержка ОУР в глобальном масштабе началась уже в нашем столетии, когда в 2002 году на международной конференции «РИО + 10» главы стран приняли решение широко распространять гуманистические идеи устойчивого развития через национальные системы образования и просвещения. С 2005 года ООН объявила Всемирное десятилетие образования в интересах устойчивого развития. Кстати, Россия также подписала Европейскую стратегию (ЕЭК ООН) по образованию в этой области. Документ ориентировал поддер­жавшие его государства до 2015 года провести реформирование образования: «перейти от передачи знаний и навыков, необходимых для существования в современном обществе, к формированию у молодежи готовности жить в мало предсказуемом будущем мире, в быстро меняющихся экологических и социоприродных условиях». В ноябре 2015 года на специальном саммите были приняты «17 целей устойчивого развития». Цель № 4, посвященная образованию, поставила задачу до 2030 года – «обеспечить, чтобы все учащиеся приобрели знания и навыки, необходимые для содействия устойчивому развитию».

По мнению международного педагогического сообщества, ОУР не отдельный учебный предмет, а системообразующий вектор всего мирового образовательного процесса, его новая цель, реализующаяся сквозным образом через все содержание образования, придавая ему новые смыслы. Именно такой междисциплинарный характер позволит обучать людей мыслить системно, понимать взаимосвязанность проблем глобального характера и вытекающих из этого обязанностей. Здесь необходимо подчеркнуть, что умение «мыслить системно» – одна из ключевых характеристик поколения, способного воплотить концепцию устойчивого развития на практике. И ОУР сейчас находится на этом этапе – этапе формирования полноценных образовательных условий для становления такого поколения.

Образование для устойчивого развития: готова ли Россия?

– Десятилетний международный проект ООН «Образование для устойчивого развития» дал серьезный импульс к изменению национальных образовательных политик. Например, в Финляндии уже к 2011 году все школы были обязаны разработать тематику и меры внедрения ОУР в свой повседневный учебный процесс. В Китае национальным профильным министерством была объявлена специальная программа по внедрению ОУР, экспериментальными базовыми площадками стала тысяча школ. Япония после катастрофического землетрясения и ядерной аварии на Фукусиме 2011 года вообще решила «заново построить образование во всех областях» в соответствии с идеями ОУР. А что в России? Какие значимые инициативы, соответствующие ценностям ОУР, вы бы назвали?

– По мнению экспертов ЮНЕСКО, роль стартового механизма в развитии ОУР может сыграть экологическое образование. За последние годы российским государством четко поставлены задачи перехода на новую, экологически безопасную модель устойчивого социально-экономического развития страны, и в связи с этим – задачи образования по общекультурной и профессиональной подготовке кадров. Речь идет, прежде всего, о стратегических направлениях развития школьного экологического образования в рамках «Основ государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года», утвержденных 30 апреля 2012 года. Согласно плану действий по реализации документа, предусматривается разработка до 2020 года на базе новой концепции экологического образования методологического, программного и учебно-методического сопровождения реализации экологической составляющей ФГОС[1].

Если в англоязычном интернете все информационное пространство заполнено разными аспектами ОУР, то у нас сложился своеобразный информационный вакуум.В результате только 1% российских учителей что-либо слышал об устойчивом развитии.

Что сделано на сегодняшний день? С принятием ФГОС общего образования (2010-2012) существенно расширились педагогические возможности достижения в экологическом образовании общекультурных и личностных результатов. В десятом-одиннадцатом классах введен предмет «Экология». Для всех уровней образования нашим Институтом стратегии развития образования РАО разработана «Программа формирования экологической культуры, здорового и безопасного образа жизни». Далее, в 2016-2017 годах, в соответствии со сформулированным Минобрнауки РФ государст­венным заданием, сотрудниками института проведены необходимые исследования. Итогом этой большой работы стал проект новой Концепции общего экологического образования для устойчивого развития.

