Поиск по сайту
О журналеПроектыОформить подпискуКонтакты

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОСУМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вузы России

Валерий Ефимов о глобальной трансформации высшей школы

«Образование-2030: сценарии для России» – так называлось большое редакционное интервью с директором Центра стратегических исследований и разработок СФУ Валерием Ефимовым, опубликованное в нашем журнале некоторое время назад и вызвавшее немалый интерес читателей. В публикуемом ниже авторском аналитическом эссе В. Ефимов продолжает развивать тему глобальной трансформации высшей школы, ее ценностей и смыслов в контексте прошлого, настоящего и будущего.

Просмотров: 49

Материал опубликован в журнале №105 от 24.09.2018.

ЕФИМОВ Валерий Сергеевич 

директор Центра стратегических исследований и разработок Сибирского федерального университета, кандидат физико-математических наук, доцент.

«Образование-2030: сценарии для России» – так называлось большое редакционное интервью с директором Центра стратегических исследований и разработок СФУ Валерием Ефимовым, опубликованное в нашем журнале некоторое время назад («АО» №69-70, 2014) и вызвавшее немалый интерес читателей. В публикуемом ниже авторском аналитическом эссе В. Ефимов продолжает развивать тему глобальной трансформации высшей школы, ее ценностей и смыслов в контексте прошлого, настоящего и будущего.

Трансформацию университетов и концепт университета будущего мы будем обсуждать в двух временных горизонтах: университет ЗАВТРА и университет ПОСЛЕЗАВТРА [1].

Особенности университета «завтрашнего дня» определяются ситуацией фазового перехода от индустриального к постиндустриальному обществу. При этом уже проявляются тренды, которые будут определять основные изменения в экономике, технологиях, обществе, культуре и самом человеке. Более того, отдельные университеты-лидеры уже представляют прототип и частично реализованную версию университета нового поколения, которую мы будем обсуждать как Университет 3.0.

Для понимания более отдаленной перспективы, контуров новой фазы общественного развития, которую мы определяем как когнитивную, необходимо обсуждать новую специфику трендов. Они вычитываются как метатренды, проходящие через все фазы общественного развития. Контуры вуза «послезавтрашнего дня» – Университета 4.0 – остаются ещё неопределенными, но, тем не менее, уже сегодня представлены в отдельных концептах и локальных практиках, которые можно рассматривать как площадки «будущего в настоящем».

 

Университетские концепты

Для понимания происходящих изменений и вызовов, с которыми сталкиваются университеты, важно рассмотреть трансформации университетов в общей исторической логике. При этом необходимо использовать схему «смены поколений» университетов, предполагающую, что поколение возникает, развертывается, а затем уходит с передовых позиций, уступая место новым лидерам. При этом университеты «нового» и «старого» поколения могут сосуществовать в системе высшего (третичного) образования достаточно длительное время.

В Университете 1.0 человек – это «наделенное сознанием творение Бога». В Университете 2.0 – это исследователь, инженер и конструктор, выстраивающий научную картину мира и технологическую цивилизацию. В Университете 3.0 – это исследователь, инженер и предприниматель в технологических, социальных и гуманитарных областях.

В отличие от изменений каких-либо локальных аспектов существования и деятельности университетов, трансформация предполагает преобразование университета как системы, включая изменение и плана «идеального», и плана «действительного». В первом случае это изменение образа университета, его миссии и функций в обществе. Во втором – преобразование самого устройства университета, его деятельности, применяемых технологий и организационных форм. Трансформация – это кризис и деструкция одного социокультурного целого с одновременным рождением и развертыванием другого. В процессах трансформации университет не просто модифицирует свои отдельные элементы и процессы, но становится «новой сущностью», соответствующей ситуации будущего как новой «пересборки мира». В этом контексте выделяются следующие университетские концепты.

Университет 1.0 возник в Средние века на доиндустриальной фазе общественного развития в первую очередь как корпорация интеллектуалов («братство посвященных»), выстроенная ими социальная форма своего существования [1] (Ле Гофф Ж., 2003). Университет 1.0 позволял воспроизводить как само сообщество интеллектуалов, так и практикуемые ими сложные формы интеллектуальной деятельности и на уровне сообщества в целом, и на персональном уровне. Именно тогда были сформированы профессиональные нормы новых интеллектуальных практик: дискуссии как формулирования авторских тезисов и их защиты перед оппонентами, а также правила подготовки и защиты выпускных работ как свидетельство достигнутого профессионального статуса.

Университет нового поколения возникает как драйвер общественного развития: он каждый раз возникает (создается) как противостояние некоторым феноменам или тенденциям в обществе, культуре и самом себе. Он полагает взамен преодолеваемого нечто иное (новое): разворачивает прямо на своем «теле» инновационные практики с новым деятельностным, социальным и антропологическим наполнением.

