Поиск по сайту
Вход Регистрация
Х
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Войти через:
Об изданииНаши проектыКонтактыОформить подпискуМЕДИАпланёрка

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОС-3УМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вебинары
Март 2016Май 2016Сентябрь 2016
Партнёры

Проблемы инклюзивного образования

В настоящее время система образования каждого государства ориентируется на мировую образовательную политику, формируемую такими общественными институтами, как ЮНЕСКО и Всемирный банк, и становится все более открытой, единообразной и преемственной. Основное требование – универсальность, общедоступность образования.

Просмотров: 12993

С.А. КОТОВА, доцент кафедры педагогики и психологии начального образования, докторант кафедры психологии и психофизиологии ребенка Института детства РГПУ им. А.И. Герцена (г. Санкт-Петербург), кандидат психологических наук

Концепция социальной полезности

В наше время система образования каждого государства ориентируется на мировую образовательную политику, формируемую такими общественными институтами, как ЮНЕСКО и Всемирный банк, и становится все более открытой, единообразной и преемственной.

Основные требования мирового сообщества заключаются в следующем: образование должно быть универсальным, то есть обеспечивать потребности в учении и равенство всех детей. Цель современной школы – помочь каждому ученику (и с проблемами развития, и среднему, и талантливому) в достижении успеха, не допустить его исключения из жизни общества.

До середины ХХ века в России существовала концепция социальной реабилитации человека с ограниченными возможностями, сложившаяся под влиянием философии ценности. В ее основе лежала идея о социальной полезности. Согласно этой концепции школа была обязана воспитывать активного и полезного члена общества. Ребенок с ограниченными возможностями не исключался из этого правила – ему также надлежало вырасти полезным членом общества и своим трудом обеспечивать собственное существование. Ценность специального образования виделась в приобщении инвалида к производительному труду. Общество заранее объявляло ребенка с ограниченными возможностями неполноценным, подстраивало его под свои правила. И концепция, и сложившаяся практика не предусматривали встречного процесса, направленного на приспособление общества к особым нуждам таких детей. Вопрос о тех, кто в силу тяжести своего недостатка ни при каких условиях не мог стать полезным членом общества, тоже оставался открытым.

По данным министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой, на август 2009 года в России насчитывалось 545 тыс. детей-инвалидов. Из них 23,6 процента страдали заболеваниями различных органов и нарушений обмена веществ, 21,3 – имели умственные нарушения и 23,1 – двигательные. 12,2 процента детей-инвалидов проживали в интернатах.

Концепция социальной реабилитации лиц с ограниченными возможностями удачно соединилась с основами педагогики воспитания социально полезных и активных строителей социализма и коммунизма. К счастью, в СССР она не выродилась в то чудовищное попрание прав человека, которое имело место в странах, где к власти пришел фашизм. Однако приоритет интересов общества над интересами личности, существовавший многие десятилетия, фактически узаконил статус социальной малоценности людей с ограниченными возможностями. Именно поэтому в нашей стране до сих пор существует ограничительно-покровительственная (патерналистская) позиция общества и государства по отношению к данной категории населения. Она выражается в существовании широкой сети преимущественно закрытых (интернатного типа) учебных заведений. Существующий из-за такой позиции характер образования инвалидов не способствует достижению высокого уровня социальной адаптации, не позволяет приобрести престижные и конкурентоспособные профессии, получить высокую квалификацию, ориентирован на низкое качество жизни, связанное с мизерной пенсией, низкооплачиваемой работой, слабой правовой защищенностью, и воспроизводит культуру бедности. Помощь, которую оказывают людям с особыми потребностями различные конфессии, незначительна, нерегулярна и традиционно имеет призренческий характер. А система служб социальной помощи в новой России еще только начинает формироваться. Доктор педагогических наук, профессор Н.М. Назарова считает, что «патернализм не только снижает социальную активность в целом, но и вырабатывает иждивенческие установки, что в свою очередь усиливает маргинализацию».