Важным механизмом просвещения и образования в области идей устойчивого развития является сетевое взаимодействие. Например, в педагогическую среду в 2015 году – по инициативе кафедры ЮНЕСКО по изучению глобальных процессов на факультете глобальных проблем МГУ им. М.В. Ломоносова, сетевой кафедры

По данным ЮНЕСКО, в условиях глобализации 90% языков мира – а значит, и культурное наследие, сердцем которого во все времена и у всех народов была экологическая культура, – попали под угрозу исчезновения.

ЮНЕСКО на базе Института стратегии развития образования РАО и при поддержке Научного совета по проблемам экологического образования РАО и Информационно-методического центра г. Томска – был запущен пилотный проект «Межрегиональное сетевое партнерство «Учимся жить устойчиво в глобальном мире: экология, здоровье, безопасность» (программа УНИТВИН/ЮНЕСКО, partner-unitwin.net). Цель сетевого педагогического сообщества – ознакомление населения, педагогов, детей, родителей, руководителей образования, властей с задачами экологически устойчивого развития России и распространение лучшего опыта экологического образования для устойчивого развития. (Пользуясь случаем, хочу выразить сердечную благодарность всем педагогам нашего сообщества за огромный волонтерский энтузиазм, гражданскую позицию и педагогический профессионализм!) Подчеркну, что вся эта огромнейшая работа ведется на добровольных просветительских началах.

– Какая актуальная проблематика ОУР находится в центре внимания отечественного академического и экспертного сообщества сегодня?

– Активно идут научные исследования в области дидактики ОУР, прорывных образовательных технологий и системных изменений всего образования на всех его уровнях. И речь не столько о включении в содержание учебных предметов знаний о глобальных проблемах и других приоритетных темах образования для устойчивого развития. Вопрос в том, как в рамках предметоцентрированной организации учебного процесса можно учить мыслить взаимосвязями глобального мира, учить пониманию взаимозависимости природы, людей и производства, культуре потребления, умению считать ресурсы, объяснять важность создания и применения природоподобных технологий и перепроектирования сложившегося уклада жизни, ориентируясь на мудрость природы и ее табу.

К сожалению, рассмотрение одной и той же глобальной проблемы усилиями разных учебных предметов не рождает целостной картины мира: взгляд на проблему остается фасеточным, мозаичным. По этому поводу академик Н. Моисеев с горечью писал, что для нынешней модели образования характерно гипертрофированное стремление к специализации, углубленно-суженному знанию («все больше о меньшем»). Альтернативное же – общекультурное, мировоззренческое направление представлено крайне скудно. Но именно оно позволяет «увидеть большее, пренебрегая меньшим»: понять целостность мира, в котором живем, и… заглянуть в будущее.

– Россия на сегодняшний день готова ли к полно­масштабной реализации ОУР в рамках национальной системы образования?

– Формирование нового отношения, мировоззрения требует новой среды, буквально пропитанной этими идеями. Но если в англоязычном интернете все информационное пространство заполнено разными аспектами ОУР, то у нас сложился своеобразный информационный вакуум. В результате только 1% российских учителей что-либо слышал об устойчивом развитии. Увы, экологическая тематика совершенно недостаточно освещается и российскими СМИ, а часть публикаций носит «потребительский» или негативный характер, формируя образ противостояния человека и природы. Это надо пересматривать, воспитывать будущих журналистов на идеях ОУР.

Вообще, несмотря на огромный размах экологических мероприятий, проектов, программ в школах и дополнительном образовании детей, их результат по-прежнему удручает. Итог всей этой работы подведен и в апрельском, 2017 года, указе Президента РФ «Стратегия экологической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года», где в одном из пунктов прямо сказано о «низком уровне экологического образования и экологической культуры населения». Самые больные, я бы сказала, критические вопросы – мировоззренческий пробел в содержании экологического образования всех уровней обучения. Проблемой является и подготовка педагогических кадров, отсутствие в перечне общекультурных или профессиональных навыков экологической компетенции.