Университет 2.0 – это университет индустриальной фазы общественного развития. Наряду с воспроизводством интеллекта он обеспечивал применение интеллекта в научных исследованиях (научная революция) и в инженерно-технической деятельности в ее производственно-технологическом, социально-организационном и управленческом аспектах. Университет 2.0 обеспечивал масштабную индустриализацию (технологическая революция), включая развитие естественных и инженерно-технических наук, производство квалифицированных кадров (инженеров и техников) и управленческих элит. Он технологически был связан с «печатной революцией» – революцией в способах фиксации и распространения знаний в больших масштабах.

Лидером в каждом поколении является «университет фронтира» <…> который либо создается на первом шаге как новый альтернативный институт (greenfield), либо переживает глубокую трансформацию как уже существующий (brownfield).

Университет 3.0 относится к постиндустриальной фазе. В связи с необходимостью обеспечивать несколько линий производства/воспроизводства знаний, мышления, деятельности он расслаивается на ряд существующих одновременно типов:

1) исследовательский – обеспечивающий производство фундаментальных знаний (часть университетов этого типа также обеспечивает воспроизводство управленческих элит);

2) инновационно-технологический – реализующий прорывные исследования и разработки, предпринимательскую деятельность и создание новых практик («стэнфорды»);

3) «сервисный» – готовящий людей к включению в сервисную экономику;

4) «социальный» – обеспечивающий социализацию молодежи (фактически – общее высшее образование).

Таким образом, необходимое воспроизводство социума как сложной системы обеспечивается не каким-то одним типом университета, а целой конструкцией высшей школы, включающей университеты различных типов.

Университеты будут вынуждены либо уйти со сцены, либо стать лидерами «цифрового мира», активно создавая инновационные IT-решения <…> в обучении, хозяйственной и управленческой деятельности.

Университет 4.0 – продукт формирующегося когнитивного общества. Его миссия – обеспечить производство, воспроизводство и применение интеллекта в характерных для этого общества масштабах и формах: сетевой и коллективный интеллект, усиленный применением специальных технологий; гибридный человеко-машинный интеллект; массовый интеллект в форме «мыслящей среды». Университет этого поколения технологически связан с цифро-коммуникативной революцией, которая позволяет сформировать новую платформу для сохранения и передачи знания, для интеллектуальной коммуникации и мышления, для создания «умных» систем: производств, городов, государств. В качестве интеллектуального лидера этой революции сам университет становится сетевым, территориально распределенным, интернациональным, цифровым и «умным» во всех проявлениях своей деятельности. Его ключевые деятельности:

– формирование интеллектуальных сообществ и различных коллабораций;

– научные исследования, технологические разработки и производство инноваций (в виде стартапов);

– образование различных социальных и возрастных групп и «новое» просвещение;

– активное участие в процессах развития через экспертизу и консалтинг, проектирование и создание новых социальных и культурных практик.

Причем Университет 4.0 стремится преодолевать свою «пространственную локальность»: его активность в значительной степени будет осуществляться в виртуальном пространстве [2-5] (Ефимов В., 2016, 2017).

Как помыслить университет

Одна из проблем понимания трансформаций университета состоит в том, что в большинстве случаев обсуждается какой-либо частный аспект действительности университета. Например, рассматривается образовательная деятельность, и в этом случае трансформация понимается как смена одного поколения образовательных программ и образовательных стандартов другим поколением. Если же университет предполагается как организация, то его трансформация рассматривается в терминах организационного развития.

Университеты будут активно разворачивать специальные антропопрактики, обеспечивающие не просто подготовку специалистов и выращивание профессионалов, но, собственно, развитие человека – самоопределение, целеполагание, самоорганизацию. Только в этом случае они станут значимыми институтами развития человека и наращивания человеческого капитала.

Университет может мыслиться и как «университет вообще» – характерный для эпохи идеальный тип когнитивного института, на образ которого ориентируются конкретные учреждения высшего образования. В этом случае трансформация означает изменение идеального образа университета [6] (Ясперс К., 2006). С другой стороны, трансформации могут изучаться на эмпирическом уровне – как изменения параметров отдельных учреждений или популяций университетов.

Чтобы задумать университеты и их трансформацию системным образом, необходима онтологическая конструкция, которая увязывает разные аспекты действительности университетов, отражает и включенность университетов во внешний социокультурный контекст, и внутренние процессы. При этом будем использовать онтологическую конструкцию из трех философских категорий: «деятельностного», «социального», «антропологического», – которые зададут «мысленное пространство» существования университета. Помыслить университет – это значит «поместить» его в данное пространство, начать рассматривать каждый из феноменов существования и трансформации в трех проекциях: деятельностной, социальной и антропологической.