От культуры полезности к культуре достоинства

Колоссальные человеческие жертвы и попрание прав и свобод личности в период второй мировой войны привели к пониманию, что цель и смысл существования общества, его высшая ценность – человек, его жизнь и благополучие, нужды и потребности. В контексте приоритета интересов личности над интересами общества сформировалась идея достижения индивидом максимальной самостоятельности и независимости (концепция независимого образа жизни) путем гарантированного соблюдения прав и свобод каждого, вне зависимости от того, может ли человек приносить пользу обществу. Как отметил академик А.Г. Асмолов, мы находимся в начале длинного пути – перехода от культуры полезности к культуре достоинства, где «ведущей ценностью является ценность личности независимо от того, можно ли что-либо от нее получить для выполнения того или иного дела. А дети, старики и люди с отклонениями в развитии священны… и находятся под охраной общественного милосердия».

В рамках концепции независимого образа жизни в мире сформировалось понятие «инклюзивное (включающее) образование», базирующееся на новой, гуманистической идеологии, которая предполагает, что все дети – индивидуумы с различными потребностями в обучении. Данная идеология провозглашает равное отношение ко всем людям и создание особых условий для детей, имеющих особые образовательные потребности.

Международное сообщество считает, что включение – это больше, чем интеграция, потому что дети и подростки с особыми потребностями учатся вместе в обычной школе, воспринимают человеческие различия как обычные, получают полноценное образование, позволяющее им жить полной жизнью, и при этом не покидают родителей. При обучении акцент делается на возможности и сильные стороны ребенка. Взгляды и мнения молодых людей становятся важными для окружающих.

Инклюзия означает обеспечение полноценной принадлежности к сообществу (группе друзей, школе, тому месту, где живем) через раскрытие каждого ученика с помощью образовательной программы, которая достаточно сложна, но соответствует его способностям. Основное требование инклюзивной школы: все дети должны учиться вместе во всех случаях, когда это является возможным, несмотря ни на какие трудности или различия, существующие между ними. Зачисление инвалидов в специальные школы, классы, секции является исключением и рекомендуется только в тех редких случаях, когда обучение в обычных классах не способно удовлетворить образовательные или социальные потребности ребенка, либо если это необходимо для благополучия его самого или других детей. Качество образования обеспечивается в такой школе за счет разработки надлежащих учебных планов, организационных мер, выбора стратегии преподавания, использования ресурсов и партнерских связей.

По статистике Минобразования РФ, в 2008-
2009 учебном году в обычных школах обучались 142 659 детей с ограниченными возможностями здоровья, в коррекционных классах обычных школ – 148 074, в коррекционных школах и школах-интернатах – 210 842.

Инклюзивные школы очень гибкие. Ученики с особыми потребностями находятся там в широком сообществе и имеют возможность как открытого входа в него, так и выхода оттуда: иногда работают со всем классом, иногда – в небольшой группе, а иногда – наедине с учителем. Опыт многих стран свидетельствует, что в таких школах дети с особыми потребностями наилучшим образом интегрируются в общество и могут добиться самых высоких результатов в плане образования. Но для этого требуются совместные усилия как со стороны учителей и персонала школы, так и сверстников, родителей, членов семей и добровольцев. Инклюзивные школы рассматриваются и как самое эффективное средство, гарантирующее солидарность между детьми, потому что обычные ученики приобретают там опыт общения с людьми, которые отличаются от них, и учатся доброжелательности и терпимости. При инклюзивном подходе выигрывают все, поскольку он делает образование более индивидуализированным и эффективным.

Следует заметить, что в 90-е годы ХХ века начало формироваться более широкое понимание инклюзии как средства обеспечения равных возможностей для получения образования. ЮНЕСКО придерживается позиции, что не только дети с ограниченными возможностями, но и взрослые-инвалиды должны иметь возможность получить высококачественное образование и развивать свой личностный потенциал вне зависимости от пола, имущественного положения, этнической принадлежности, расы, географического местоположения, возраста, конфессиональной принадлежности и ограничений физического характера.