Существенное изменение ситуации возможно с принятием новым Министерством просвещения РФ проекта Концепции общего экологического образования в интересах устойчивого развития России, а также примерных программ формирования экологической культуры для всех уровней обучения и внесение подготовленных группой экспертов изменений во ФГОС для обеспечения комплексности экологической составляющей стандарта.

 

«Зеленые аксиомы» XXI века

– Сейчас очень много говорится о базовых навыках XXI века. В этот перечень эксперты и футурологи включают такие, например, как концентрация и управление вниманием, эмоциональная и цифровая грамотность, креативность, экологическое мышление (!), кросскультурность, способности к обучению, эмпатии и даже осознанность. Выше вы уже упомянули о «цели № 4» к 2030 году – «обеспечить, чтобы все учащиеся приобрели знания и навыки, необходимые для содействия устойчивому развитию». О каких навыках речь?

– В соответствии со Стратегией ЕЭК ООН по образованию для устойчивого развития, главное – научить людей учиться (то есть учить самих себя, самообразовываться, поскольку информация в мире стремительно устаревает и обновляется); научить делать (то есть от слов переходить к практике, работать в команде для достижения общей цели, поскольку такие проблемы, как экологические, являются предметом заботы всех и требуют объединения практических действий людей разных профессий, ведомств, поколений, стран); научить жить вместе (то есть общаться, сосуществовать, слышать друг друга, договариваться, идти на компромиссы ради общей цели, мирно решать противоречия); научить быть (самоидентифицироваться, самоопределяться, а не «плыть по течению»). По итогам декады ООН «Образование для устойчивого развития» была добавлена еще одна компетенция – учиться изменять себя и окружающий мир (то есть развиваться самому и вносить вклад в устойчивое развитие своего окружения). Кроме того,ЮНЕСКО определяет и ракурсы подходов к каждой компетенции: единство рассмотрения экологической, социальной, экономической сторон в любой деятельности, прошлого – настоящего – будущего, личного – локального – национального – глобального, морали – этики – права.

Перечисленные компетенции содержатся в требованиях ФГОС всех уровней обучения. Однако лично я вижу здесь еще один неосвещенный аспект. Эта компетенция не обозначена во ФГОС. О чем идет речь? О картине мира, своем месте в нем и способах взаимодействия с ним, которая должна складываться у личности в результате применения всех этих компетенций. Современная наука, труды В. Вернадского, Н.  Моисеева, международная концепция устойчивого развития создают абрис научной картины мира устойчивого развития, которую национальные системы образования пытаются сформировать у молодежи и взрослых как основу нового мировоззрения и устойчивого образа жизни. Важнейшая форма ее представления – языковая картина мира. Однако языковая картина мира всегда достаточно консервативна. Помимо новых элементов, она содержит реликтовые формы, работающие на закрепление ценностей и психологии «общества потребления». Одним словом, нашими исследованиями доказывается (и теоретически, и экспериментально), что сложившаяся в массовом сознании языковая метафорическая картина мира требует целенаправленного обновления путем включения ключевых (корневых) метафор устойчивого развития. Язык метафор, обладающий потрясающей убедительной силой, способен выстроить диалог знания научного и обыденного, понятийного и образного, рационального и чувственного, индивидуального и коллективного, чтобы глубокие научные знания нашли отклик в складывавшихся веками кодах средосберегающего поведения наших предков, в сгустках культуры в ментальном мире человека, а не приводили бы к когнитивным и нравственным диссонансам. Ведь речь идет не просто о знаниях об устойчивом развитии, а о новой системе координат в оценке мира, о новых жизненных смыслах и установках деятельности.

Метафорическое моделирование мира устойчивого развития – направление научных исследований сетевой кафедры ЮНЕСКО на базе Института стратегии развития образования РАО и творческих поисков педагогов уже упомянутого межрегионального сетевого партнерства «Учимся жить устойчиво в глобальном мире». Примером таких корневых метафор могут служить «зеленые аксиомы». Группой исследователей для изменения текстов ФГОС внесены предложения, касающиеся целенаправленного развития у обучающихся способов метафорического мышления, которые надо отличать от использования метафор как средств художественной выразительности.

