Поиск по сайту
Вход Регистрация
Х
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Войти через:
Об изданииНаши проектыКонтактыОформить подпискуМЕДИАпланёрка

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОС-3УМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вебинары
Март 2016Май 2016Сентябрь 2016
Партнёры

Модульная система обучения вводится в БФУ им. И. Канта

В Балтийском федеральном университете им. И. Канта масштабно вводится модульная система обучения. С чем это связано? На вопросы «АО» отвечает первый проректор – проректор по образовательной деятельности БФУ им. И. Канта, кандидат филологических наук, доцент Ирина КУКСА.

23.09.2015
Просмотров: 57

На шаг впереди

Ирина КУКСА

Новый учебный год в Балтийском федеральном университете им. И. Канта особенный. Здесь масштабно вводится модульная система обучения. С чем это связано?

На вопросы «АО» отвечает первый проректор – проректор по образовательной деятельности БФУ им. И. Канта, кандидат филологических наук, доцент Ирина КУКСА.


– Ирина Юрьевна, изменения происходят постоянно: меняются законы, стандарты, модели выстраивания учебного процесса, формы организации и проведения занятий, не говоря уже о технологиях обучения. Не успеваешь адаптироваться к одному, как на повестке дня уже оказывается другое… И вот снова изменения. Чем они вызваны?

– Мы стремимся не отстать от происходящих изменений, критично осмысливая и корректируя их под наши условия и ресурсы, но не изменяться невозможно, поскольку меняется жизнь вне университета. К нам сейчас приходит выпускник школы, который в десятом­одиннадцатом классах сам формирует образовательную траекторию, выбирая необходимые предметы, учится с использованием новейших средств и технологий, создает проекты, прототипы, действующие модели, в том числе 3D. И есть опасность, что университет может не соответствовать ожиданиям такого абитуриента. Поэтому ключевой мотив внутренней реформы образовательного процесса, которая принята учёным советом университета в октябре 2014 года, – соответствие не только современным трендам в системе высшего образования, но, в первую очередь, ожиданиям студента и общества в целом.

Стратегическая цель преобразований – подготовка квалифицированных специалистов, способных проектировать новые виды деятельности, справляться с задачами, которые еще не имели решения, создавать современные и, более того, опережающие время продукты и услуги, брать на себя ответственность, особенно в ситуации неопределённости и ограниченности ресурсов, постоянно доказывать собственную эффективность реальными результатами, а в случае изменения конъюнктуры оперативно переориентироваться в соответствии с вызовами времени.

Нельзя сбрасывать со счетов и глобализацию образования. В страну пришли «университеты для миллиардов» с учебными курсами на русском языке, создающими конкуренцию традиционному образованию. Уже сейчас студенты из России в количественном отношении являются одной из самых многочисленных групп в совокупной аудитории, например, Coursera.

На наших глазах происходит поляризация высшей школы. Складывается структурированная система, в том числе за счёт оптимизации вузов – прежде всего, «слабых», с одновременным опережающим развитием университетов­лидеров. Для того чтобы удержаться в группе ведущих, нельзя останавливаться на достигнутом.

– Давайте перейдём к самим изменениям. Что ждёт преподавателей и студентов? Чем модульная система обучения отличается от традиционной?

– Сначала о самых важных задачах.

Во-первых, требуется реструктуризация образовательных программ. На данный момент их структура в нашем университете близка к оптимальной. Но о том, что надо менять, красноречиво свидетельствуют, например, результаты приёма. Есть направления подготовки, которые уже второй год находятся в ситуации недобора, есть направления, где проходной балл и средний балл ЕГЭ по-прежнему невысоки, а есть направления, которые при прошлых трудностях приёма в этом году продемонстрировали достойное качество набора. В ряду последних, что радует, не только направления гуманитарного профиля, но и инженерно-технического, биотехнологического.

Следующая комплексная задача – изменение содержания образовательных программ и организации учебного процесса. В частности, апробация модульной системы обучения, внедрение практикоориентированного подхода, системы подготовки и защиты выпускных квалификационных работ, подготовленных по заказу работодателей.

Задача обеспечения большей прозрачности образовательного процесса влечёт за собой расширение применения цифровых технологий, развитие системы электронного обучения, апробации балльно-рейтинговой системы оценки достижений студентов.