Об уровне готовности

Переход к инклюзивному образованию требует участия всех специалистов системы образования и наличия фундаментальных теоретических разработок. Однако практическая педагогика осуществляет его быстрыми темпами, несмотря на отсутствие нужных условий. Российская система образования, традиционно существующая как сегрегативная и сепарирующая детей, не соответствующих некоей задаваемой норме развития, трансформируется. Сегодня мы вправе говорить, что дети с особыми образовательными потребностями все более широким, но при этом полулегальным потоком проникают в массовую общеобразовательную школу. А она ни организационно, ни технологически, ни содержательно к этому не готова, так как инклюзивное образование в России до сих пор не имеет официального признания. Чтобы решить эту проблему, предстоит сначала как можно скорее разработать систему просветительской деятельности, направленной на изменение мнения сообществ учителей и родителей о том, где и чему должны учиться дети с проблемами в развитии. Затем перейти к созданию материально-технических условий, необходимых для работы инклюзивных школ, и разработке вариативного учебно-методического аппарата, предназначенного для обучения особых детей (разнообразные учебники, учебные планы, методические материалы), а также наладить систему подготовки и переподготовки кадров для инклюзивного образования.

Восемь принципов инклюзивного образования:

1. Ценность человека не зависит от его способностей и достижений.
2. Каждый человек способен чувствовать и думать.
3. Каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным.
4. Все люди нуждаются друг в друге.
5. Подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений.
6. Все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников.
7. Все обучающиеся могут скорее достигнуть прогресса в том, что они могут делать, а не в том, что не могут.
8. Разнообразие усиливает все стороны жизни человека.

Новые ожидания предполагают и новые требования к работе администрации и коллектива школы, к уровню управления учебным заведением, организации всей системы его внутренних и внешних отношений. Администрации и педагогам делегируются более широкие полномочия, но при этом возрастает уровень их ответственности. На управленческий аппарат инклюзивной школы возлагается обязанность обеспечить соответствие образовательной среды и технологий потребностям социального развития каждого ребенка. А это значит – создать окружение, которое по буждает детей к необходимому опыту, является стимулом взаимопонимания и социального взаимодействия и одновременно играет роль защитного пространства. В таком окружении ребенок может без помех раскрыться, ощутить внутреннюю связь с миром, идентичность и когерентность ему, а также свою значимость для него.

Чтобы добиться соответствия образовательной среды потребностям ребенка, администрация должна организовать комплексную работу педагогов и ряда специалистов, которые выступают соведущими родителей. Это требует формирования новых форм коллективного мышления и действия с учетом потенциала обучения каждого учащегося.

Инклюзивной школе нужны свои, особенные учителя. Речь идет о специалистах совершенно нового типа, являющихся носителями гуманистических ценностей и идеалов, которые смогут подготовить каждого ученика к беспроблемному включению во все виды общественной жизни. Они должны обладать социально-личностными, общенаучными, инструментальными и профессиональными компетентностями, гарантирующими подлинное, а не формальное включение учеников в образовательный процесс, оптимальное освоение ими программы и, что принципиально важно, уметь решать коррекционно-педагогические и социально-реабилитационные задачи. Им придется разработать новые гуманитарные технологии взаимодействия, освоить новые принципы профессиональной коммуникации, научиться слушать разных по профилю специалистов и принимать их различные позиции, совместно и долговременно действовать в интересах ребенка.

Учитель инклюзивной школы должен обладать высокими показателями профессиональной социальной адаптированности, лабильности, эмпатийности, рефлексивности, а также выраженными перцептивными, коммуникативными и организаторскими способностями. Он может быть успешным при следующих базовых личностных характеристиках:

  • если достаточно гибок и толерантен;
  • уважает индивидуальные различия;
  • умеет слушать и применять рекомендации членов коллектива;
  • согласен работать в одной команде с другими учителями;
  • ему интересны трудности, и он готов пробовать разные подходы.

