Поиск по сайту
Вход Регистрация
Х
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Войти через:
Об изданииНаши проектыКонтактыОформить подпискуМЕДИАпланёрка

Электронный журнал об образовании

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОС-3УМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вебинары
Март 2016Май 2016Сентябрь 2016
Партнёры

«Неархитектурный» стандарт

Архитектурная общественность давно ожидала появления проекта профессионального стандарта. И с разработкой одного из основополагающих для отрасли документов были связаны надежды на то, что в процессе его создания можно будет учесть и зафиксировать все новые тенденции, характеризующие профессию на современном этапе.

18.02.2016
Просмотров: 107
Е.С. БАЖЕНОВА, заведующая кафедрой архитектурной практики Московского архитектурного института (государственной академии), кандидат архитектуры, профессор, вице-президент Союза архитекторов России

Разработанный по инициативе Минтруда РФ документ не только отвергает все основные черты современной архитектурной профессии, но и абсолютно не связан с особенностями нового этапа развития высшего образования в России.

В СОВРЕМЕННОМ, быстро меняющемся мире наиболее устойчивы профессии, стержневыми чертами которых являются способность к постоянному обновлению, поиску новых сегментов деятельности и интегральному применению знаний.

Очевидно, что формы обучения и формы профессиональной деятельности, принятые в индустриальную эпоху, постепенно меняются на новые, характерные для постиндустриальной эпохи, которую отличают экономика «услуг», «экономика знаний», «производство инноваций». При этом требования к квалификации кадров (перечень усвоенных знаний и умений) заменяются требованиями к компетентности как способности принимать верные решения в среде динамичных процессов.

Роль архитектора, формы его практической деятельности в рамках строительной отрасли в настоящее время также подвергаются значительным изменениям, что и предполагает развитие профессии, выход за рамки стандартных представлений о ней.

Современный этап развития архитектурной деятельности, в условиях рынка, характеризуется так называемой слитностью процессов, в которых действует архитектор, а именно:

  • процесса творческого архитектурного проектирования и результатов научных исследований, определяющих новизну архитектурного решения;
  • процессов управления реализацией проекта и руководства архитектурной фирмой, оптимизации структуры проектной команды, собственно и осуществляющей проект, в рамках инвестиционно­-строительной деятельности.

Долгое время в нашей стране игнорировался тот факт, что творческий процесс создания архитектурного проекта – это деятельность профессионального архитектора по созданию объектов архитектуры и градостроительства, включающая комплексное решение социально­экономических, функциональных, инженерных, технических, санитарных, экологических, архитектурно-­художественных и других проблем. Сегодня практикующему архитектору необходимы интегральные знания не только основ художественной композиционной части проектной работы, навыки владения постоянно обновляющимися инновационными строительными технологиями, но и опыт управления проектами и администрирования, эффективного использования IT-­технологий, чтобы оставаться действительным лидером проектной команды.

Помимо этого, архитектурная молодежь все в большей степени играет роль основного креативного драйвера проектного процесса – и не только за счет отличного владения множеством новых IT­-программ. Она все больше проявляет себя носителем современных знаний в области устойчивого развития территорий, инноваций, касающихся внедрения «зеленых стандартов». Все эти факторы уже начинают влиять на формы организационных структур проектных команд.

Необходимо также отметить, что инициатива Минобрнауки РФ по интеграции в общеевропейскую образовательную систему и по переходу на стандарт высшего образования третьего поколения сыграла на руку развитию архитектурной профессии в стране. И архитектурные школы, эффективно заимствуя базовые стандарты и инновационные программы обучения у европейских коллег, фактически закладывают теоретический фундамент развития архитектурной профессии и требований к квалификационной аттестации архитекторов в России.

