Поиск по сайту
Вход Регистрация
Х
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Войти через:
Об изданииНаши проектыКонтактыОформить подпискуМЕДИАпланёрка

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОС-3УМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вебинары
Март 2016Май 2016Сентябрь 2016
Партнёры

Становление и развитие системы учебно-методических объединений вузов

Гость рубрики «УМОнастроение» – профессор Н.И.Максимов, с 1997 года являвшийся бессменным председателем президиума Координационного совета УМО и НМС Минобрнауки РФ.

Просмотров: 11

Материал опубликован в журнале №98 от 25.10.2017.

МАКСИМОВ Николай Иванович 

президент Гильдии экспертов в сфере профессионального образования, кандидат технических наук, профессор. С 1987 года заместитель председателя Совета УМО по образованию в области технологии и проектирования текстильных изделий, с 1997 года бессменный председатель президиума Координационного совета УМО и НМС Минобрнауки РФ.

Мерцающие функции УМО

Исторические предпосылки

Создание учебно-методических объединений (УМО) выс­ших учебных заведений по группам родственных специальностей в сентябре 1987 года [1] явилось логичным ответом системы высшего профессионального образования на требования перестройки.

Следует отметить, что государственные органы управления образованием всегда привлекали вузовскую общественность для разработки нормативно-методических документов (учебных планов, программ учебных дисциплин и прочих). Одним из предшественников УМО являются действовавшие при Минвузе СССР научно-методические советы (НМС) по специальностям, которые в духе времени успешно справлялись со своей работой. Но ветер перемен выявил и слабые стороны их деятельности, а именно:

• жесткую подчиненность НМС аппарату министерства (как по структуре советов, их составу, так и по принципам, методам работы);

• привлечение узкого круга специалистов высшей школы к разработке и обсуждению документов (состав НМС формировался без учета представительства регионов; вузы, чьи представители не входили в состав совета, фактически не имели возможности высказать свое мнение при разработке того или иного документа) [2].

Вторым предшественником УМО следует считать координационные советы по распределению и использованию молодых специалистов, объединившие все вузы, обеспечивающие подготовку инженерных кадров для определенных отраслей народного хозяйства. Первыми объединились авиационные, горные вузы, затем текстильной, легкой промышленности и бытового обслуживания населения. Хотя эти советы были созданы с целью изучения потребности отраслей народного хозяйства в специалистах с высшим образованием, формирования долгосрочных планов удовлетворения этих потребностей, обеспечения производственной практики студентов и стажировки молодых специалистов, они впервые показали, как можно объединить усилия не только всех заинтересованных вузов, но и представителей отраслей народного хозяйства на демократической основе для повышения качества подготовки выпускников вузов.

Таким образом, с учетом накопленного опыта «главными принципами, заложенными в создание УМО вузов, стали децентрализация власти, демократизация управления, повышение академических свобод вузов и их объединений» [2].

Структура УМО (1987-2015)

Приказом Министерства высшего и среднего специального образования СССР от 18 сентября 1987 года, № 650 было создано 39 учебно-методических объединений, из них 32 – на базе вузов Московского региона, 6 – в Ленинграде и 1 – в Свердловском инженерно-педагогическом институте [1]. Через десять лет их количество практически удвоилось (см. динамику развития структуры в табл. 1).

Как видим, дополнительно были созданы УМО в двух образовательных областях: информационной безопасности (1), сельского и рыбного хозяйства (4). В области классического университетского образования создано УМО по образованию в области прикладной математики и физики(на базе МФТИ), также дополнительно 10 в области техники и технологии (в ряде случаев за счет разукрупнения ранее созданных объединений).

Основной прирост количества произошел за счет создания УМО в области гуманитарно-социального образования (+10) и в области экономики и управления (+7), а также в области культуры и искусства (+3) и в области педагогического образования (+2). Кроме того, УМО были созданы и в системе военного образования.

Обращает на себя внимание тот факт, что в ряде случаев УМО создавались на базе двух вузов. При этом к компетенции каждого из них относились часто лишь одна-две специальности. Например, в УМО по образованию в области экономики и экономической теории базовыми вузами являлись Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова, Государственный университет – Высшая школа экономики, а в УМО по образованию в области маркетинга – Московский государственный университет коммерции и Государственный университет управления.

Отнесение направлений подготовки и специальностей к компетенции одновременно двух УМО создавало известные неудобства для остальных вузов, в которых имелись соответствующие направления подготовки и специальности.

