Поиск по сайту
Вход Регистрация
Х
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Войти через:
Об изданииНаши проектыКонтактыОформить подпискуМЕДИАпланёрка

Электронный журнал об образовании

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОС-3УМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вебинары
Март 2016Май 2016Сентябрь 2016
Партнёры

Домашнее обучение за рубежом и в России

В предыдущем номере журнала мы начали цикл бесед о семейном образовании в России. Но Россия не единственная страна в мире, где растет популярность домашнего обучения. О том, в каких условиях оно развивается в разных странах, является ли престижным, наш корреспондент беседует с Павлом ПАРФЕНТЬЕВЫМ, председателем Межрегиональной общественной организации «За права семьи».

17.05.2012
Просмотров: 5495

На витке популярности

В предыдущем номере журнала мы начали цикл бесед о семейном образовании в России. Но Россия не единственная страна в мире, где растет популярность домашнего обучения. О том, в каких условиях оно развивается в разных странах, является ли престижным, наш корреспондент беседует с Павлом ПАРФЕНТЬЕВЫМ, председателем Межрегиональной общественной организации «За права семьи».

ПАРФЕНТЬЕВ Павел Александрович – председатель Межрегиональной общественной организации «За права семьи», член правления клуба «Домашнее образование в Санкт-Петербурге», соучредитель портала «Учимся дома: домашнее образование в России».

Историк, культуролог, юридический практик. Занимается междисциплинарными проблемами на стыке культурологии, философской антропологии, истории, социологии и права.
Практик в сфере информального и неформального образования взрослых. Консультант по домашнему образованию.

Автор книги «Без школы: юридический путеводитель по семейному образованию и экстернату» (Москва, 2011).

– Павел Александрович, в каких странах домашнее обучение разрешено на государственном уровне? Где это происходит успешнее: в США, Японии, Великобритании, Испании, Швеции, других европейских странах?

– Говорить тут о «разрешении» не вполне правильно, поскольку в большинстве правовых систем (как и в России) разрешенным в сфере гражданского права является все, что не запрещено законом. Домашнее обучение на законных основаниях существует во многих странах. При этом степень свободы у семьи, обучающей детей дома, в разных государствах может быть разной. Пожалуй, наиболее свободно чувствуют себя семьи в странах англосаксонской правовой семьи – США, Канаде, Великобритании.

Запрещение домашнего образования – довольно редкое явление, и связано это, как правило, с ростом тоталитарности государства, его стремлением контролировать все сферы жизни граждан. Скажем, в Германии, где домашнее образование до сих пор запрещено, запрет восходит к временам Гитлера и исторически связан с желанием нацистского государства сохранить полный контроль над умами детей. В 2010 году почти полностью было запрещено домашнее образование в Швеции – что тесно связано с шведской семейной политикой, вообще для семьи крайне неблагоприятной. Этот запрет вполне справедливо назвать проявлением нового тоталитаризма. Неслучайно, семьям, бегущим из Швеции в связи с преследованием за обучение детей дома, уже начали предоставлять статус беженцев.

Но в большинстве стран домашнее образование существует, и это естественно – ведь право родителей выбирать вид образования для своих детей предусмотрено Всеобщей декларацией прав человека.

В России, в целом, с 1992 года неплохая правовая ситуация для развития домашнего образования. Но ее можно назвать несколько «половинчатой», и я являюсь сторонником изменений, более благоприятных для семей, обучающих детей дома.

– Известно, что корни освоения домашнего образования в Великобритании глубоки, уходят в ХVI век. Почему же теперь обучение на дому не является там престижным, в отличие от обучения в колледжах и частных школах?

– Корни домашнего обучения вообще очень глубоки, и оно существует столько, сколько существует само образование. Совершенно нельзя согласиться с теми, кто считает домашнее образование суррогатом школы, – исторически как раз все наоборот. Школы стали возникать там, где семьи не хотели или не могли дать детям домашнее образование, и именно они являются своего рода заменителем домашнего образования.

Понятие «престижности» образования сейчас вообще является скорее «маркетинговым». С этой точки зрения домашнее образование не может быть «престижным» просто потому, что его на «образовательном рынке» никто специально не продвигает. При том, что это вполне уважаемая форма образования: дети, отучившиеся дома и желающие продолжать образование, успешно поступают в колледжи и университеты, учатся, получают хорошую работу. «Непрестижным» его назвать точно нельзя. Кроме того, большинство семей, выбирающих домашнее образование, хотят не столько «престижного», сколько хорошего во всех отношениях образования для своих детей. «Престижность» как маркетинговый элемент, пожалуй, их просто не интересует.

В целом можно отметить, что сегодня домашнее образование – самая быстрорастущая по популярности форма образования в мире.

– Чем объясняется растущая популярность домашнего обучения в США? Cвязано ли это с религиозными убеждениями или недоверием родителей к государственной системе школьного образования?

– В США действительно популярность домашнего образования (homeschooling) растет: от 93 тыс. домашних учеников в начале 80-х до примерно 2 млн. в последние годы.

Популярность эта – и не только в США – вызвана целым рядом факторов. Во-первых, это высокая эффективность домашнего образования. Неоднократно американские исследования национального масштаба показывали, что уровень академических достижений, качество знаний детей, обучающихся в семье, в среднем значительно выше, чем обучающихся в школах. Кстати, вопреки распространенным представлениям, исследования подтверждают – и социализация у домашних учеников не хуже, а в чем-то лучше, чем у школьников. Например, у них выше показатели зрелости личности и независимости от дурного влияния сверстников, автономности действий.

