Поиск по сайту
Вход Регистрация
Х
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Войти через:
Об изданииНаши проектыКонтактыОформить подпискуМЕДИАпланёрка

Электронный журнал об образовании

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОС-3УМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вебинары
Март 2016Май 2016Сентябрь 2016
Партнёры

Экспорт образования: промежуточные итоги и перспективы

Более 160 тысяч иностранных студентов обучаются на сегодняшний день в российских государственных университетах. К 2020 году их число должно увеличиться до 300 тысяч. Что изменилось в сфере экспорта образовательных услуг за последние годы и какие действия намерено предпринять государство для развития экспорта образования – статья «АО».

Просмотров: 3316

Как догнать… самих себя?

Более 160 тысяч иностранных студентов обучаются на сегодняшний день в российских государственных университетах. К 2020 году их число должно увеличиться до 300 тысяч.

Именно такая цифра выводится из обозначенного в программных документах развития российского образования целевого показателя «увеличение доли иностранных студентов к общему контингенту студентов» до 5 процентов к 2020 году. Об этом, в частности, заявляется в Концепции экспорта образовательных услуг Российской Федерации на период 2011-2020 годов. По некоторым оценкам, в СССР в 1950 году прошлого века доля иностранных студентов достигала 5,4 процента. Так, сможем ли мы за семь-восемь лет «догнать сами себя» шестидесятилетней давности? Еще несколько лет назад на этот вопрос не мог ответить даже министр образования России А. Фурсенко, признав тогда, что у страны нет стратегической программы развития экспорта российских образовательных услуг, и специалисты не имеют чёткого представления о том, что препятствует развитию экспорта. В 2008 году было даже проведено специальное заседание коллегии Минобрнауки, посвященное проблемам экспорта образования. Речь шла и о недостаточности нормативно-правовой базы для поддержки экспорта образования, и о слабом развитии академической мобильности, и о недостатках самой структуры подготовки кадров. «Так, целый ряд развивающихся государств и стран СНГ испытывают всё большую потребность в подготовке специалистов второй ступени высшего образования – магистров, а также кандидатов и докторов наук. При этом в российских вузах из числа иностранных граждан только 4,9 процента учатся в магистратуре и 3,6 – в аспирантуре. Не полностью удовлетворяется спрос и на повышение квалификации уже дипломированных специалистов», – отмечал на заседании коллегии директор департамента международного сотрудничества министерства В. Ничков. (С какой массой трудностей сталкивались, например, филиалы российских вузов и славянские университеты в странах СНГ, не раз убеждались и члены Аккредитационной коллегии Рособрнадзора: даже обеспечение учебниками и методической литературой становилось проблемой из-за таможенных несуразностей.)

В итоге на коллегии было заявлено о необходимости разработки и последующей реализации стратегического «более скоординированного комплексного плана действий Министерства и других заинтересованных федеральных и региональных органов власти».

Что с тех пор сделано на практике, об этом чуть ниже. А пока хочется сослаться на выводы не только чиновников, но и академического сообщества. Так, на научно-практической конференции «Экспорт российских образовательных услуг: задачи и условия повышения конкурентоспособности и развития экспортного потенциала», проходившей в ноябре 2009 года в Академии народного хозяйства (год спустя после министерской коллегии), были обозначены следующие ключевые задачи, требующие, по мнению экспертов, кардинального решения:

  • реорганизация устаревшей системы отбора по квотам путем введения единых экзаменов за рубежом;
  • изменение нормативных требований, не позволяющих зачислить студента на годовое или семестровое обучение («сейчас в США очень популярна идея semester-abroad – обучение в течение семестра или года в другом вузе; предполагается, что в ближайшие годы в США так будет учиться до половины студентов», – комментируют специалисты);
  • облегчение визового режима для иностранных преподавателей и студентов;
  • решение проблем инфраструктуры вузов, безопасности и ксенофобии (и, судя по совсем недавним опросам иностранных студентов, обучающихся в московских вузах, ксенофобия вышла на первые места среди всех неблагоприятных факторов обучения в России);
  • резкое увеличение финансирования образования (так, по словам руководителя Центра мониторинга и статистики образования Минобрнауки РФ М. Аграновича, между финансированием образования и числом иностранных студентов есть прямая зависимость – чем больше государство тратит денег на образование в расчете на одного учащегося, тем выше будет число иностранных студентов).