В деятельностной проекции университет определяется через характер полагаемых им картин мира и предметных онтологий как оснований для функционирования, миссии и целей, базовых методов исследований и производства знаний, инструментов и средств воспроизводства интеллекта и интеллектуалов, то есть для значимых в обществе деятельностей.   Деятельностная специфика университета понимается и как особенность используемых в нем образовательных, коммуникативных, организационных технологий.

В социальной проекции университет определяется как сообщество некоторого типа, включенное в систему отношений и коммуникаций с окружающим его социумом. Университет является основным институтом, обеспечивающим производство и воспроизводство интеллектуальных и профессиональных сообществ (исследователей, инженеров и прочие). Социальный аспект его существования определяется ролью и позицией основных акторов, способов их коммуникации и кооперации, конкуренции и конфликтования, а также функциями, организационными формами и институциями, посредством которых реализуется сам университет.

В антропологической проекции специфика университета определяется характерными для него признаками: идеальным образом человека – как ответ на ключевой вопрос «Что есть человек?»; способами реализации субъективности и субъектности человека – «Что значит быть человеком?»; представлением о развитии человека – «Что значит развивать человека?». Профессор и студенты должны соответствовать идеальному образу человека, а процесс образования должен обеспечивать «производство» таких людей. В Университете 1.0 человек – это «наделенное сознанием творение Бога». В Университете 2.0 – это исследователь, инженер и конструктор, выстраивающий научную картину мира и технологическую цивилизацию. В Университете 3.0 – это исследователь, инженер и предприниматель в технологических, социальных и гуманитарных областях [2-4] (Ефимов В., 2016, 2017).

 

Поколения университетов

При анализе поколенческих изменений университета важно использовать схему «преодоление – полагание – разворачивание», которая позволяет понимать сложность происходящих в объекте и обществе изменений (см. табл.1). Университет нового поколения возникает как драйвер общественного развития: он каждый раз возникает (создается) как противостояние некоторым феноменам или тенденциям в обществе, культуре и самом себе. Он полагает взамен преодолеваемого нечто иное (новое): разворачивает прямо на своем «теле» инновационные практики с новым деятельностным, социальным и антропологическим наполнением. На следующем шаге университет масштабирует перспективные практики: осуществляет технологизацию их основных компонентов и начинает массовое тиражирование новых практик.

При этом лидером в каждом поколении является «университет фронтира» [7] (Ефимов В., 2017), который либо создается на первом шаге в качестве нового альтернативного института (greenfield), либо переживает глубокую трансформацию как уже существующий (brownfield).

Специфика деятельности когнитивной эпохи связана с тем, что ключевую роль в создании чего бы то ни было начинают играть новые знания, а производителем знаний становится коллективный интеллект.

 

Университети глобальные тренды

Основными трендами, определяющими ситуацию в университетах в ближайшие десять-двадцать лет, будут следующие.

1. Сверхиндустриализация. Индустрия достигает своей зрелости и начинается ее трансформация: фомируется надстройка над индустрией – «метамашины», надстроенные над индустриальными деятельностными машинами. Это крупные транснациональные и национальные компании, которые используют фабрики и заводы как материал, «кубики конструктора», формируя сложные конфигурации своей деятельности. Они включают разработку образцов новой продукции (промышленные лаборатории); производственные цепочки (фабрики), сбыт продукции и развитие рынков (торговые и маркетинговые подразделения), послепродажное обслуживание пользователей продукции (сервисные подразделения) и другое. Система деятельностей сверхиндустриальной эпохи [8] (Тоффлер Э., 1999) включает проектирование и конструирование метамашин, обеспечение функционирования включенных в их состав деятельностных машин (производственных, сервисных), обеспечение производственных коммуникаций.

В когнитивной фазе будет формироваться особая культура воли, необходимая для самоудержания человека: концентрации, фокусировки деятельности, удержания смыслов и замыслов, критической фильтрации информации и коммуникаций.

Создание высокопроизводительных метамашин приводит к высвобождению людей и создает условия для развертывания масштабной сферы услуг (финансы, образование, здравоохранение, деловые услуги, туризм и прочее подобное). Индустрия одновременно и сворачивается, и разворачивается, захватывая новые сферы, – происходит индустриализация потребления и массовых сервисов. Возникают фабрики организации продаж – мегамоллы и супермаркеты, фабрики производства впечатлений – кинопродукции, ТВ-передач. Медицина (лечение человека) технологизируется, унифицируется и в формате «медицинских протоколов» выстраивается конвейерным образом: «диагностические процедуры – диагноз – лечение – реабилитация – поддержка здоровья».

«Материальное тело» Университета 3.0 включает – помимо аудиторий, библиотеки, лабораторий, – также бизнес-инкубаторы и технопарки, конструкторские бюро, проектные офисы, специальные площадки для коммуникаций с внешним миром, то есть выставочные пространства, общественные центры.