Ещё одна стратегическая задача – сделать процесс обучения более свободным и индивидуальным. Студент должен иметь возможность выбрать и срок обучения, и дисциплины (учебу). Важно понимать, что «модульность» не самоцель, а способ интенсификации процесса обучения и индивидуализации образовательной траектории.

Наш университет по российским меркам не очень большой. Есть направления подготовки, где учится только одна группа, а количество студентов – от 7 до 25 человек. Практика, когда одноимённые или близкие по содержанию дисциплины объединяют студентов в большие потоки до 200-300 человек, для крупных вузов не новшество ещё с советских времён. Теперь же возможен и иной принцип объединения – формирование одной или родственных компетенций одним образовательным модулем для одной аудитории, которую составляют студенты разных направлений подготовки. При этом происходит определённая оптимизация учебной нагрузки, часы уменьшаются – ставки и фонд заработной платы остаются, но растёт интенсивность работы во время реализации модуля и высвобождается для преподавателя межмодульное время.

Главное – акценты смещаются в сторону компетенций: важно не то, какие дисциплины изучает студент, а то, чему он может научиться, что сможет делать самостоятельно или в группе.

– Пока мы говорим о форме обучения, а что модульная система означает на содержательном уровне?

– Здесь как раз тот случай, когда стоит вспомнить о единстве формы и содержания, ведь смещение акцента на компетенции и результаты обучения – это сфера как раз содержания. При этом форма не должна довлеть над содержанием. Модули могут быть горизонтальными и вертикальными, линейными и сквозными, могут быть дисциплины вне модулей. Важно, каким содержанием наполнены такие формы организации образовательного процесса. И существенным станет преодоление рамок трансляции предметно-организованного знания. Значимым становится общее содержательное взаимодействие преподавателей, работающих по модулю и формирующих компетенции, в эту работу вовлекаются и студенты. Содержательными элементами нового образования должны стать коммуникация и технологии, в том числе технологии интеллектуальной деятельности. Содержание должно быть таким – вспомню И. Канта, чьё имя носит наш университет, – чтобы мы учили не мысли, но мыслить. Именно тогда сможем предвосхищать грядущие тенденции, а не плестись за ними.

В том числе и поэтому возрастает роль активных методов обучения – проектной и командной работы. Подчеркну, что стандартная лекционно-семинарская система не отвергается напрочь. Но должен измениться содержательный характер как лекций, так и практических занятий. Лекции будут иметь проблемно-ориентированный характер: в начале – постановка проблемы, затем – консультирование студентов по её решению. И содержание практических занятий, в том числе с использованием активных методов, должно соответствовать стратегической задаче. Формат семинаров только в режиме «вопрос преподавателя – ответ студента» теперь не может быть единственным и, наверное, преобладающим. Работа в малых проектных группах над проблемой/задачей с реальным результатом в итоге, с его публичным представлением, а то и защитой – одна из возможных форм реализации содержания. Если мы ещё и максимально приблизим условия обучения к условиям реальной будущей трудовой деятельности выпускников, а не будем капсулироваться в традиционных университетских аудиториях – эффект такой подготовки бесспорен.

– Полагаем, модель сработает, только если студенты будут активны, если хорошо понимают, чего хотят и к чему стремятся, готовы к работе в команде. В БФУ им. И. Канта именно такие студенты?

– Студенты разные, но все они имеют право на достойное образование. И наша задача – создать условия, чтобы они могли учиться, получали необходимые компетенции, были конкурентоспособными на рынке труда. Я не отношусь к тем преподавателям, которые ворчат: студенты сейчас не те, а вот раньше… Кстати, в этом году средний балл ЕГЭ среди наших бюджетников – 71,5. Это очень хороший показатель.

С 1 сентября мы в режиме апробации ввели модули на первом курсе, постепенно они будут вводиться и на других. Как показал опыт магистратур, где модульная система уже реализуется, студенты довольны.

И ещё одно очень важное обстоятельство: студенты сами смогут решать, какой из модулей вариативной части образовательной программы выбрать. Например, если студент-физик планирует открыть своё дело, то он сможет выбрать модуль по предпринимательству, который имеется в программе обучения экономистов. А экономисты, которым необходимы навыки коммуникации, смогут выбрать соответствующий модуль из программы обучения будущих журналистов или специалистов по связям с общественностью. Сегодня к работникам предъявляется всё больше требований, и очень важно, чтобы необходимые компетенции студенты получали в университете, а не когда выйдут на работу и будут учиться заново.