Расширение перечня УМО в области экономики и управления происходило не за счет их реорганизации, а за счет создания новых. В результате один и тот же вуз мог оказаться в роли базового одновременно в нескольких УМО. Например, Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова стала базовым вузом трех УМО. Также по три УМО возглавляли Высшая школа экономики, Государст­венный университет управления, Московский государственный университет экономики, статистики и информатики, МГУ им. М.В. Ломоносова.

Такая структура УМО приводила к мысли о необходимости ее реорганизации, прежде всего в области экономики и управления.

Особенности российского государства, имеющего столь обширные территории, вызвали необходимость для повышения эффективности научно-методической работы создавать отделения УМО в регионах. Первые же годы их работы выявили необходимость координации деятельности. С этой целью министерством были созданы региональные учебно-методические центры (РУМЦ): Дальневосточный – на базе Дальневосточного государственного технического университета, Сибирский – на базе Красноярского государственного технического университета, а впоследствии и Поволжский – на базе Саратовского государственного технического университета.

Основными задачами РУМЦ являлись координация деятельности вузов по реализации государственной образовательной политики в регионе, адаптация профессиональных образовательных программ к региональным особенностям развития науки, культуры, техники и технологии, обеспечение согласованности стратегии и методов работы региональных структурных подразделений УМО и НМС в регионе.

Создание РУМЦ сыграло положительную роль в разработке и введении в действие государственных образовательных стандартов. Наиболее активно работали Дальневосточный (руководитель – ректор ДГТУ Г.П. Турмов) и Сибирский (руководитель – ректор КГТУ С.А. Подлесный) региональные учебно-методические центры.

Утвержденное приказом Минобрнауки РФ от 18 мая 2015 года, № 505 Типовое положение об УМО, упоминая о региональных объединениях, гласит: «Региональные учебно-методические объединения создаются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющими государственное управление в сфере образования (при необходимости)». Следовательно, если ранее региональные учебно-методические объединения (центры) являлись межрегиональными (Дальневосточный, Сибирский, Поволжский) структурами, теперь они могут быть только региональными, что вряд ли целесообразно. Да и кто может определить председателя регионального УМО, если в типовом положении указано: «Предложение по кандидатуре председателя учебно-методического объединения вносится в орган власти (органы власти) создаваемым Минобрнауки России координационным советом по области образования, к которой относится соответствующая укрупненная группа, по которой создается учебно-методическое объединение». В то время как региональное УМО должно создаваться с целью объединения вузов региона, а не отнесенных к какой-либо укрупненной группе специальностей (направлений подготовки).

Заместитель министра Л.С. Гребнев и председатель Координационного совета УМО и НМС Н.И. Максимов

Задачи УМО (1987-2015)

Учебно-методические объединения строили свою работу в соответствии с положением, утвержденным федеральным (центральным) органом управления образованием и разрабатываемым на основе Типового положения об учебно-методическом объединении высших учебных заведений. Впервые оно утверждено в 1987 году [1], затем переработано и утверждено в 1995 [3], 1997 [4], 2001 [5] и, наконец, в 2015 годах [6].

Изначально основными были определены следующие задачи.

1. Определение перспективных направлений подготовки и переподготовки кадров соответствующего профиля.

2. Постоянное совершенствование содержания образования в соответствии с потребностями отраслей народного хозяйства и основными тенденциями развития науки, техники и культуры.

3. Совершенствование научной организации и методического обеспечения учебно-воспитательного процесса; распространение передовых методов обучения, направленных на активизацию познавательной деятельности студентов, развитие их творческого мышления и самостоятельности, интенсификацию учебного процесса.

4. Углубление интеграции образования, науки и производства.

5. Совершенствование переподготовки и повышения квалификации научно-педагогических кадров и специалистов.

6. Изучение и распространение передового опыта в области учебной и воспитательной работы.

7. Совершенствование системы комплектования вузов объединения наиболее подготовленной и профессионально ориентированной молодежью.

В редакции положения 2001 года задачи УМО определены достаточно кратко: «Основными задачами учебно-методического объединения являются участие в разработке проектов государственных образовательных стандартов и примерных учебных планов, координация действий научно-педагогической общественности вузов, представителей предприятий, учреждений и организаций в обеспечении качества и развития содержания высшего и послевузовского профессионального образования, разработка предложений по структуре, отнесенной к его компетенции в области высшего и послевузовского профессионального образования и содержанию основных образовательных программ».

Как следует из вышеизложенного, сохранились, хотя и в несколько измененном виде, задачи, связанные с определением структуры высшего образования в соответствующей области, содержания образовательных программ и координации действий высшей школы, представителей предприятий, учреждений, организаций (потребителей кадров) в области содержания образования и обеспечения его качества.