При этом изменяются единицы воспроизводства деятельности – перестает существовать классическая профессия как устойчивая сборка знаний и квалификаций. В ситуации быстрых изменений деятельностей освоение классических профессий становится, с одной стороны, недостаточным для освоения деятельности, а с другой – избыточным и быстро устаревающим. Единицами воспроизводства деятельности становятся пакеты компетенций – особые конфигурации знания и практики, которые позволяют человеку действовать, мыслить, коммуницировать при возникновении новых задач и контекстов.

2. Цифровая революция. Экспансия цифро-коммуникативных технологий на все сферы жизни и деятельности человека приведет к упразднению широкого спектра деятельностей. Так, технология Uber уже вытесняет с рынка компании-перевозчики; технологии Blockchain приведут к сокращению банковских служащих, нотариусов и других финансово-юридических посредников; интеллектуальные роботы в online-вузах обеспечат организацию обучения миллиарда студентов и приведут к сокращению административно-управленческого персонала университетов. Широкополосный интернет и 3D-печать позволят перейти от интернет-торговли вещами к торговле цифровыми моделями. Глубокая автоматизация и роботизация производства позволит перейти к роботизированным заводам и заводам-автоматам.

Новые возможности коммуникации как ключевого условия производства новых смыслов, идей и проектов, приведут к следующим эффектам: 1) снятию существующих технологических и технических ограничений, развертыванию глобальной системы телекоммуникаций; 2) унификации языков, культурных кодов, развитию рефлексии, которая позволит вступать в коммуникации индивидам и группам, носителям разных ценностей и культурных кодов; 3) увеличению «энергетики коммуникации», важной для человеческой активности, включая смыслопорождение, замысливание, процепцию, прожектирование и проектирование, осуществление замыслов и проектов. Университеты будут вынуждены либо уйти со сцены, либо стать лидерами «цифрового мира», активно создавая инновационные IT-решения и используя цифровые технологии в обучении, хозяйственной и управленческой деятельности.

3. Массовизация высшего образования. Высшее (третичное) образование уже сейчас приобретает всеобщий характер. В перспективе 70-90-100 % выпускников школ продолжат обучение в колледжах и университетах. В университеты придут учиться представители средних и старших поколений.  При этом учебные заведения столкнутся (и уже столкнулись) с проблемой низкого уровня подготовленности обучающихся, который не позволяет им осваивать современные науки и искусства. Ситуация, когда университеты разделяются на «элитные» и «массовые», не может быть устойчивой и существовать долго. Уже сейчас эксперты говорят о том, что университеты должны хорошо учить всех (попутно отметим, что аналогичная ситуация была в истории человечества – страны переходили к всеобщей грамотности, и для этого была создана массовая школа, разработан пакет необходимых педагогических технологий). Университетам придется отказаться от «образовательного конвейера» индустриального типа и перейти от принудительного массового обучения к инициативному индивидуальному обучению (индивидуальным образовательным траекториям). Для этого нужно будет провести переупаковку исторически сложившихся систем знаний, широко использовать активные и игровые методы обучения, создать специальные пропедевтические программы, которые будут обеспечивать учебную, жизненную, профессиональную навигацию студентов. На начальных курсах будет решаться специальная задача – формирование учебной деятельности студентов («умения учиться»). Университеты будут активно разворачивать специальные антропопрактики, обеспечивающие не просто подготовку специалистов и выращивание профессионалов, но, собственно, развитие человека – самоопределение, целеполагание, самоорганизацию. И только в этом случае они станут значимыми институтами развития человека и наращивания человеческого капитала.

4. Трансформация человека. Человек в ситуации постиндустриального перехода постепенно перестает быть функцией в деятельностных машинах: он выполняет функции, но временным и условным образом. Человек реализует себя через деятельностные позиции и социальные роли, которые он сменяет, становясь то одним, то другим. Значительная часть его жизни может разворачиваться за пределами заданных извне ролей как его персональное «предприятие», реализация индивидуальности, в том числе в форме «перформативного существования» [9] (Хабермас Ю., 1989). Таким образом, человек становится мобильным не только пространственно и социально, но и обретает произвольность в отношении собственной идентичности, которая может разрушаться и выстраиваться заново на новых основаниях.

Сама идентичность человека пройдет через глубокую трансформацию – и это будет касаться не только профессиональной, социальной, этнической или гендерной идентичности. Человек будет вынужден формировать культурно-ценностной инвариант – «ценностной самообраз» [10] (Генисаретский О., 1995) – в качестве опоры собственного бытия, активности, и это явление приобретет массовый характер.