– Как вы считаете, насколько преподаватели готовы к новой системе?

– Серьёзный вопрос. Очевидно, что профессорско-преподавательский состав в большинстве своём оторван от задач практической (а иногда – и научной) деятельности, то есть от тех, которые ставит перед университетами внешняя среда – не только рынок труда, но и наука с её приоритетами, общество, конкретные родители, желающие, чтобы их дети по окончании университета были трудоустроены, сами студенты, желающие того же. С другой стороны, преподаватель не является единственным носителем важной для студента информации. Чтобы быть востребованным, современный преподаватель должен совмещать в себе многое: это и некий навигатор в море знаний, и консультант, способный понять образовательные потребности студента и обеспечить условия, для того чтобы студент узнал и научился тому, что ему нужно, и эксперт высокого уровня.

В условиях реального выбора модулей сами модули – а значит, и ведущие их преподаватели – находятся в конкуренции, причём с разных точек зрения: и полезности для жизни, и работы вне университета, и интересности, даже завлекательности, и применяемых технологий и форматов обучения. На фоне образовательного «фаст-фуда» ценность живого, персонализированного образования, наверное, будет не только сохраняться, но и расти, а ключевым как раз является вопрос содержательной наполненности такого обучения.

– Ирина Юрьевна, вернёмся к модулям и проектной деятельности. Как будет оцениваться работа студентов?

– Традиционный сессионно-экзаменационный подход к оцениванию сугубо знаний в формате «вопрос билета/преподавателя – ответ студента» уходит в прошлое. На смену ему приходит использование письменных форм проведения экзаменов с заданиями творческого, аналитического и подобного типов, а также технологии оценивания с помощью портала тестирования. Создателями фондов оценочных средств для насыщения этого портала являются наши преподаватели – около 500 человек, более 60 процентов от общего числа. В летнюю сессию возможностями портала тестирования воспользовались 25 процентов наших преподавателей и 60 процентов студентов.

Наиболее полно оценить результат можно через деятельность, погружение не только в среду обучения, но и профессиональную атмосферу, через включение в практическую деятельность, в том числе проектную. Оценка проектов должна быть комплексной, то есть оценивать должен не только преподаватель (иначе мы снова реализуем модель «сам учу – сам оцениваю»), но и группа преподавателей, работающих по модулю, эксперты, практики, представители работодателей, заказчики проектов. Помимо этого, и сами студенты будут оценивать свои и чужие проекты. Ведь самооценка и умение оценивать работу других – тоже важные составляющие компетенций. Это очень важный навык и одновременно образовательный инструмент.

Студенческие проекты могут формулироваться, заказываться работодателями, чтобы студенты учились, получали навыки и компетенции в условиях, максимально приближенных к реальным трудовым процессам. Причём мы предполагаем, что проекты могут выполняться на одну и ту же тему разными группами. Это создаст определённую конкурентную среду и возможность подойти к решению одной проблемы с разных точек зрения.

– Вы упомянули о внешних экспертах и повышении их роли в образовательном процессе. А есть ли этот корпус экспертов со стороны? Или университету ещё предстоит найти их?

– Работа с внешними экспертами, работодателями ведётся не один год. Наши ресурсные центры создаются на базе партнёрских компаний и организаций, будь то «Сбербанк», «Янтарьэнерго» или кадастровая палата. Более того, уже в нынешнем году более половины (59 процентов) выпускных квалификационных работ написано по заказу сторонних организаций и имеет ярко выраженный внедренческий характер – часть из них представляла собой уже реализованный на конкретном предприятии проект. Мы исходим из того, что все дипломы должны иметь практическую пользу, то есть у них должен быть заказчик, который является и приёмщиком работы, и рецензентом, а в некоторых случаях – и консультантом, и соруководителем.