– Ваша концепция «зеленых аксиом» является одним из самых интересных предложений-ответов на этот вызов воспитания навыков XXI века. Расскажите, пожалуйста, подробнее.

– Предложенная концепция – это результат педагогической адаптации экологического императива, ключевого понятия экологического образования для устойчивого развития. «Зеленые аксиомы» представлены в виде набора утверждений (законов, правил), которые подкреплены наукой, искусством, литературой, фольклором и облекаются в разные метафорические формы в зависимости от возрастных, этнокультурных, психологических особенностей обучающихся. Фактически, это новая технология экологизации содержания общего образования. Она отличается от традиционной тем, что запускается не от предмета, его интересов и целей (то есть «снизу»), а от ценностно-мировоззренческих целей экологического образования, которые определяются еще на допредметном уровне – «сверху». Пропущенные через содержание всего общего образования, «зеленые аксиомы» позволяют учащимся убедиться в универсальности и объективности экологического императива в его разнообразных проявлениях, побуждают считаться с ним, управляя своими желаниями и действиями, мыслить в координатах «необходимое – возможное». А метафорическая форма делает их понятными в разных языковых средах.

Каковы базовый смысл и логика, на которых выстроена концепция «зеленых аксиом»? Вокруг нас есть и природа, и общество. Они существуют не раздельно друг от друга, а формируют единые социоприродные экологические системы. Эти системы различны, но все они связаны между собой общей окружающей средой. Жизненно необходимые параметры среды поддерживаются естественными природными экосистемами, и их разнообразие – это тот иммунитет, который защищает природу от неблагоприятных воздействий, является важнейшим условием сохранения биосферного равновесия. Теперь одна только цифра: по прогнозу Всемирного фонда дикой природы с 1970 до 2020 года, численность популяций живых организмов на Земле сократится на 67%, а пресноводных – более чем на 80%! Столь существенная динамика оскудения природного разнообразия (повторю, иммунитета природы), огромный «вклад» в которое вносит и хозяйственная деятельность человека, означает, что мы приближаемся к черте нарушения глобального биоравновесия с последующим изменением средовых параметров, жизненно важных для всех живых существ на планете.

По аналогичному принципу рассматривается и развитие человеческого сообщества как социального организма. Здесь иммунитетом к цивилизационному распаду, антикультуре и антиценностям является разнообразие культурное. Но и в этом случае мы наблюдаем нарастание кризисных симптомов: так, по данным ЮНЕСКО, в условиях глобализации 90% языков мира – а значит и культурное наследие, сердцем которого во все времена и у всех народов была экологическая культура, – попали под угрозу исчезновения (в России опасность грозит 136 языкам).

Состояние здоровья зависит от санитарно-гигиенических условий – на 25-40%, антропогенных загрязнений – на 25%, факторов внутришкольной среды –на 21-27%, медицинской помощи – на 25%.

Предотвращение оскудения природного и культурного разнообразия – это задача-минимум устойчивого развития. Обеспечив ее решение, обществу необходимо выходить на качественно новый уровень взаимоотношений с природой, приступив к решению задачи-максимум: постигая мудрость природы, изучая ее законы и подчиняя им свою деятельность (экологический императив), перейти к новому типу управления системой «природа – общество – производст­во», которая не выходит за пределы емкости биосферы. Речь идет о природоподобных технологиях, «зеленом» потреблении, низкоуглеродной экономике, которые позволяют социоприродным экосистемам перейти в режим саморегуляции по образу и подобию самоорганизующихся природных систем. Для решения этой задачи неизбежно переосмысление и перепроектирование людьми своего образа жизни и хозяйствования. Участие в посадке деревьев, уборке мусора, переживание личной вины за экологический кризис на Земле здесь явно недостаточны. Требуется интеллектуальная и психологическая готовность к реинжинирингу, ременеджменту, экологическому проектированию, экологическому творчеству, партнерству.