В то же время исчезли в качестве задач УМО такие, как совершенствование научной организации и методического обеспечения учебно-воспитательного процесса, изучение и рассмотрение передового опыта, ряд других(см. задачи 3, 6, 7).

Конечно, в реальной деятельности УМО не оставляли эти вопросы без внимания, изучали и обобщали передовой опыт в области совершенствования научно-методической работы, рассматривая его на заседаниях советов и президиумах УМО, ежегодно проводя сотни научно-методических конференций, совещаний, семинаров в различных регионах страны, способствуя фактически тем самым совершенствованию методической работы в вузах.

Бессменный заместитель председателя Координационного совета УМО и НМС И.Г. Галямина

Функции УМО (1987-2015)

Сопоставление редакций Типового положения об УМО свидетельствует о том, что его функции постоянно изменялись. Если положение образца 1987 года предусматривало более полную меру ответственности УМО на каждом участке работы – формулировки функций начинались словами «разрабатывает, готовит, координирует, анализирует, организует, осуществляет, изучает, утверждает» и лишь 2 функции из 23 начинались словом «участвует», – то в положении 1997 года 8 функций из 17, а в положении 2001 года уже 9 функций из 16 предусматривали лишь участие УМО в решении тех или иных вопросов.

Анализ работы УМО показывает, что не всегда подобная формулировка функций соответствовала действительности. В качестве примера рассмотрим, как реализовали УМО функцию из положения образца 2001 года, в которой говорится об участии УМО в формировании перспективных планов издания учебной литературы с грифом Минобразования России, ведомств или УМО. Фактически ни один орган, кроме УМО, не разрабатывал такие планы, в полной мере отражающие программу обеспечения учебниками и учебными пособиями той или иной специальности (направления подготовки), кроме, разумеется, дисциплин циклов ГСЭ и ЕН.

Следует отметить, что УМО, почувствовав свертывание государственных программ издания учебной литературы, оперативно организовали подготовку рукописей и их издание по общепрофессиональным и специальным дисциплинам. Активно работали над изданием литературы УМО в областях политехнического университетского образования, медицины, лингвистики, транспортных машин и транспортно-технологических комплексов, радиотехники, электроники, биомедицинской техники и автоматизации, энергетики и электротехники, металлургии, строительства и других.

Очевидно, что редакция данной функции в положении 1987 года была более правильной: «УМО координирует планы выпуска научной и учебной литературы вузами объединения».

«При разработке как первого, так и второго и третьего поколений стандартов среднего профессионального образования УМО вузов к этой работе официально не привлекались. Известны случаи, когда разработчики стандартов СПО по личной инициативе устанавливали контакты с соответствующими УМО и получали необходимые консультации, пытались согласовывать редакции документов, но этого было крайне недостаточно для разработки действительно преемственных образовательных программ».

Ряд функций из положения 1987 года в последующих редакциях был утрачен: прежде всего, связанных с приемом студентов, организацией целевой подготовки и переподготовки специалистов, трудоустройством выпускников – то есть унаследованных УМО от координационных советов по распределению и исследованию молодых специалистов. По-видимому, снятие этих функций с УМО объяснимо и правильно, но, как оказалось, при формировании в 2003 году госзаказа на подготовку специалистов необходимо стало уточнять потребность в кадрах отраслей народного хозяйст­ва, и министерство образования обратилось к базовым вузам УМО с рекомендацией эту работу выполнить, объединив усилия входящих в УМО вузов.

Утрачены были также функции, связанные с координацией работ по созданию филиалов кафедр, учебно-научно-производственных комплексов, направлению преподавателей и сотрудников вузов для участия в международных конференциях и стажировки. Эти изменения оправданы, сделаны с учетом тенденций усиления самостоятельности вузов.

В положении 1987 года была такая функция, как «УМО анализирует итоги работы государственных экзаменационных комиссий, разрабатывает рекомендации и предложения по совершенствованию их деятельности». В последующих редакциях этот пункт отсутствует. Но с развитием мониторинга качества высшего образования к этой работе в рамках УМО вернулись. С 2002 по 2005 годы УМО разрабатывали диагностические и оценочные средства для итоговой аттестации выпускников и методические рекомендации по ее проведению, что на практике является свидетельством реализации этой исчезнувшей функции. Вместе с Исследовательским центром проблем качества подготовки специалистов (директор Н.А. Селезнева) были разработаны оценочные средства для итоговой государст­венной аттестации более чем по 100 направлениям подготовки и специальностям.

Анализ развития перечня функций УМО показывает, что встречаются «мерцающие» функции, то есть появляющиеся и исчезнувшие вновь. К ним, например, относится такая функция из Типового положения 1997 года: «УМО участвует по поручению федерального (центрального) органа управления высшим профессиональным образованием в лицензировании, аттестации и аккредитации учебных заведений».