Интересно отметить еще одну проблему, затронутую как на министерской коллегии, так и на упомянутой конференции в Академии народного хозяйства. Речь о русском языке. Если на коллегии было заявлено о повышении качества владения русским языком иностранными абитуриентами как о «задаче безотлагательной» (в частности, через правовое оформление подготовительных факультетов для иностранных граждан), то эксперты – представители академического сообщества, напротив, говорили о необходимости отказаться от требования хорошего знания русского языка. А взамен начинать формировать систему образования на английском языке и, прежде всего, на уровне магистратуры. «Даже такие страны, как Испания и Франция, которые берегут национальные и языковые традиции, открывают программы на английском языке для привлечения иностранных слушателей», – аргументировали участники конференции в АНХ. Правда, подчеркнули эксперты, одновременно необходимо предоставить будущим магистрантам, желающим овладеть русским языком, возможность предварительной годовой языковой подготовки.

* * *

Что изменилось за прошедшие четыре года? Конечно, подвижки есть. В частности, принят ряд законодательных актов: по увеличению квоты иностранных студентов, обучающихся в российских вузах за счет федерального бюджета, до 10 тыс. Попутно отметим, что, по официальной информации, в 2010-2011 учебном году из 10 тыс. максимально возможных иностранным студентам было предоставлено чуть более 8 тыс. бюджетных мест, из них 2437 – для соотечественников из стран ближнего зарубежья. Плюс предусмотрена возможность командирования за рубеж на преподавательскую работу до 300 российских специалистов в год, также за счет российского бюджета.

Далее, с 2011 года осуществляется проект по предоставлению ведущим российским университетам «преимущественного права на прием проживающих за рубежом иностранных граждан и соотечественников в пределах квоты, определенной постановлением Правительства РФ». А с 2012 года такое право будет предоставляться на конкурсной основе.

Наконец, принято и давно назревшее решение об упрощении процедуры признания на территории России документов об образовании, ученых степенях и званиях, выданных ведущими иностранными университетами и научными организациями. Такое решение призвано стимулировать и академическую мобильность, и общий уровень включенности российского образования в международный контекст. Кстати, журналисты, пишущие на темы образования, прекрасно знают, что специализированные Интернет-форумы не один год разрывались от недоуменных вопросов наших соотечественников-молодых ученых, получивших диплом или степень в иностранных университетах: почему дипломы ведущих мировых вузов признаются автоматически везде, но только не в России? Что ж, решение принято. Как говорится, «лучше поздно, чем никогда»… Хотя, пожалуй, к сфере экспорта образования с ее высочайшей конкуренцией это крылатое выражение уже вряд ли подходит. Тут, если перефразировать, ситуация такая – «если поздно, то никогда»… Как точно кем-то подмечено: «Дело не в том, что мы отстаем, а в том, что другие развиваются».

Возьмем, например, уровень интернационализации и темпы мобильности в ведущих вузах мира: в Гарварде 22,5 процента студентов – иностранцы, в Оксфорде – 33, а в Кембридже – 50! То же с преподавателями: в Гарварде иностранцы составляют 30 процентов ППС, в Оксфорде – 36 в, в Кембридже – 33. По этому же пути – привлечения иностранных ученых к преподаванию и научным исследованиям пошли и китайские университеты: в частности, в Пекинском университете преподаватели-иностранцы составляют уже около 7 процентов ППС (эти данные были приведены на конференции в АНХ, о которой упоминалось выше). Конечно, в арсенале большинства отечественных вузов нет таких ресурсов, как у Гарварда или Кембриджа. Но ведь и у нас появилась группа ведущих университетов – федеральных и научно-исследовательских. И им отведена не просто большая, а «определяющая роль в реализации стратегии развития международного сотрудничества в сфере образования». И?.. Вот какие данные привела исполнительный директор Национального фонда подготовки кадров И. Аржанова в своем докладе «Развитие сети НИУ и ФУ. Международные аспекты» на совещании-семинаре ректоров и проректоров по международной деятельности, состоявшемся 22-24 ноября прошлого года в РУДН. Например, увеличение количества иностранных студентов в среднем на один НИУ даже к 2018 году планируется довести лишь до 6 процентов – из стран СНГ, а из других стран – до 5 процентов. А вот анализ по федеральным университетам (см. таблицу).


Так что на вопрос в начале статьи, сможем ли мы «догнать сами себя шестидесятилетней давности», можно ответить – пожалуй, сможем. А вот удастся ли догнать других – еще вопрос…

К слову, на семинаре представители федерального министерства также оказались не склонны к излишнему оптимизму. Все еще не удалось переломить тенденцию снижения уровня набора иностранных студентов. Причины, по замечанию специалистов ведомства, следующие:

  • недостаточный уровень стратегического планирования;
  • недостаточный уровень владения нормативно-правовой базой;
  • недостаточная языковая подготовка специалистов-международников;
  • невысокий уровень социально-бытовых условий для студентов.