На основе обобщения этих позиций мы сформулировали «зеленые аксиомы», позволяющие действовать в соответствии с экологическим императивом и формулировать императивы нравственные. Это аксиомы:

– общей для всех (для природы, человека и общества) среды – общей судьбы – общей ответственности;

– сбережения природного и культурного наследия (сохранения необходимого естественного природного и культурного разнообразия);

– совместимости, гармонизация общества и природы – принципиальной возможности коэволюции общества и биосферы в рамках ее хозяйственной емкости;

– табу (границ дозволенного природой) – в любой деятельности есть объективно существующие ограничения со стороны природы;

– меры – всегда есть допустимые изменения природных объектов (в том числе человека), экосистем, окружающей среды;

– укрепления «слабого звена» – в любом деле необходимо предусмотреть дефицитные ресурсы.

Принципы действий (нравственные аксиомы), вытекающие из этих положений, разнообразны, как и их формулировки и формы представления: вербальная, визуальная, образная, метафоричная, инфографика. Это принципы умеренности, «мягкого» управления, предосторожности, несовместимости ЭГО и ЭКО, минимизации экологического следа и другие.

– Кстати, о дефицитных ресурсах… В вашей очень интересной монографии «Образование для устойчивого развития в школе. Культурные концепты. «Зеленые аксиомы». Трансдисциплинарность» есть такая фраза: «Время и адаптация становятся наиболее дефицитными ресурсами в XXI веке. В каждой стране есть и свои дефицитные ресурсы. В России это низкий ресурс человеческого капитала». На фоне уже привычного утверждения о России как стране с «огромным человеческим потенциалом», с которого начинаются едва ли не все отечественные экспертные доклады, такая оценка звучит довольно необычно…

– Во-первых, спасибо за высокую оценку моего труда. Во-вторых, давайте разберемся, что такое человеческий капитал. Если кратко – это интеллект, здоровье, знания, качественный и производительный труд и качество жизни. Национальное богатство страны включает физический, человеческий, финансовый и природный капиталы, причем вклад человеческого капитала в национальное богатство сегодня выходит на первое место. Об этом свидетельствует и мировая статистика: так, по оценкам Всемирного банка и Программы развития ООН, в настоящее время на планете физический капитал формирует 16% общего объема богатства каждой страны, природный – 20%, человеческий же – 64%. Однако во многих развитых странах доля последнего приближается уже к 80%. Например, по расчетам Всемирного банка, в США человеческий капитал составляет 76%, в Западной Европе – 74%. В России – 50%. Какие риски это отставание несет для страны? Поскольку человеческий капитал – это интенсивный производительный фактор развития современных национальных экономик (о чем свидетельствуют и приведенные выше статистические данные), то его недостаточность, невысокая динамика становятся базовой причиной торможения научно-технической и инновационной деятельности России. Ведь инновационная экономика – это экономика высокого качества жизни, интеллекта, образования, науки.

Стоит добавить, что человеческий капитал тесно связан с человеческим потенциалом. И вот его динамика: если в 1992 году по индексу развития человеческого потенциала Россия находилась в группе развитых стран, занимая 52-е место, то к 1995 году она переместилась в конец группы среднеразвитых стран, занимая уже 72-е место, и к настоящему времени пока так и не вошла в группу развитых стран.

– Возвращаясь к теме «зеленых аксиом», спросим: удалось ли использовать этот метод на практике?