Следует признать, что в нашей стране целенаправленная подготовка педагогов такого типа до настоящего времени не велась.

Решение широкого круга новых задач инклюзивного образования требует перестройки всей системы подготовки специалистов для сферы образования. В частности, в программы подготовки и переподготовки придется включить новые модули, которые состоят из специальных дисциплин, обеспечивающих готовность педагогов к широкому партнерскому взаимодействию и творческому сотрудничеству не только в профессиональном сообществе, но и во всей образовательной среде.

Наша страна сможет достичь европейского уровня образования, если подготовка педагогов нового типа будет вестись в ускоренном и массовом порядке, с использованием лучших технологий обучения и соответствовать по содержанию передовому уровню научных достижений. Значимым ресурсом для решения этой проблемы выступает информатизация.

В данной статье рассмотрена лишь часть вопросов, связанных с переходом страны на инклюзивное образование. Но мы надеемся, что актуальная тема будет продолжена в других публикациях и дискуссиях. Сегодня необходимость этого уже не вызывает сомнения.

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: РГПУ им. А.И. Герцена, инклюзивное образование, тенденции, ао-45

Похожие материалы:
Интернационализация образования в России и мире
Колледж будущего
Опыт обучения лиц с особыми образовательными потребностями
Домашнее обучение за рубежом и в России
Поколение учащихся за рубежом
Инклюзивное образование в Воронежской области
SuperJob: Ставка на молодые кадры растет
Закончен год, законотворчество продолжается
Особенности стратегии экспорта образовательных услуг Франции
Ученые со всего мира обсудили перспективы инклюзивного образования

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 2 Оставить комментарий
Татьяна Незарегистрированный пользователь
Инклюзивное образование - это шаг в будущее, но только подготовкой педагогических кадров тут не обойтись. Те противоречия, которые существуют в парадигмальных подходах образования в целом, к сожалению, не позволяют осуществлять такой тип обучения, поскольку он должен быть построен только на личностно ориентированных подходах.
Почему это невозможно? Да потому, что само представление о личностно ориентированном обучении аморфно и призрачно как в наших школах, так и в профессионально-образовательных учреждениях всех уровней. Личностно ориентированное обучение предусматривает субъект-субъектное взаимодействие, в основе которого предусматривается развитие всех его участников, при этом сравнивать одного ученика с другим - не допустимо! У каждого своя точка отсчета этого уровня, сравнивать можно самого ученика в разные промежутки времени и отмечать его личные достижения и успехи. К примеру, "месяц назад в диктанте ты сделал 22 ошибки и получил двойку, но за этот месяц ты настолько продуктивно поработал, что количество ошибок в твоем диктанте сократилось вдвое, поэтому я ставлю тебе четверку, чтобы получить пятерку надо еще больше постараться, ошибок быть не должно". Это здорово и правильно, но не соответствует стандартам, принятым нормам оценивания знаний. Очевидно, что для инклюзии должны быть допустимы свои промежуточные нормы оценивания, и всем должно быть понятно, что достигнуть полноценного результата в итоге смогут далеко не все, но, например, обучению такой профессии, как социальный работник для таких детей должна быть открыта "зеленая улица", поскольку не знания математики, физики, русского языка и других предметов определяют ее предназначение.

2017-02-18 00:27:13 Ответить пользователю

Артём Матвеев Школа "Радуга", Воронеж
"Следует признать, что в нашей стране целенаправленная подготовка педагогов такого типа до настоящего времени не велась." - не совсем так. В государственной системе, да, не велась. В то же время с начала 90-х годов у нас начали появляться вальдорфские школы и семинары (курсы) для подготовки вальдорфских учителей. А в вальдорфских школах инклюзивное образование - это повседневность.