5. Трансформация социальности. Менее жесткими будут становиться «регулярные» социальные отношения и соответствующие им институты и институции (народ, государство, семья, идентичность). Начнет происходить размывание границ социальных групп, профессиональных сообществ, этнокультурных, гражданских и политических общностей. «Социальная машина» с четко очерченными функциональными местами будет заменяться «социальной матрицей», наполнение (активность, деятельность) и институциональные формы которой станут очень подвижными, разнообразными, разнотипными.

В постиндустриальном мире менее значимыми становятся социальные метки и статусы: в качестве «настоящих» воспринимаются сами проявления активности и взаимодействия человека – как он работает, учится или действует в роли члена сообщества. Тем самым реализуются фундаментальные процессы воспроизводства личности и общества. В постиндустриальной фазе приоритетными будут культура (культивирование) коммуникации и коммуникабельности, построение общих контекстов и создание сложных форм организации деятельности (метамашин), взаимодействие активных персон вне унифицированных «идентичностей» – все это потребует развитой, изощренной культуры коммуникации.

 

«Университет завтра» – Университет 3.0

Университет 3.0 – институциональная форма для осуществления целого пакета деятельностей. Развертывание метамашин – как и создание индустриальных деятельностныхмашин – требует глубокой проработки соответствующих рациональных оснований. При этом естественнонаучных и инженерных знаний уже недостаточно, разворачиваются новые предметности – знания об экономике и рынках, о социуме и культуре. В Университете 3.0, в отличие от Университета 2.0, на первый план выходят учебные и научные подразделения экономического и гуманитарного профилей. Кроме рационального обоснования, требуется, собственно, проектирование деятельностей и их компонентов. Это ведет к существенному повышению важности новых деятельностей и предметностей: политика и управление изменениями, менеджмент и управление инновациями, социальный дизайн и проектирование, цифровой технический дизайн, проектирование и конструирование знако-символических систем, форсайт и исследования будущего.

Воспроизводство социума как сложной системы на этой фазе развития обеспечивает сложная конструкция высшей школы, включающая университеты различных типов: исследовательский, инновационно-технологический (предпринимательский), сервисный, социальный.

Университет 3.0 (точнее, его авангардный тип) – инновационно-технологический университет[2] – преодолевает объектно-процессуальную онтологию «мира, как он есть» и формирует субъектно-деятельностное отношение к «миру как предмету проектирования». Это позволяет Университету 3.0 развернуть масштабные проектные работы и «создание новых практик» в технологических, экономических, социальных и гуманитарных областях. Он противостоит «индустриальным» университетам с их инертным образовательным процессом, который включает быстро устаревающие стандартные пакеты курсов, проблематизирует их машинообразно устроенную академическую среду.

«Материальное тело» Университета 3.0 включает – помимо аудиторий, библиотеки, лабораторий, – также бизнес-инкубаторы и технопарки, конструкторские бюро, проектные офисы, специальные площадки для коммуникаций с внешним миром, то есть выставочные пространства, общественные центры.

 

«Университет послезавтра» – Университет 4.0

Учебное заведение четвертого поколения может быть описано только эскизным и прожектным образом, так как соответствующая действительность – университет и внешние социокультурные контексты его бытия («когнитивный мир», «когнитивное общество») – еще только формируются.

Специфика деятельности когнитивной эпохи связана с тем, что ключевую роль в создании чего бы то ни было начинают играть новые знания, а производителем знаний становится коллективный интеллект. Именно в коллективной форме – в форме работы сложно организованных «команд», привлекающих к своей деятельности также экспертов, пользователей, – исследуются и проектируются метамашины и среда их существования (природная, экономическая, социальная), выполняется процепция[3] относительно метамашин, социума, культуры, человека (показательна в этом плане формирующаяся практика форсайта). Соответственно, приоритетным объектом усилий по технологизации становится коллективное мышление [11] (Щедровицкий Г., 1995). Цифровая революция создает техническую базу для технологизации мышления по нескольким линиям: 1) технологизация мышления и коммуникации людей; 2) создание искусственного интеллекта и гибридных видов интеллекта, объединяющих человеческий и машинный интеллект.

Совершенно особую роль начинают играть виртуальные объекты и виртуальные действительности. Ранее они были некоей «параллельной» действительностью, во многом отражавшей, моделировавшей и продолжавшей «объективную реальность» – экономику, войну, общение, обучение и прочее. В когнитивном мире виртуальные действительности, с одной стороны, создаются целенаправленно как «пробные тела» и «испытательные стенды», на которых тестируются новые принципы, формы, конструкции, технологии[4]. С другой стороны, они приобретают самоценный, самодостаточный характер – становятся полноценными формами реализации деятельности, существования общества, самореализации человека.

Актуальной предметностью для исследований и новых практик в когнитивной фазе будет этика как средство понимания и переформатирования на новых рациональных основаниях всего спектра человеческих отношений, начиная от личных и семейных и заканчивая отношениями между сообществами и большими социальными системами (народы, государства). 