Принимая во внимание перечисленные тенденции, Союз архитекторов России (САР) в 2011 году подготовил внутрицеховой Российский стандарт профессиональной деятельности архитектора, описывающий все аспекты профессии: от требований к образованию и аккредитации до кодекса этики и принципов профессионализма. Стандарт вызвал большой интерес в профессиональном сообществе, прошли его многочисленные обсуждения. И поскольку форма этого стандарта является открытой – то есть предполагает его постоянное обновление – работа над изучением новаций в профессии продолжается в режиме нон­стоп. Необходимо отметить, что российский стандарт разработан на основе рекомендуемых международных стандартов профессионализма в архитектурной практике Международного союза архитекторов.

В начале ноября в Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН) состоялось совместное заседание бюро отделения архитектуры с привлечением представителей Союза архитекторов России и Московского архитектурного института (МАРХИ) по обсуждению проекта профессионального стандарта «Архитектор», разработанного компанией «АРКОР» по заказу Национального объединения проектировщиков и изыскателей (НОПРИЗ), инициированному Минтрудом РФ.

«Трудно отделаться от впечатления, что рассматриваемый стандарт направлен на уничтожение основ профессиональной архитектурной деятельности, низведение ее до простого черчения и копирования типовых проектных решений. В нем архитекторам отказано в праве на реализацию их творческих идей, отраженных в проекте как совокупности проектной документации, а также в возможности нести профессиональную ответственность за реализованный объект перед заказчиком и обществом».

АРХИТЕКТУРНАЯ общественность давно ожидала появления проекта профессионального стандарта, поскольку до сих пор деятельность архитекторов в Российской Федерации до конца законодательно не урегулирована. Поэтому с разработкой одного из основополагающих для отрасли документов были связаны надежды на то, что в процессе его создания можно будет учесть и зафиксировать все новые тенденции, характеризующие профессию на современном этапе.

Это приобретает еще большую актуальность в связи с тем, что с 1 июля 2016 года работодатели обязаны будут применять профессиональные стандарты в части требований к квалификации, необходимой работнику для выполнения определенной трудовой функции, если эти требования установлены законодательством или нормативными правовыми актами РФ.

Обратимся непосредственно к проекту профстандарта «Архитектор». Цель разработки документа обозначена авторами как «необходимость выработки обновленных требований к содержанию деятельности и квалификации всех основных категорий специалистов», результаты работы которых «должны обеспечивать высокий уровень проектных решений, качественный и безопасный уровень последующей эксплуатации проектируемых объектов».

Однако дальнейшее знакомство с профстандартом вызывает глубокое разочарование. В первую очередь количеством позиций несоответствия не только цеховым нормам, прописанным в уже упомянутом Российском стандарте профессиональной деятельности архитекторов (документ принят пленумами и съездом архитектурного сообщества в 2011 году), но и установленным законодательством нормативным правовым актам.

Следует прямо заявить, текст новоявленного документа объективно не только отвергает все основные черты современной архитектурной профессии, но и абсолютно не связан с особенностями нового этапа развития высшего образования в России. «Совершенствование технологий проектной деятельности и организационных моделей архитектурно­-строительного проектирования», заявленное авторами документа в качестве точки отсчета, вылилось в тексте стандарта в низведение профессии архитектора до банального вычерчивания «отдельных частей архитектурного раздела проектной документации». Все это нивелирует многолетнюю работу международного архитектурного цеха: Международного союза архитекторов, Союза архитекторов России и других многочисленных профессиональных объединений нашей страны, которые пытаются в эпоху глобализации мировой экономики скоординировать усилия коллег для действительной модернизации профессиональной архитектурной деятельности на благо устойчивого развития современного общества.

«Концепт профстандарта архитектора в его нынешнем виде перечеркивает все возможности для конкурентного роста профессии».

ПРЕДМЕТНЫЙ анализ представленного документа приводит к ряду неутешительных выводов.

Первое. Прежде всего, в профстандарте архитектора искажены основы вида профессиональной деятельности. Произошла замена ее на «наименование вида профессиональной деятельности», а именно: «архитектурное проектирование». Это положение стандарта не соответствует действующему закону «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации».