Таким заказчиком может быть и сам университет: наши учёные, работающие на острие науки, которые не просто формулируют темы как фундаментальных, так и прикладных исследований, но и являются авторами и руководителями образовательных направлений на уровне магистратуры и аспирантуры. И даже та половина работ, темы которых формулировали преподаватели университета, была выполнена так, чтобы быть полезными и интересными – науке, отрасли, потенциальным работодателям... И мы рассчитываем, что такие заказы могут поступать не только на дипломные работы, но и курсовые. Что, кстати говоря, и происходит: например, в наших научных современных лабораториях над проблемой/задачей студент начинает работать на уровне курсовых работ, которые перерастают в выпускную квалификационную.

Так что диалог и сотрудничество с экспертным сообществом налажены, нужно их развивать и усиливать.

– Получается, модульная система решает многие задачи современного образования?

– Да, но не сама по себе, а в комплексе всех изменений – прежде всего, содержательных. Во-первых, мы оптимизируем учебный план, интенсифицируем работу студентов и преподавателей, при этом снижая пресловутую «горловую» нагрузку. Во-вторых, такая система вынуждает нас рефлексировать о том, что такое современное образование, чему и как учить, какова роль преподавателя, по каким критериям оценивать работу студентов. В-третьих, обучение становится всё более практикоориентированным. Проектная деятельность, работа в малых группах позволяют закреплять знания, формировать навыки и компетенции. И, в-четвёртых, модульная система позволяет индивидуализировать образовательную траекторию студентов.

Напомню, в стандарте есть базовый компонент, когда – хочешь ты или нет, но прослушать определённые курсы обязан. Но большая часть учебного плана бакалавриата – вариативная. Мы создаём такие условия, чтобы студент мог выбрать из перечня модулей то, что ему необходимо для достижения собственных целей. То есть студенты одного направления подготовки в итоге в дипломе могут иметь разный список дисциплин/модулей. Это непривычно с точки зрения традиционной системы образования, но соответ­ствует реалиям XXI века.

Как известно, нужно очень быстро бежать, чтобы остаться на месте. Представляете, как надо бежать, чтобы оказаться хотя бы на шаг впереди?!

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: ао-81, федеральные университеты, балтийский федеральный университет, качество образования

Похожие материалы:
Международная аккредитация образовательных программ
Развитие системы студенческого самоуправления в БФУ им.И.Канта
Кто кого: Россия в Болонском процессе
Уникальная возможность проверить свои знания
Северо-Кавказский федеральный университет: не числом, а знанием
Создана Ассоциация студенческих научных обществ федеральных университетов
Интеграционные аспекты в оценке качества образования
Галина Мотова о профессионально-общественной аккредитации
Знак качества высшего образования
Федеральные университеты – лидеры по итогам мониторинга

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 3 (103) 2018

Удивительное рядом. Цифровизация шагает по стране, а количество обучающихся на онлайн-курсах составляет всего 4,05% от общего числа интернет-пользователей. Люди пенсионного возраста помогают иностранцам постигать азы русского языка через Skype, а вот школьных педагогов обучать премудростям профессии некому. Как всегда, у нас много интересного!
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
Изменения в законе о целевом обучении вступят в силу в 2019 году
Президент России Владимир Путин подписал 3 августа Федеральный закон об улучшении механизмов...
Тканевая инженерия – будущее медицины
Ученые Политехнического университета разрабатывают уникальные материалы, восстанавливающие...
МАИ создал беспилотник для безопасных полётов с аппаратурой
Разработчики постоянно находятся в поисках оптимизации и усовершенствования характеристик своих...
В БФУ им. И. Канта описали химическую систему, схожую с нервной
Изучение моделей подобных систем может пролить свет на то, как функционируют их живые аналоги,...
САФУ запускает проект для молодежи с ограниченными возможностями здоровья
В новом учебном году Волонтерский центр САФУ, Ресурсный центр инклюзивного образования САФУ и...
Из журнала
#90Развитие академической мобильности французских студентов
#90Слово редактора к №90
#92Особенности организации системы ДПО в вузе
#93«ИНФОРМАЦИОННАЯ КАРТА» российского образования
#90Новости №90
Информационная лента
08:22Конкурс инновационных проектов в области цифровых и промышленных технологий
08:54ICSAM2018 в НИУ «БелГУ»
08:45САФУ запускает проект для молодежи с ограниченными возможностями здоровья
09:25В БФУ им. И. Канта описали химическую систему, схожую с нервной
09:03Нейросеть обучили определять пол человека по написанному тексту