Для социума будет характерно: 1) распространение сетевой организации; 2) усиление возможностей отдельных акторов (индивидов и групп); 3) диверсификация по культурным основаниям и по образу полагаемого будущего – разные акторы выступают как носители и реализаторы разных образов будущего. Социум превращается в «мир миров» – пространство самоопределения, деятельности и взаимодействия групп с разными культурами и образами будущего.

Человек, в том числе на персональном уровне, получит беспрецедентные возможности для полагания – мысленного, проектного и деятельностного – «новой действительности». Речь идет о доступе к технологиям, знаниям и информации, коммуникации и образованию, об объеме свободного времени, наличии площадок для пробных действий. Индивидуально человек может помыслить и осуществить не только отдельный проект, результатом его креативности и усилий может стать формирование достаточно обширной, связной и развивающейся области новых феноменов практически в любой сфере: например, создание цифровых платформ для социальных сетей в интернете.

Беспрецедентные возможности – это, с другой стороны, риски для человека «рассыпаться» в бесконечном числе пробных действий, направлений самообразования, виртуальных идентичностей. Особой задачей становится «сборка» и «фиксация» человека – но не извне принудительно, а собственным усилием на принятых им ценностных основаниях, – то есть формирование «ценностного самообраза» [10] (Генисаретский О., 1995) как средство «крепления» человека в условиях поликультурного и быстро меняющегося мира.

В когнитивной фазе будет формироваться особая культура воли, необходимая для самоудержания человека: концентрации, фокусировки деятельности, удержания смыслов и замыслов, критической фильтрации информации и коммуникаций.

Университет 4.0 преодолевает «воспроизводство заданного» – заданных оснований и форм мышления и деятельности. Он становится предельно открытой средой, хабом для разнообразных коммуникаций, узлом на пересечении множества сетей: информационных, социальных, деятельностных. В эти коммуникации, исследования и проектные разработки втянуты не только профессора и студенты, но и широкий круг внешних участников. Можно сказать, что университет четвертого поколения – это инфраструктурная платформа для разворачивания широкого спектра поисковых активностей: исследовательских, проектных, создания новых практик. Для этих активностей университет предоставляет различным субъектам (индивидуальным и институциональным) себя как площадку, обеспечивает возможности коммуникации и навигации.

Это значит, что сообщества интеллектуалов – с одной стороны, и материальная и институциональная платформа, обеспечивающая их деятельность, – с другой, разделяются. Вместо конструкции «работающие по найму профессора и преподаватели, прикрепленные к университету как организации-работодателю» возникает другая: группы, которые ставят и решают задачи в разных областях – обучение, образование, исследования, разработки, развертывание проектов, инновационное предпринимательство, причем зачастую все это в разных сочетаниях и пропорциях. Университет предоставляет этим группам различные сервисы, предоставляет им площадку и материальную инфраструктуру. Он становится «интеллектуальным парком» (по аналогии с промышленными парками), «хабом». Вместо единых производственных процессов (в производстве знаний или дипломированных специалистов) возникают индивидуальные траектории и для получающих образования, и для работающих, которые необязательно являются, скажем, профессорами, учеными, а могут формировать и реализовывать на себе уникальные пакеты компетенций.

Собственные ключевые технологии Университета 4.0 – это когнитивные технологии. Причем намечаются две линии развития этих технологий: 1) усиление человеческого интеллекта за счет компьютерных технологий, создание гибридных (человеко-машинных) интеллектов; 2) технологии формирования и поддержки коллективного интеллекта как новой производительной силы. Университет, с одной стороны, нуждается в этих технологиях для полной реализации собственной «идеальной формы», с другой – может стать эпицентром формирования и распространения когнитивных технологий.

Еще одним аспектом технологической революции и машинизации интеллектуального труда и разделения труда в интеллектуальной сфере может стать смещение акцентов в деятельности университета: его функцией будет в первую очередь формулирование целей и задач для исследований и разработок, разработка базовых парадигм и концептов, а собственно исследования и разработки начнут выполняться, с одной стороны, малыми фирмами и организациями, с другой – крупными и специализированными, высоко машинизированными фабриками производства знаний.

Сложная действительность Университета 4.0 включает: 1) формирование оснований мысли (категорий, понятий, базовых моделей); 2) выработку фундаментального знания; 3) разработку технологий «превращения знаний в действительность»; 4) запуск стартапов, инновационных проектов; 5) развертывание сети коммуникаций; 6) координацию действий разных субъектов в рамках реализуемых программ и практик.

«Материальное тело» Университета 4.0 – помимо аудиторий, библиотеки, лабораторий, бизнес-инкубаторов и технопарков, общественных центров – будет включать еще и инфраструктуру коммуникаций и телекоммуникаций.