Второе. Основная цель вида профессиональной деятельности в стандарте стыдливо ограничена «разработкой архитектурных и объемно­планировочных решений объектов капитального строительства» – естественно, в соответствии с требованиями технических регламентов и норм. Эта формулировка не соотносится с установленным в вышеназванном законе определением: «профессиональная деятельность граждан (архитекторов), имеющая целью создание архитектурного объекта и включающая в себя творческий процесс создания архитектурного проекта, координацию разработки всех разделов проектной документации для строительства или для реконструкции <…>, авторский надзор за строительством архитектурного объекта, а также деятельность юридических лиц по организации профессиональной деятельности архитекторов».

Трудно отделаться от впечатления, что рассматриваемый стандарт направлен на уничтожение основ профессиональной архитектурной деятельности, низведение ее до простого черчения и копирования типовых проектных решений. В нем архитекторам отказано в праве на реализацию их творческих идей, отраженных в проекте как совокупности проектной документации, а также в возможности нести профессиональную ответственность за реализованный объект перед заказчиком и обществом.

Третье. В представленной редакции профессионального стандарта действующими лицами и исполнителями профессиональной архитектурной деятельности являются бакалавры и магистры архитектуры. При этом в наименованиях базовой группы должности (профессии) или специальности указаны устаревшие шифры ЕКС (Единый квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и других служащих. – Прим. ред.) и ОКСО (Общероссийский классификатор специальностей по образованию. – Прим. ред.). Это также вступает в противоречие с приказом Минобрнауки РФ «Об утверждении перечней специальностей и направлений подготовки высшего образования» от 12 сентября 2013 года, №1061. Кроме того, настоящим стандартом к архитектурной деятельности не допускаются выпускники высших профильных образовательных учреждений по направлениям «дизайн архитектурной среды», «реконструкция и реставрация архитектурного наследия» – по сути, те же архитекторы. В то же время допущены специалисты и инженеры по промышленному и гражданскому строительству, инженеры по транспортному и городскому строительству.

Подобные метаморфозы не в последнюю очередь связаны с отсутствием в российском законодательстве одного из ключевых определений нашей творческой профессии: кто же такой архитектор? Вопрос отнюдь не праздный, особенно сейчас, когда высшие профильные учреждения страны начали в соответствии с новыми ФГОС высшего образования выпускать бакалавров и магистров архитектуры, но в их дипломах квалификация «архитектор» отсутствует. Ни действующая редакция Градостроительного кодекса РФ, ни иные документы или законодательные нормы нашей страны не отвечают на вопрос, к кому применимо определение «архитектор» и где, когда и каким образом происходит волшебное превращение бакалавров и магистров архитектуры в настоящих профессиональных архитекторов?

В то же время принятое международным профессиональным архитектурным сообществом определение понятия «архитектор»[1] гласит: «применяется по отношению к физическим лицам, которые имеют академическую квалификацию и профессиональную подготовку и, как правило, зарегистрированы/имеют лицензию или сертификат на право ведения архитектурной практики в пределах данной страны. Архитектор в ответе за качество, устойчивость и благополучное развитие среды обитания общества, за выражение его культуры языком архитектуры с применением таких понятий, как пространство, форма и исторический контекст». Таким образом, в системе рыночной экономики за рубежом устанавливается регулятор адекватной защиты общества от некачественных или непрофессионально оказанных услуг, поскольку «процесс регистрации увязан с соблюдением норм, препятствующих выполнению неквалифицированными лицами определенных функций».

В преамбуле к рассматриваемому нами документу сказано, что стандартом «уточняется порядок учета профстандартов при формировании требований ФГОС и определении продолжительности профессионального обучения». Естественно, возникает опасение, что в процессе реализации стандарта в его настоящей редакции, могут подвергнуться ревизии действующие сегодня вполне прогрессивные образовательные стандарты высшего образования по направлениям «архитектура» и «градостроительство», причем отнюдь не в сторону их поступательного развития. Может быть поставлен крест и на поэтапном введении в России принятой во всем мире системы требований к образованию архитекторов, которое должно базироваться не только на получении претендентом академических знаний в профильном вузе, но и сопровождаться процессом закрепления знаний в ходе практического опыта (послевузовской стажировки или интернатуры).