​«Может, просто возвратиться с некоторой модернизацией к структуре ГОС второго поколения и оставить примерной программе статус действительно примерной? К тому же здесь уместно обратиться к п. 10 ст. 1 закона «Об образовании в Российской Федерации», где указано, что примерная основная образовательная программа – это учебно-методическая документация, определяющая рекомендуемые сроки и содержание образования. Рекомендуемые, но не обязательные. Или слово «рекомендуемые» чиновники относят только к срокам?»

В документе 1987 года эта функция отсутствует, появление ее в 1997 году вполне объяснимо и связано с развитием системы государственной аттестации вузов. Вполне логично придание этой функции УМО, ибо они являются разработчиками государственных образовательных стандартов, примерных учебных планов, примерных программ части общеобразовательных и всех специальных дисциплин. Анализ рабочих учебных планов вузов, проверка их соответствия образовательным стандартам взаимовыгодна и проверяемому вузу, и представителю (эксперту) от УМО. Заключение экспертов о соответствии (или несоответствии) рабочих учебных планов вузов требованиям ГОС – очень информативная обратная связь. УМО имеет возможность обобщить отклонения, оценить причины и принять соответствующие методические меры (внести в случае обоснованной необходимости соответствующее изменение в ГОС, провести семинар или обсудить вопрос на очередном заседании совета). В свою очередь, работники проверяемого вуза, общаясь с опытным экспертом УМО, оперативно получают все необходимые разъяснения требований ГОС, консультации о прогрессивных наработках в родственных вузах – идет весьма эффективный обмен опытом.

К сожалению, в документе 2001 года эта функция вновь исчезла, и для проверки соответствия рабочих учебных планов вузов требованиям ГОС профильным министерст­вом был создан Информационно-методический центр по аттестации образовательных учреждений в г. Шахты Ростовской области на базе Южно-Российского государственного университета экономики и сервиса. Это подразделение весьма успешно выполняло порученную процедуру. Рособрнадзор обязывал вузы перед аттестацией направить все свои рабочие учебные планы в центр (на бумажном или электронном носителе) для проверки их соответствия стандарту, а форма рабочего плана была предложена центром. Вузам свои планы приходилось переделывать. В центре компьютер оценивал соответствие плана стандарту, сверяя названия дисциплин, их общую трудоемкость, и выдавалось соответствующее заключение. Очевидно, что данная процедура была изначально не эффективна, ибо компьютер не может оценить:

а) логическую последовательность изучения дисциплин;

б) соответствие дисциплин национально-регионального компонента, дисциплин по выбору, а также дисциплин специализации профилю специальности, направления подготовки.

К тому же в конце 90-х годов со стороны Рособрнадзора стала звучать критика в адрес УМО: дескать, от УМО поступают только положительные заключения на заявки вузов по лицензированию новых направлений подготовки и специальностей. Вероятно, работникам ведомства было невдомек, что в то время вряд ли можно было найти вуз, рискнувший бы подать документы на лицензирование с отрицательным заключением УМО. Эксперты УМО при рассмотрении документов вуза оказывали заявителю необходимую помощь в разработке учебного плана в соответствии с требованиями ГОС, методическом обеспечении реализации специальных дисциплин, доводя их до нужной кондиции. Поэтому все заключения в итоге были положительными.

В Типовом положении 1997 года появилась функция, сохранившаяся в документе 2001 года: «участвует в разработке государственных образовательных стандартов начального и среднего профессионального образования с целью их согласованности и преемственности со стандартами высшего профессионального образования».

При разработке как первого, так и второго и третьего поколений стандартов среднего профессионального образования УМО вузов к этой работе официально не привлекались. Известны случаи, когда разработчики стандартов СПО по личной инициативе устанавливали контакты с соответствующими УМО и получали необходимые консультации, пытались согласовывать редакции документов,но этого было крайне недостаточно для разработки дейст­вительно преемственных образовательных программ.

​«Новое положение об УМО не содержит даже какого-либо намека на финансовое обеспечение его деятельности со стороны государственных органов власти. А разработка проекта примерной образовательной программы, содержащей сотни страниц, требует немалого труда профессорско-преподавательского состава вуза. Теперь стало совершенно понятно, почему учебно-методические объединения относятся к «государственно-общественным объединениям». Называются они так потому, что государство дает УМО задания, а они выполняют их на общественных началах».