«Материальное тело» Университета 4.0 – помимо аудиторий, библиотеки, лабораторий, бизнес-инкубаторов и технопарков, общественных центров – будет включать еще и инфраструктуру коммуникаций и телекоммуникаций.

 

Резюме. Контуры изменений

Представленные в эссе тезисы не являются отвлеченным размышлением «про университеты вообще», не имеющим актуальной и практической ценности. Постановка вопроса о новом поколении университетов важна для понимания перспектив развития университетов, и не только в развитых и развивающихся странах, но и для задач реформирования высшей школы в России. В настоящее время в нашей стране доминирует модель «догоняющей модернизации», когда в качестве образцов предлагаются университеты – лидеры международных рейтингов. При этом важно расширить контур возможных изменений: перейти к модели опережающего развития – проектированию и разворачиванию практик, характерных для Университета 4.0.

Системным образом модель Университета 3.0 реализуется современными университетами-лидерами. К ним могут быть отнесены Стэнфордский университет – ставший платформой для Кремниевой долины и сыгравший роль лидера в разворачивании цифровой революции, Массачусетский технологический институт (MIT) – совместно с Гарвардским университетом и научно-исследовательской инфраструктурой Бостона образующий технологический и научный хаб Восточного побережья США, который является противовесом Кремниевой долине [13] (Становление университетов-лидеров..., 2018).

Элементы практик Университета 4.0 реализуются в проекте создания Сингулярного университета (SingularityUniversity)[5], который ориентирован на решение глобальных проблем человечества, разработку и распространение «сингулярных технологий», способных привести к переформатированию технологического, экономического и социального пространства в глобальном масштабе.

Для Сингулярного университета важны следующие максимы. Университет действует в глобальной рамке – ориентируется на глобальные рынки, долгосрочное будущее и предельные вызовы, – то есть ситуацию ожидаемого взрывного технологического развития, которое создаст беспрецедентные риски для компаний и государств. Выступает как коллаборация, «платформа» – каждая «программа» изначально создается при участии партнеров: глобальных технологических компаний. Является формой коллаборации между исследователями, разработчиками технологий, собственниками стартапов, крупными компаниями, венчурными капиталистами (выстраивание коммуникации, взаимодействия, сотрудничества – это и есть основная действительность университета). Формируется как хаб, пакет программ и площадок, при этом программы деятельности включают исследования, разработки, коммуникацию, образование, разработку стартапов и их продвижение, имеют целевой характер и завершаются по достижении необходимых результатов: формированию сообщества, разработке необходимых технологических решений, создании схем новой социальной организации и других.

 

Библиография

1. Ле Гофф Ж. Интеллектуалы в Средние века. / Пер. с франц. А.М. Руткевича. 2-е изд. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. 160 с.

2. Ефимов В.С., Лаптева А.В. Фазовые трансформации и будущее университетов: философско-методологический анализ. // «Университетское управление: практика и анализ». 2016. № 6. С. 146-156.

3. V. Efimov, A. Lapteva (2017). The Emergence of New Generation University: Philosophical View. Proceedings of ICERI2017 Conference 16th-18th November 2017, Seville, Spain, 579-588. ISBN 978-84-697-6957-7.

4. Ефимов В.С., Лаптева А.В. Университет 4.0: философско-методологический анализ. // «Университетское управление: практика и анализ». 2017. № 1. С. 16-29.

5. V. Efimov, A. Lapteva (2017) University 4.0: Philosophical Analysis. Proceedings of ICERI2017 Conference 16th-18th November 2017, Seville, Spain, 589-596. ISBN 978-84-697-6957-7.

6. Ясперс К. Идея университета. / Пер. с нем. Т.В. Тягуновой; ред. перевода О.Н. Шпарага; под общ. ред. М.А. Гусаковского. Минск: БГУ, 2006. 159 с.

7. Ефимов В.С., Лаптева А.В. Университет фронтира: на пути к новому поколению институтов развития. // «Университетское управление: практика и анализ». 2017. №6. С. 6-18. DOI 10.15826/umpa.2017.06.070.

8. Тоффлер Э. Третья волна. М.: ACT, 2010. 784 c.

9. Хабермас Ю. Понятие индивидуальности. // «Вопросы философии». 1989. № 2. С. 35-41.

10. Генисаретский О.И. Культурно-антропологическая перспектива. М.: «Путь», 1995. 215 с.

11. Щедровицкий Г.П. Избранные труды. М.: Шк. Культ. Полит. 1995. 800 с.

12. Джонс Дж. К. Методы проектирования. М.: «Мир», 1986. 326 с.

13. Становление университетов-лидеров: мировая практика и российская перспектива: аналит. докл. / Под ред.  В.С. Ефимова. – Красноярск :Сиб. федер.