– На сайте partner-unitwin.net в разделе «Библиотека» выложено в открытом пользовании огромное количество материалов, которые накоплены педагогами по результатам использования «зеленых аксиом» в образовательном процессе. Разработана авторская методика концентрического использования «зеленых аксиом» на практике В. Пустоваловой, совместно с А. Злобиной систематически ведутся выездные курсы по ознакомлению педагогов разных территорий с этим новым инструментом экологизации содержания образования любых учебных предметов. Выстроена и апробирована концентрическая модель включения «зеленых аксиом» в содержание общего образования, начиная с дошкольного возраста до выпускных классов общего среднего образования. Важный вывод – метафорическая форма представления экологического императива (вербальная и визуальная) позволяет на качественно новом уровне решать задачи по достижению личностных результатов образования – формирования экологической культуры в интересах устойчивого развития.

Но главным условием получения необходимого полноценного результата является требование «дорожной карты» Глобальной программы действий ООН по ОУР: общеинституциональный подход. Это значит, что идеи устойчивого развития должны быть известны всем педагогам школы, детям и их родителям, включены в ООП образовательной организации, а использование «зеленых аксиом» должно быть не спонтанным, случайным, а системным и систематичным.

– Не кажется ли вам, что сейчас в массовую психологию внедряются некие постулаты и «программы», которые по сути своей противоположны и принципам ОУР, и императивам «зеленых аксиом»? Скажем, «толерантность» как понятие почти в открытую высмеивается, вместо навыков «умения слушать оппонента», «эмпатии», «критического мышления» культивируется их противоположность, а картину мира вновь пытаются разукрасить в «черно-белый цвет» без всяких оттенков… И в итоге мы сейчас, в конце второго десятилетия XXI века, оказываемся гораздо ближе к реализации тревожных прогнозов и предупреждений того же академика Н. Моисеева, чем двадцать лет назад?

– Спасибо большое за то, что вы поднимаете такие важные вопросы. Да, такая опасность есть. Она отражает противостояние идеологии монополярного и многополярного мира. Сложность геополитической обстановки определяет напряженность этого фронта информационной борьбы. Это еще раз доказывает, что сегодня в образовании на первый план должны выходить личностные результаты – системообразующие для навигации ребенка в окружающем его информационном «бульоне» и для целевого гуманистического использования формируемых у него компетенций. Еще Д. Менделеев писал, что обучение без воспитания – меч в руках сумасшедшего. Сегодня школа, сосредоточившись на ЕГЭ, крайне скудно разъясняет детям происходящие в мире события. И это относится не только к политике. А новые фильмы?! Как использовать их воспитательный потенциал или разъяснять скрытые в них опасные установки? Эта проблема даже не ставится. А житейские межличностные проблемы, обсуждение которых могло бы дать для жизни ребенка больше, чем формально усвоенный логарифм? Реальная жизнь ребенка оказывается вне интересов школы. Мы теряем с ним духовную связь, ограничиваясь «образовательными услугами»... Поэтому не только информационные опасности, но и почва для реализации психологических манипуляций, информационного терроризма, информационных диверсий, к сожалению, есть.

 

Сберечь школьника!

– Несколько вопросов вам как специалисту и разработчику в области здоровьесберегающих методик, основателю научной школы «Экология учебной деятельности». Статистика свидетельствует об ухудшении здоровья каждого нового поколения детей и школьников. По вашему мнению, насколько серьезна или даже критична ситуация в этой сфере?

– Приведу данные. Порядка 80% российских выпускников общеобразовательных организаций по состоянию здоровья имеют ограничения при выборе профессии, а 35% считаются непригодными к службе в армии. Наличие у 22-25% девушек расстройств менструального цикла является основой последующего нарушения репродуктивной функции, приводящего к снижению рождаемости. Нарушения осанки диагностируются у 55% дошкольников и у 70% детей – к окончанию начальной школы. С увеличением возраста увеличивается число школьников, имеющих несколько диагнозов. Дошкольники пяти-шести лет имеют в среднем два диагноза, школьники семи-девяти лет – три диагноза. Число здоровых детей с первого до одиннадцатого классов сокращается в несколько раз. По данным Федеральной службы по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, состояние здоровья зависит от санитарно-гигиенических условий – на 25-40%, антропогенных загрязнений – на 25%, факторов внутришкольной среды – на 21-27%, медицинской помощи – на 25%.