Минобразования в порядке эксперимента были созданы 2 УМО, объединяющих высшие и средние специальные учебные заведения (на базе Московского государственного университета сервиса и Московского государственного университета дизайна и технологии). Участники положительно оценили его результаты, но дальнейшего развития эта идея не получила. Хотя Координационный совет УМО и НМС неоднократно высказывался за объединение в единый орган разработчиков методической документации в СПО и ВПО. Более того, этот вопрос не решен и до сих пор, хотя идея разработки системы непрерывного профессионального образования не снята с повестки дня. Скорее всего, органы управления профессиональным образованием «боятся», что высшее образование «поглотит» в методическом плане профессиональное. Да и соответствующие департаменты в Минобрнауки РФ сегодня самостоятельные (СПО отдельно, ВО отдельно).

Подготовка проекта резолюции конференции. На переднем плане (слева направо) В.Н. Кошелев, Б.А. Сазонов, Ю.А. Крупин

Координационный совет УМО и НМС(1990-2015)

С первых дней работы учебно-методических объединений стало ясно, что необходима обязательная координация их деятельности. Заместители председателей советов УМО (проректоры по учебно-методической работе) в декабре 1990 года приняли решение о создании совета проректоров. В его состав вошли В.К. Балтян, В.А. Всеволожский, В.В. Галактионов, И.Г. Галямина, В.Г. Князев, О.М. Коваленко, В.А. Корнилов, Э.М. Коротков, Н.Н. Фомин, Р.А. Хечумов, Л.А. Юдин и А.Л. Степанов, избранный председателем.

Затем министерством было признано целесообразным объединить усилия УМО и НМС, научных учреждений в сфере профессионального образования. Так, в 1993 году приказом министерства был утвержден состав Координационного совета УМО и НМС (140 человек), а также его президиум.

Президиум работал под руководством и в тесном содружестве с профильным министерством. Большую помощь оказывали заместители министра Ф.И. Перегудов, В.М. Жураковский, В.Д. Шадриков, А.Г. Асмолов, Л.С. Гребнев, руководители управлений В.Н. Афанасьев, Ю.Г. Татур, Г.К. Шестаков, В.И. Кружалин, начальники отделов и сотрудники Т.П. Алабужева, Н.С. Гудилин, Е.В. Караваева, Н.М. Розина, С.И. Демидова, Н.Л. Пономарев, Е.П. Попова, М.Л. Чураева и другие.

В составе координационного совета УМО и НМС сформировался коллектив профессионалов в области методической работы, что предопределило разработку на должном уровне государственных образовательных стандартов и соответствующего методического обеспечения их реализации. Заседания президиума проводились не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге, Смоленске, Мурманске, Костроме, Казани, Рязани, Волжском (Волгоградской области), Новороссийске, Твери и других вузовских центрах. И это всегда вызывало неподдельный интерес со стороны руководителей и профессорско-преподавательского состава местных вузов. Такие заседания совета служили определенной школой научно-методической работы и были полезны всем.

Проводились также ежегодные выездные семинары на базе пансионата Ермолино (Московская область), в работе которых, как правило, принимали участие работники министерства на уровне заместителей министра (а иногда и с участием министра), начальников управлений. Совместно с Исследовательским центром проблем качества подготовки специалистов (директор Н.А. Селезнева) и Уфимским государственным авиационным техническим университетом (М.Б. Гузаиров) двадцать пять лет подряд проводились научно-методические конференции по проблемам качества образования.

Плодотворно работали в составе совета заместители председателей советов УМО (дополнительно к вышеназванным): П.Г. Бабаевский, Е.Б. Белов, А.В. Белоцерковский, М.М. Благовещенская, И.Н. Бородулин, Т.П. Данько, Н.И. Дунченко, В.Н. Козлов, В.Н. Кошелев, Г.А. Краюхин, В.П. Кутахов, С.В. Коршунов, В.Е. Кочурихин, Н.П. Кущев, Н.В. Лабутина, Н.Н. Нечаев, В.Л. Петров, Д.В. Пузанков, В.К. Романович, А.М. Салецкий, В.Г. Санаев, А.Ф. Сафонов, В.В. Сильянов, В.П. Соловьев, А.Г. Схиртладзе, В.Н. Ушаков, А.И. Федорков, А.А. Шехонин и многие другие.