 

[1]Исследование выполнено при финансовой поддержке Красноярского краевого фонда поддержки научной и научно-технической деятельности в рамках научно-исследовательского проекта «Перспективы формирования цифровой экономики в Красноярском крае: приоритетные направления, технологии, кадры» (проект № 2018012903468).

[2]В качестве примера можно указать на Стенфордский университет и сформированную с его участием Кремниевую долину.

[3]Процепция – предвосхищающее схватывание возможности какого-то жизненного мира (О.И. Генисаретский).

[4] Сравним с тем, что Дж. К. Джонс говорит о возможностях, возникших в результате появления чертежного проектирования: «когда геометрические аспекты производства сведены в чертеж, конструктор может видеть изделие целиком, манипулировать им, и ничто – ни неполнота сведений, ни боязнь переделки самого изделия – уже не мешает ему вносить в конст­рукцию даже принципиальные изменения. С помощью линейки и циркуля он легко может найти траекторию движения любой детали и определить, как изменение формы одной из деталей скажется на конструкции всего изделия» [12] (Дж. К. Джонс, 1986).

Виртуальные объекты, в отличие от чертежа, позволяют моделировать, прорабатывать, видоизменять системы бесконечно более сложные, чем составленные из деталей и узлов, для понимания которых достаточно удержать геометрическую конфигурацию. Виртуальные объекты и действительности позволяют превратить в объект экспериментирования и конструирования нефизические системы и дейст­вительности: экосистемы, социосистемы, полисистемы и прочие.

[5]SingularityUniversity (SU) – глобальный проект, начало которому в 2008 году положили основатель и председатель X PRIZE Foundation и International SpaceUniversity Питер Диамандис и футуролог, автор книги «TheSingularityisNear» РэймондКурцвейл. В 2017 году открылось российское представительство SU. См. https://www.facebook.com/SingularityUMoscow/

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: акцент, ао-105, валерий ефимов, высшее образование, федеральные университеты, качество образования

Похожие материалы:
Уйти от контроля знаниевого компонента
Как учить поколение Z
Двойное опережение подготовки педагогов
Какие студенты пришли в образовательные организации
Национальная модель аккредитации Казахстана
Минобрнауки РФ реформирует систему СПО: подведены промежуточные итоги
Четвертый Болонский политический форум
Федеральные университеты – лидеры по итогам мониторинга
Проблемы и перспективы развития системы независимой оценки качества в сфере высшего образования
Дуальное образование в России

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 3 (111) 2019

Рынок труда не ждет. Жёсткие сроки и быстрые перемены – такова «повестка дня» на ближайшие пять-шесть лет. Для сферы ДПО – тем более. «Место, которое Россия будет занимать в глобальном миропорядке к 2050 году, определяется тем, что будет происходить в 2018-2024 гг. в наших детских садах, школах, колледжах и университетах, в сфере непрерывного образования», – подчеркивают специалисты Центра стратегических разработок и НИУ ВШЭ в совместном докладе «Двенадцать решений для нового образования». По мнению участников круглого стола, организованного издательством «Аккредитация в образовании» при поддержке информационного агентства «Интерфакс», реальные возможности для преобразований имеются. Вопрос в том, «можем ли мы в меняющейся среде эффективно готовить людей, не только выполняющих определенные функции, но и вызывающих доверие производимыми изменениями»…
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
Сочетание фундаментальных знаний и практических навыков в транспортном образовании
Отечественное отраслевое образование имеет многовековую историю. За более чем двухсотлетний...
Открыт московский этап всероссийского конкурса проектов технического творчества Rukami
В столице запущен этап всероссийского конкурса проектов технического творчества Rukami, финалисты...
Дайджест № 111 «Аккредитация в образовании»
Новые реалии отраслевого образования. Системы ДПО и СПО в процессе трансформации. Лучшие практики...
Формирование профессиональных компетенций студентов в Камчатском филиале Российского университета кооперации
Камчатский филиал РУК является центром подготовки квалифицированных специалистов для...
Из журнала
#98Новости образования «АО-98»
#107Опыт внедрения проектного обучения в Инженерно-технологической академии ЮФУ
#106Подведены промежуточные итоги демонстрационного экзамена
#94По числу иностранных студентов Россия побила рекорды СССР
#110Андрей Кречетов: «Для мощного движения вперёд необходим технологический прорыв. Убеждён, это возможно»
Информационная лента
09:50Вячеслав Воронин, ростовский ученый с мировым именем: Наука не имеет государственных границ
09:47Студенты СФУ предложат технические решения по безбарьерному доступу
09:45Конкурс для ученых по программе Фулбрайта
10:29Исследование мерзлоты и освоение Арктики принесёт ещё множество открытий
09:59Эксперт БФУ им. И. Канта рассказал о наиболее встречающихся в Калининградской области типах молний