В вальдорфской педагогике нет какой-то специальной ориентации на инклюзивное образование. Мне кажется, её успехи в этой сфере обусловлены просто "непатогенным" характером обучения. Обучение, которое не наносит вреда здоровью обычного ребёнка, намного легче даётся и детям с отклонениями. И наоборот: если обучение вредит здоровью обычного ребёнка (а, если мы посмотрим статистику роста у школьников глазных заболеваний, патологий опорно-двигательного аппарата, психических расстройств и т.д., то должны признать, что в наших обычных школах здоровье детей портится), то для ребёнка с отклонениями такое обучение окажется непосильным, и тут никакие тьюторы не помогут. А в результате будет дискредитирована сама идея инклюзивного образования.

Вальдорфская методика пропитана принципом Гиппократа «Не навреди!». Чтобы сберечь детское любопытство, знания добываются не зубрёжкой, а «проживанием» предмета (в итоге же дети успешно и без истерик сдают ЕГЭ и ОГЭ, в целом, лучше среднего уровня обычных школ, несмотря на инклюзив). Чтобы сберечь детское здоровье и сформировать интеллект естественным образом, много внимания уделяется развитию мелкой и крупной моторики (в вальдорфской школе вообще много физической активности, движения).

Никто не станет оспаривать пользу развития моторики, лишь откроют учебный план с вопросом: "Когда? Куда тут ЕЩЁ?". Так, может быть, всё-таки пересмотреть учебные программы, которые мешают нашим детям развиваться естественным образом, убрать преждевременную интеллектуальную нагрузку? Что такое "требования программы" по сравнению с онтогенезом ребёнка? Да, понятно, что онтогенез складывался тысячами лет, и его росчерком пера не изменишь, но у нас иной раз возникает ощущение, что проще повлиять на онтогенез... На практике же оказывается, что онтогенез неумолим, а здоровье ребёнка, наоборот, вещь очень хрупкая. Лично я перевёл обоих своих детей из языковой гимназии в нашу воронежскую вальдорфскую школу "Радуга" и жалею теперь только о том, что не перевёл их раньше. Свой опыт могу подытожить так: наша образовательная программа вредна для здоровья детей, а инклюзивное образование на её основе чревато массой проблем и приведёт к бессмысленной трате ресурсов.

2016-11-05 02:38:48 Ответить пользователю

Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 3 (103) 2018

Удивительное рядом. Цифровизация шагает по стране, а количество обучающихся на онлайн-курсах составляет всего 4,05% от общего числа интернет-пользователей. Люди пенсионного возраста помогают иностранцам постигать азы русского языка через Skype, а вот школьных педагогов обучать премудростям профессии некому. Как всегда, у нас много интересного!
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
Изменения в законе о целевом обучении вступят в силу в 2019 году
Президент России Владимир Путин подписал 3 августа Федеральный закон об улучшении механизмов...
ИРНИТУ на форуме «ГеоБайкал – 2018»
Сотрудники Иркутского технического университета и компании «Гелиос» выступили с докладами на V...
ICSAM2018 в НИУ «БелГУ»
Белгородский государственный национальный исследовательский университет стал организатором...
В БФУ им. И. Канта описали химическую систему, схожую с нервной
Изучение моделей подобных систем может пролить свет на то, как функционируют их живые аналоги,...
РНФ начал прием заявок на конкурс по поддержке лабораторий мирового уровня
Гранты выделяются на реализацию научных и научно-технических проектов на базе существующих...
Из журнала
#93Высокая планка Кабардино-Балкарского госуниверситета
#91Формирование сети опорных университетов
#92Современные вызовы педагогического образования
#93Педагогика опережающего развития
#92Современные вузы: многообразие стратегий развития
Информационная лента
15:22РНФ начал прием заявок на конкурс по поддержке лабораторий мирового уровня
15:21В России вузам могут предоставить права на проведение антикоррупционной экспертизы
15:18ИРНИТУ на форуме «ГеоБайкал – 2018»
08:22Конкурс инновационных проектов в области цифровых и промышленных технологий
08:54ICSAM2018 в НИУ «БелГУ»