Профессор кафедры Электрические системы Белорусского национального технического университета В.Т. Федин и заведующий кафедрой проектирования образовательных систем Республиканского института высшей школы (Республика Беларусь) А.В. Макаров 

Итоги работы УМО (1987-2015)

За период своего становления и развития УМО вузов выполнили большую работу по созданию нормативно-методической документации. Так, были разработаны:

• квалификационные характеристики специальностей, типовые учебные планы и типовые программы специальных дисциплин, фонды комплексных контрольных заданий по каждой специальности ВПО для итоговой аттестации выпускников (1988-1989);

• государственные образовательные стандарты по направлениям подготовки и специальностям – первого и второго поколения (ГОС), третьего поколения (ФГОС), примерные учебные планы подготовки бакалавров, магистров и дипломированных специалистов и примерные программы общепрофессиональных и специальных дисциплин, отнесенных к компетенции УМО;

• рукописи учебников и учебных пособий с грифом УМО по всем направлениям подготовки и специальностям; • сборник учебно-методических материалов (приказы Минобразования России, справочные материалы по УМО и прочее) [7];

• нормативно-методическая документация, регулирующая деятельность УМО (типовые положения об УМО, РУМЦ, филиале УМО, о платных услугах УМО, грифовании учебной литературы, регистрации специализаций и других).

Вся эта работа выполнялась в тесном содружестве с коллективом Исследовательского центра проблем качест­ва подготовки специалистов (директор Н.А. Селезнева, сотрудники В.И. Байденко, И.А. Зимняя, В.Г. Казанович, В.Ф. Пугач, Г.П. Савельева и многие другие).

Конечно, за время работы УМО иногда в их адрес звучала и критика, но часто не конкретно, а вообще. Примечательно, что там, откуда она звучала, было создано не одно, а несколько УМО. Президиум координационного совета в ответ на критику неоднократно предлагал министерству рассмотреть подробно работу критикуемых УМО и в случае, если будут выявлены серьезные нарушения, сменить базовый вуз, тем более что в России немало хороших вузов. Однако эта идея не получила воплощения.

На теплоходе "Муса Гареев" пленарное заседание конференции ведут (слева направо) Е.В. Попова, М.Б. Гузаиров, В.И. Кружалин, Н.А. Селезнева

Задачи и функции УМО на современном этапе

Типовое положение об учебно-методических объединениях, утвержденное приказом Минобрнауки РФ от 18 мая 2015 года, № 505, взамен задач и функций УМО содержит популярный в России термин «направления».

«Основными направлениями деятельности учебно-методических объединений являются:

1. Подготовка предложений в Минобрнауки России по проектам федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования.

2. Участие в разработке проектов федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования.

3. Организация работы по актуализации федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования с учетом положений соответствующих профессиональных стандартов.

4. Осуществление методического сопровождения реализации федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования.

5. Подготовка предложений по оптимизации перечня специальностей и направлений подготовки высшего образования.

6. Организация разработки и проведения экспертизы проектов примерных образовательных программ высшего образования.

7. Обеспечение научно-методического и учебно-методического сопровождения разработки и реализации образовательных программ.

8. Проведение мониторинга реализации федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования по результатам государственной аккредитации образовательной деятельности, государственного контроля (надзора) в сфере образования.

9. Участие в разработке и (или) экспертизе фонда оценочных средств для промежуточной аттестации обучающихся и для итоговой (государственной итоговой) аттестации.

10. Участие в экспертизе содержания и фондов оценочных средств открытых онлайн-курсов и формирование рекомендаций по их использованию при реализации образовательных программ высшего образования.

11. Участие в независимой оценке качества образования, общественной и профессионально-общественной аккредитации.

12. Участие в разработке программ повышения квалификации и профессиональной переподготовки.

13. Участие в разработке профессиональных стандартов». Между тем направления 4 и 7 говорят об одном и том же, ибо реализация федеральных государственных образовательных стандартов осуществляется через разработку и реализацию основных образовательных программ.

Направление 3 возлагает на УМО организацию работы по актуализации ФГОС, но в качестве разработчиков стандартов могут выступать не обязательно только УМО. Поэтому направление 3, как и направление 2, было бы уместно изложить в редакции «участие в актуализации…».

Организовать работу по направлению 8 (мониторинг) УМО вряд ли смогут, ибо никакой информации о результатах аккредитации или оценки качества образования в вузах они не располагают. Рособрнадзор создал собственную, абсолютно закрытую систему работы, и УМО там совершенно нет места. Выстраивать же свою систему сбора информации (дополнительно к Рособрнадзору) у УМО вряд ли поднимется рука, ибо вузы и без того с головой завалены кипами отчетных бумаг.

При реализации направления 9 вызывает сомнение задача разработки оценочных средств для промежуточной аттестации. Разработка оценочных средств для итоговой государственной аттестации целесообразна и оправдана, но давайте оставим разработку оценочных средств для промежуточной аттестации вузу (кафедре). В каждом вузе одна и та же дисциплина вправе (и должна!) иметь свои особенности, что может быть оценено комиссией при аккредитации вуза.