Попробуем разобраться, почему сложилась такая ситуация?

Первая причина неблагополучия состоит в том, что ухудшение здоровья детей обусловлено устойчивой тенденцией ухудшения здоровья женщин, ростом патологии беременности и родов. При этом предопределяется высокая заболеваемость детей и всего населения в последующие годы, поскольку происходит «накопление груза патологии в поколениях». Подавляющее большинство детей является уже с детства нездоровыми. Ухудшение состояния здоровья школьников в те или иные периоды обучения – например, при переходе из начальной в основную школу – чаще всего следствие декомпенсации уже имеющихся отклонений. Больная женщина – больной плод – больной ребенок – больной подросток – больное следующее поколение родителей. Вопрос: что делает школа для поддержания здоровья девочек в нежный пубертатный период?

Вторая существенная причина связана со слабостью защитно-приспособительных и адаптационно-компенсаторных механизмов организма, которые не получают необходимого развития, тренировки, при этом испытывая огромные перегрузки вследствие безответственного, нездоровьесберегающего поведения. Это способствует запуску патогенных реакций в формирующемся организме, приводит к возникновению функциональных нарушений, а при поздней диагностике и несвоевременном лечении – к хронизации процессов.

Однако не следует с фатальностью воспринимать цифры, приведенные выше. Важно анализировать, что за ними стоит, и своевременно предпринимать меры, поскольку подавляющая часть прироста заболеваемости приходится на так называемую предотвратимую патологию. Что это означает? Например, известно, что табакокурение – провоцирующий фактор целого ряда заболеваний. По оценкам ВОЗ, в настоящее время Россия находится на четвертом месте в мире по распространенности курения среди подростков. Соответственно, профилактика, активная конртпропаганда этой вредной привычки среди подростков – существенная возможность предотвратить риски заболеваемости, в том числе в более зрелом возрасте. Еще пример. Поступление в общеобразовательные организации детей в возрасте младше семи лет существенно увеличивает риск возникновения различных нарушений физического развития, костно-мышечной, нервной, пищеварительной и сердечно-сосудистой систем, органов зрения: процент часто болеющих детей среди них в 1,5-2 раза выше, чем у старших одноклассников. Причем эта закономерность не меняется на протяжении всего периода обучения. В этом случае даже простая рекомендация родителям не спешить оправлять своего «шестилетку» в школу даст свои положительные результаты.

Таким образом, рост предотвратимой и возрастной патологии – это звонок, прежде всего, системе образования и просвещения. Требуется совершенствование профилактических мероприятий и формирование культуры «здорового образа жизни» как важной стороны культуры устойчивого развития.

– И всё-таки что делать: перестраивать систему родовспоможения, внедрять широкие практики ранней реабилитации родовых травм, или снижать учебные нагрузки, менять содержание образования, или срочно вводить в масштабе всей школьной системы новые здоровьесберегающие технологии обучения? Какие советы в данном случае дает современная наука, в том числе педагогика, для решения этой очень серьезной нарастающей проблемы?

– Специалистам – увидеть ребенка, а не обучающегося или пациента, которому оказываются образовательные или медицинские услуги. Родителям – расставить приоритеты жизненных ценностей (мы сами программируем жизнь детей: отметка любой ценой, «само пройдет», «и мы так жили»…). Преодолевать психолого-педагогическую неграмотность населения в целом. Руководящим органам – переносить отношение к собственным детям на остальных и отказаться от установки, что официальные «бумажки» являются единственным критерием результатов, особенно когда мы имеем дело с живыми людьми. Всем – и взрослым, и детям – осознавать, что даже самые тяжелые нарушения здоровья могут в существенной степени компенсироваться благоприятными социально-психологическими условиями жизни. Так мы вернулись снова к проблеме культуры – воспитания, преподавания, профилактики, лечения и реабилитации.