Свой анализ барьеров и возможной стратегии экспорта российского образования на семинаре дал и ректор РУДН В. Филиппов. Он выделил признаки «плохой интернационализации»:

  • отсутствие методик и обученных ППС в РКИ и других дисциплинах;
  • сохранение иностранных студентов в вузе «любой ценой»;
  • необеспеченность комплексного медицинского обследования;
  • отсутствие признанного студентами комплекса мер по безопасности.

Отсюда проистекают и неоправданные надежды студентов, и напряжение в среде преподавателей.

Нужна комплексная программа интернационализации вуза, подчеркнул ректор РУДН. Ибо «интернационализация высшего образования – благо, неподготовленная интернационализация – вредна!».

* * *

Какие же действия намерено принять государство в ближайшем будущем для развития экспорта образования? Вот некоторые из них:

  • разработка информационно-справочной мультимедийной системы российских образовательных услуг для более полного информирования иностранных пользователей;
  • разработка новых требований к образовательным учреждениям, которым будет дано право на проведение тестирования иностранных граждан по русскому языку как иностранному;
  • создание и функционирование национального информационного центра по информационному обеспечению признания документов иностранных государств об образовании и (или) квалификации;
  • в Правительство РФ внесен проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и Федеральный закон «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». В законопроекте предусмотрены либерализация визового режима, расширение возможностей трудоустройства иностранных студентов в свободное от учебы время и т.п.;
  • прорабатывается проект договора о взаимном признании документов о высшем образовании странучастниц СНГ, предусматривающий подключение к нему всех этих стран Содружества;
  • в проекте федерального закона «Об образовании» предусматривается механизм оформления и выдачи «двойного диплома» и др.

Кроме того, министерство заявило о готовности рассматривать предложения самих образовательных учреждений: например, о нормативно-правовом обеспечении франчайзинга, создании консорциумов и т.п. (подробнее см: http://conf.rudn.ru/vice-rector/).

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: федеральные университеты, экспорт образования, акцент, ао-53

Похожие материалы:
Секрет успеха всемирной сети FabLab – в ее идеологии
Процессный подход в обеспечении качества
Андрей Фурсенко: 2012 по плану и по факту
БГИИК: в формате инновационного развития
Пятигорский лингвистический университет наращивает экспорт образовательных услуг
Демографическая яма: прогнозы и вызовы
Экспорт образования: дайджест мировых тенденций
«Россотрудничество»: продвижение российского образования за рубежом
Болонский процесс: основные подходы к интеграции
«Никомед» – место притяжения высококлассных специалистов

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 1 (93)

Ключевая тема номера – реалии и перспективы отечественного образования. Ушедший год выявил ряд любопытных, хотя и ожидаемых тенденций. Высшее образование не требуется 65 % специалистов, в то время как повышение качества СПО откроет новый уровень профессиональных возможностей. Работодатели считают качество подготовки выпускников отечественных вузов средним (55 %) или низким (28 %), а политику «зачистки» образовательной системы от неэффективных вузов поддерживает большинство. Об этих и других интересных наблюдениях и прогнозах читайте в 93 номере «АО».
Анонс журналаСлово редактора


С 2015 года в проекте «Лучшие образовательные программы инновационной России» используется звездная система оценки образовательных программ и классификации типов профессионально-общественной аккредитации. Хотите пройти аккредитацию на 5 звезд?
Подробнее о проекте
Популярные статьи
Дайджест № 93 «Аккредитация в образовании»
«Российские вузы перестали вариться в собственном соку!» – объявили международные эксперты....
В Плехановском университете обсудили будущее высшего образования
В 2017 году своё 110-летие отмечает Плехановский университет, вся история которого – отражение...
Слово редактора к №93
Ключевая тема номера – реалии и перспективы отечественного образования. Ушедший год выявил ряд...
Из журнала
#89Продвижение вуза-лидера
#84Опорные вузы как механизм модернизации
#84Форпост региональной системы образования
#83Инициативы Германии по привлечению иностранных студентов
#89Преодоление научно-технического кризиса
Информационная лента
09:29Case-in: новое слово в инженерном образовании!
09:23Открыт набор в Российско-Китайский бизнес-инкубатор
09:35Высшая школа автомобильного сервиса откроется в СФУ
09:19ПВГУС снова в числе лидеров
14:00Конкурс на соискание премий Алтайского края в области науки и техники