Немало вопросов вызывает реализация направления 6 – разработка примерных основных образовательных программ. Особенно после принятия решения об обязательной части таких программ. Интересно звучит «обязательная часть примерной программы» (?!). А это не признание ли министерством отказа от включения во ФГОС некоторых требований к содержанию образования ошибкой? Может, просто возвратиться с некоторой модернизацией к структуре ГОС второго поколения и оставить примерной программе статус действительно примерной? К тому же здесь уместно обратиться к п. 10 ст. 1 закона «Об образовании в Российской Федерации», где указано, что примерная основная образовательная программа –это учебно-методическая документация, определяющая рекомендуемые сроки и содержание образования. Рекомендуемые, но не обязательные. Или слово «рекомендуемые» чиновники относят только к срокам?

Минобрнауки РФ демонстрировало постоянное желание модернизировать структуру УМО, но как-то так получалось, что министры особенно активно приступали к решению этой задачи перед уходом со своего поста. Так, в свое время была создана рабочая группа во главе с Е.Н. Геворкян, тогда проректором Московского городского педагогического университета. Задачей являлась разработка новой структуры УМО, имея в виду сокращение их количества. После долгих обсуждений с участием представителей Координационного совета УМО и НМС было решено создать 62 УМО. Соответствующее письмо с описанием новой структуры было направлено А.А. Фурсенко, но вскоре министр сменился, и проблема эта была положена под сукно. Министр Д.В. Ливанов в сентябре 2015 года подписал приказ о новой структуре УМО, а в августе 2016-го сменил место работы.

Новая редакция Типового положения об УМО содержит несколько особенностей, не способствующих, думается, эффективной их работе. Отсутствует понятие «базового вуза УМО». Ранее для каждого УМО был определен базовый вуз, ректор которого и являлся председателем совета. Это гарантировало устойчивость работы УМО. Наличие УМО закреплялось в уставе вуза, ректор был заинтересован в его эффективной работе. Наличие УМО требовало в вузе обеспечивать хороший уровень методической работы, чтобы соответствовать уровню флагмана в соответст­вующей области. Сейчас же УМО никоим образом с вузом не связано, всего лишь кто-то из работников вуза является председателем совета.

Сегодня всего лишь 8 УМО (из 54) возглавляют ректоры вузов, 10 – проректоры, 14 – деканы факультетов, 10 – заведующие кафедрой, 6 – профессора и 6 – представители других сфер деятельности. Конечно, нет ни малейшего сомнения в квалификации заведующих кафедрами и профессоров, но организовать разноплановую плодотворную работу УМО без поддержки ректората им будет очень сложно. Неслучайно, в первый же год становления новой структуры УМО стали меняться председатели: например,в одной творческой группе за полтора года сменились трое.

По образовательным областям созданы координационные советы, в состав которых входят ректоры вузов, где реализуются соответствующие образовательные программы. Координационные советы были и ранее, в их состав входили также ректоры вузов, но тогда ректоры были председателями УМО. Сегодня же члены координационного совета в определенной образовательной области не имеют никакого отношения (или весьма отдаленное) к деятельности УМО. Как будет обеспечиваться координация?

Несомненным достоинством ранее действовавшей системы УМО было создание координационного совета УМО и НМС, который объединял все учебно-методические объединения и научно-методические советы. Это позволяло разрабатывать единые подходы к созданию образовательных стандартов, примерных образовательных программ для всей системы высшего образования с учетом особенностей образовательных областей. Макеты нормативных документов разрабатывались непосредственно заместителями председателей УМО и председателями советов, поэтому были им понятны, и не требовалось часто вноситьв них изменения.

Новое положение об УМО не содержит даже какого-либо намека на финансовое обеспечение его деятельности со стороны государственных органов власти. А разработка проекта примерной образовательной программы, содержащей сотни страниц, требует немалого труда профессорско-преподавательского состава вуза. Теперь стало совершенно понятно, почему учебно-методические объединения относятся к «государственно-общественным объединениям». Называются они так потому, что государство дает УМО задания, а они выполняют их на общественных началах.

​«Сегодня всего лишь 8 УМО (из 54) возглавляют ректоры вузов, 10 – проректоры, 14 – деканы факультетов, 10 – заведующие кафедрой, 6 – профессора и 6 – представители других сфер деятельности. Конечно, нет ни малейшего сомнения в квалификации заведующих кафедрами и профессоров, но организовать разноплановую плодотворную работу УМО без поддержки ректората им будет очень сложно. Неслучайно, в первый же год становления новой структуры УМО стали меняться председатели: например, в одной творческой группе за полтора года сменились трое».