Дошкольники пяти-шести лет имеют в среднем два диагноза, школьники семи-девяти лет – три диагноза. Число здоровых детей с первого до одиннадцатого класса сокращается в несколько раз.

– В 2005 году вы получили премию губернатора Иркутской области за разработку и внедрение «модели межведомственного взаимодействия системы образования и практического здравоохранения по профилактике психосоматических расстройств в детской популяции». Взята ли эта модель на вооружение в массовом масштабе?

– Увы, о массовом масштабе можно лишь мечтать. А гомеостатический принцип оптимизации межведомственных взаимодействий, который лежал в основе нашей модели, запатентован в другой стране и не нами, и используется. Хорошо, что кому-то приносит пользу…

– Елена Николаевна, заключительный вопрос. На ваш взгляд, что необходимо сделать, для того чтобы отечественные педагогические исследования быстрее, масштабнее внедрялись в педагогическую практику?

– Нужна эффективная национальная модель, затем программа взаимодействия педагогической науки и практики.

 

Беседовала Марина БРЫЛЯКОВА.

 

[1]Распоряжения Правительства РФ от 18 декабря 2012 года, № 2423-р и от 23 января 2014 года, № 64-р.

[1]Моисеев Никита Николаевич (1917-2000) – выдающийся советский и российский ученый, доктор физико-математических наук, академик, основоположник ряда научных школ. Под его руководством были проведены исследования по разработке математической модели экологических последствий ядерной войны (так называемая «ядерная зима»), получившие мировую известность.

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: ао-104, новая школа россии, актуальное интервью, марина брылякова, елена дзятковская

Похожие материалы:
В Китае сформирован небывалый общественный интерес к образованию
Нужно ли государству негосударственное образование?
Плата плагиата
Игорь Реморенко: «Поиск стратегий развития образования идет во всем мире»
Прямая оценка качества подготовки
Бюджет 2014-2016: финансирование национальной системы образования
Создание школы XXI века надо начинать заново
ДПО: как покинуть периферию?
Религия как компонент образовательного процесса
Виктор Болотов: «Аналитик, будь верен правде»

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 3 (111) 2019

Рынок труда не ждет. Жёсткие сроки и быстрые перемены – такова «повестка дня» на ближайшие пять-шесть лет. Для сферы ДПО – тем более. «Место, которое Россия будет занимать в глобальном миропорядке к 2050 году, определяется тем, что будет происходить в 2018-2024 гг. в наших детских садах, школах, колледжах и университетах, в сфере непрерывного образования», – подчеркивают специалисты Центра стратегических разработок и НИУ ВШЭ в совместном докладе «Двенадцать решений для нового образования». По мнению участников круглого стола, организованного издательством «Аккредитация в образовании» при поддержке информационного агентства «Интерфакс», реальные возможности для преобразований имеются. Вопрос в том, «можем ли мы в меняющейся среде эффективно готовить людей, не только выполняющих определенные функции, но и вызывающих доверие производимыми изменениями»…
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
Формирование профессиональных компетенций студентов в Камчатском филиале Российского университета кооперации
Камчатский филиал РУК является центром подготовки квалифицированных специалистов для...
Из журнала
#104Ученые ВСИЭМ работают над улучшением качества жизни населения Якутии
#95Воскресенский колледж готовит инновационно ориентированные кадры
#96Эксперты делятся своим взглядом на принципиально важные вопросы в сфере образования
#94Дальневосточный государственный университет путей сообщения отметил юбилей
#102Армавирский машиностроительный техникум входит в сотню лучших ссузов страны
Информационная лента
09:50Вячеслав Воронин, ростовский ученый с мировым именем: Наука не имеет государственных границ
09:47Студенты СФУ предложат технические решения по безбарьерному доступу
09:45Конкурс для ученых по программе Фулбрайта
10:29Исследование мерзлоты и освоение Арктики принесёт ещё множество открытий
09:59Эксперт БФУ им. И. Канта рассказал о наиболее встречающихся в Калининградской области типах молний