И, наконец, если изучать стандарт более внимательно, можно с сожалением отметить, что его текст грешит множеством неточностей и непрофессиональных формулировок.

КОНЦЕПТ стандарта в его нынешнем виде перечеркивает все возможности для конкурентного роста профессии и, безусловно, не приведет к задекларированной его авторами «выработке обновленных требований к содержанию деятельности и квалификации всех основных категорий специалистов, чьи результаты работы должны обеспечивать высокий уровень проектных решений, качественный и безопасный уровень последующей эксплуатации проектируемых объектов».

Таково было единогласное решение экспертов, принявших участие в обсуждении профессионального стандарта «Архитектор» на заседании объединенного бюро отделения архитектуры РААСН с привлечением представителей Союза архитекторов России и МАРХИ.

Профессиональное архитектурное сообщество России выражает надежду, что обращения, подготовленные в адрес Минтруда РФ как инициатора разработки профстандарта «Архитектор», а также председателя Национального совета при Президенте РФ по профессиональным квалификациям Шохина А.Н., о несоответствии представленной редакции законодательным нормам РФ, будут приняты во внимание. Профессиональный стандарт должен быть передан для кардинальной доработки в Российскую академию архитектуры и строительных наук и Союз архитекторов России.

[1] ACCORD, Соглашение МСА по рекомендуемым международным стандартам профессионализма в архитектурной практике. Перевод, САР, 2008.

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: МАРХИ, союз архитекторов россии, архитектурно-строительное образование, профессиональные стандарты, точка зрения, ао-83

Похожие материалы:
Повышение профессионального уровня педагогов
Кадры для агро-промышленного комплекса
«Неархитектурный» стандарт
Проблемы современного архитектурного образования
Модернизация архитектурного образования. Предложения Союза архитекторов России
Как вписать российское зодчество в международный формат
Инженерное образование: компетентность – вектор модернизации
Закон о распределении бюджетных мест: опыт Казахстана
СибГМУ: подготовка специалистов для здравоохранения
Одаренность – соль и смысл художественного образования

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 7 (91) 2016

По приглашению Департамента государственной политики в сфере высшего образования Минобрнауки РФ журнал «Аккредитация в образовании» выступил официальным информационным партнером крупного всероссийского совещания по созданию и развитию опорных университетов. В репортаже с места события освещаются вопросы стратегии инновационного развития российской высшей школы. Представители профессионального сообщества и органов власти сошлись во мнении, что опорные вузы стали ключевым фактором развития многих регионов. Читайте об этом в 91 номере «АО».
Анонс журналаСлово редактора


Подведены итоги пятого этапа проекта «Лучшие образовательные программы инновационной России».Лучшими в рамках проекта 2016 года названо более 3000 программ высшего образования из 25 000.
Подробнее о проекте


Журнал «Аккредитация в образовании» стал лауреатом конкурса
«Лидер СПО-2012»Подробнее


Популярные статьи
Дайджест № 91 «Аккредитация в образовании»
В 2016 году Минобрнауки РФ изменило модель распределения субсидий для вузов-участников проекта...
Из журнала
#84Оценка качества образования в Пермском крае
#84Актуализация ФГОС при внедрении новых стандартов
#87Престиж педагогической профессии
#86PR-инструменты приемной кампании – 2016
#83Национальный интегратор профессиональных ресурсов
Информационная лента
13:19Семь ученых мирового уровня посетят ЮУрГУ
11:38В САФУ обсудили проблематику управления лесами
11:35Инновационный опыт Тольяттинского госуниверситета в массы
11:20Конкурс проектов для ученых России и Болгарии
11:13Магистранты ИРНИТУ проходят обучение в Университете Отто-фон-Герике