Вместо заключения

В уже далеком 1991 году – когда страна, а с ней и вся система образования стояли на изломе – председатель Госкомнауки высшей школы РСФСР Н.Г. Малышев разослал в базовые вузы УМО телеграмму следующего содержания: «Госкомнауки высшей школы РСФСР считает необходимым сохранить прежние функции УМО, приглашает активному участию научно-методической работе высшей школы России = Председатель Малышев».

Остается надеяться на возрождение роли общественности в жизни высшей школы России.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. О создании учебно-методических объединений. Приказ Министерства высшего и среднего специального образования СССР от 18 сентября 1987 г., № 650.

2. Татур Ю.Г. Роль УМО в совершенствовании высшего образования России. Сборник: Учебно-методические объединения: итоги, проблемы, перспективы, Москва, РИО МГТА, 1998.

3. Об утверждении типового положения об учебно-методическом объединении. Приказ Госкомвуза России от 18 декабря 1995 г., № 1663.

4. Об утверждении типового положения об учебно-методическом объединении высших учебных заведений Российской Федерации. Приказ Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации от 05.05.1997 г., № 844.

5. Об утверждении типового положения об учебно-методических объединениях высших учебных заведений Российской Федерации. Приказ Министерства образования Российской Федерации от 17 апреля 2001 г., № 1742.

6. Об утверждении типового положения об учебно-методическом объединении в системе высшего образования. Приказ Минобрнауки от 18 мая 2015 г., № 505.

7. Сборник учебно-методических материалов (приказыМинобразования России, справочные материалы по учебно-методическим объединениям, специализации по специальностям высшего профессионального образования). – Москва, МГТУ им. А.Н. Косыгина, 2002.

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: ао-98, УМО, УМОнастроение

Похожие материалы:
Что происходит в недрах УМО?
Опыт изменений системы ФУМО в СПО
Гуманитарная катастрофа
В СВФУ обсуждают проблемы подготовки педагогических кадров
УМО в области коммерции, маркетинга и рекламы
Разработка основных образовательных программ
Модернизация аграрного образования
Географическое образование: старые проблемы vs новые программы
О влиянии развития системы ФУМО на качество образования
Лесное образование в России: обозначая тенденции

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 5 (105) 2018

Что день грядущий нам готовит? Как следует из доклада об основных направлениях деятельности Правительства РФ до 2024 года – вхождение России в число пяти крупнейших экономик мира. В отношении науки и образования планы не менее масштабные: ускорение темпов научно-технологического развития должно обеспечить стране место среди пяти ведущих мировых держав, а эффективная образовательная политика – удовлетворить спрос стратегически важных отраслей в высококвалифицированных кадрах. Об этом и других сценариях будущего читайте в новом номере «АО». А еще мы открываем новую рубрику. Пропустить невозможно!

Партнеры
Популярные статьи
Тихоокеанский госуниверситет развивает сотрудничество с японскими вузами
Проект «Олимпиада по русскому языку для японских студентов и школьников» Тихоокеанского...
Форум для руководителей государственных и частных колледжей ProFuture'19.
Приглашаем принять участие в I Всероссийском форуме для руководителей государственных и частных...
Татьяна Голикова посетила всероссийский форум «ПроеКТОриЯ»
Заместитель Председателя Правительства РФ Татьяна Голикова посетила всероссийский форум...
В Твери прошла Международная научная конференция «Великий князь Михаил Тверской: эпоха, личность, наследие»
В эти дни в Верхневолжье и Москве проходят многочисленные мероприятия, посвященные знаменательной...
Специалисты РУДН совместно с французскими коллегами реализуют проект по поддержке русского языка и культуры
Специалисты Российского университета дружбы народов (г.Москва) работают над проектом...
Из журнала
#101Видеомост Москва – Калининград был посвящен вопросам развития международной аккредитации
#102BabySkills – ранняя профориентация по стандартам WSR
#95Эксперты, работающие над «программой Кудрина», рассказали о больших вызовах для образования
#97Каковы должны быть рабочие навыки будущих поколений?
#100Кизлярский профессионально-педагогический колледж отметил двадцатипятилетие
Информационная лента
09:09В АГУ обсудили вопросы по сохранению и восстановлению сайгака
09:07РУМЦ ВятГУ провел выставку инклюзивного высшего образования
09:04«Помогая другим, помогаем себе»: новые знания для развития инклюзивного образования
09:00В Казани определили вектор развития молодежной политики на 2019 год
08:47ТюмГУ готовит к поступлению вьетнамских абитуриентов