Во-вторых, и это тоже фактор, домашнее образование укрепляет семейные связи, отношения в семье, позволяет более полно передать детям ценности, существующие в ней. Эта возможность, разумеется, привлекает верующие семьи. Но говорить, что религиозная мотивация доминирует при выборе домашнего образования, неверно. В США очень многие родители выбирают домашнее образование по мотивам, не связанным с религией, – просто из-за качества такого образования. В некоторых странах – например в Швеции, – большинство семей, выбиравших образование дома, делало это именно из академических соображений.

Трудно сказать, насколько на рост популярности домашнего образования влияет снижение качества школьного образования, но это, конечно, тоже фактор. Причем во всех странах, включая и Россию. Качество школьного образования и школьного преподавания почти везде падает, школы становятся все более опасным местом – не только в нравственном, но и чисто в физическом отношении. Понятно, что в этих условиях родители ищут альтернативу, и многие находят ее в семейном образовании.

– О чем свидетельствуют статистические данные по домашнему обучению детей за рубежом? Велик ли процент обучающихся?

Осенью 2012 года планируется провести в Европе всемирную конференцию по домашнему образованию с участием экспертов и практиков из разных стран, в том числе при поддержке российской Межрегиональной общественной организации «За права семьи».

– Реальные статистические данные есть только по США. На 2010 год детей, обучающихся дома, там было около 2 млн., что составляет около 3 процентов от общего числа учащихся.

В России последние (относительно надежные) данные есть за 2007 год. Если не считать детей, обучающихся дома по состоянию здоровья (таких было около 75 тыс.), дома училось где-то 25 тыс. детей. В процентном отношении это немного – примерно в три раза меньше, чем общее число учеников частных школ по стране.

На мой взгляд, интереснее статистика не столько по общему количеству, сколько сравнительная. Такая статистика есть по США, и нет оснований считать, что другие страны тут радикально отличаются. Скажем, академические успехи домашних учеников в среднем на 25-30 процентов выше, чем у их сверстников-школьников. При этом проводился анализ по разным факторам, и он тоже очень интересен. Так, успешность домашнего образования практически не зависит от уровня образования родителей и степени государственного контроля над домашним обучением (в разных штатах США она различна – от почти полного отсутствия контроля, до строгого контроля, близкого к российским реалиям). Очень интересно и то, что успехи домашнего обучения мало зависят от количества денежных средств, затрачиваемых семьей в связи с домашним обучением. При увеличении этих средств успехи учеников росли, но очень незначительно. На мой взгляд, главный фактор в домашнем образовании – сама семья, ее ценности и отношения в ней.

– В России обучение на дому называют семейным образованием, а за рубежом – домашним обучением. Скрывается ли за названиями принципиальное различие или нет?

– Нет, принципиального различия нет. Я всегда использую термин «домашнее образование» как наиболее полно охватывающий реальность. В разных странах бытуют разные термины для описания тех или иных видов домашнего образования, они зависят от традиций национального законодательства, просто от языковых традиций. В Европе чаще говорят о «домашнем образовании», в США – о «домашней школе» (homeschooling).

В России сложился термин «семейное образование» или «семейное обучение», но юридически сейчас не вполне корректно использовать именно его. Дело в том, что в российском законодательстве существуют несколько форм получения образования дома, в семье: семейное образование, экстернат, самообразование. Эти формы отличаются юридическими деталями – например, в некоторых регионах семьям, использующим форму семейного образования, выплачивают денежные компенсации, – но суть их одна: ребенок обучается дома, а в школе проходит только аттестацию.

В новом проекте закона «Об образовании в РФ» семейное образование, благодаря усилиям общественности, сохраняется (его было забыли в первой версии проекта). А вот разнообразие юридических форм домашнего образования уменьшится: в проекте экстернат перестает быть отдельной формой обучения и становится просто формой аттестации при семейном образовании. В целом можно сказать, что если закон не претерпит в этом отношении существенных изменений по пути к принятию, положение семейного образования в стране в худшую сторону не изменится. Но, к сожалению, не изменится и в лучшую.

– Павел Александрович, а какие изменения в законопроект предложили бы вы, чтобы условия для домашнего образования стали оптимальными?

– Мы предлагали изменения, причем неоднократно и при большой поддержке общественности. К сожалению, до сих пор их не учли, но еще можно надеяться, что эти предложения учтут по пути закона в Госдуму или непосредственно там.

Во-первых, мы настаиваем на возвращении федеральной нормы выплаты компенсации семьям, которые обучают детей дома. Конституция (ст. 43) предусматривает обязательство государства поддерживать, а не только разрешать разные формы образования. Сейчас получается несправедливая ситуация: родители, обучающие детей дома, платят те же налоги, что и все остальные, требования к результатам домашнего обучения со стороны ФГОС – те же, что и к школам, а финансового обеспечения образования детей при этом – никакого. До 2004 года в федеральном законе существовала норма о такой компенсации, затем ее убрали, передав вопрос на усмотрение регионов. Но регионы этот вопрос не решают. Сейчас всего в нескольких регионах предусмотрена подобная компенсация, в том числе в Москве. Чтобы конституционное обязательство выполнялось, нужно вернуть ее в федеральное законодательство.

Во-вторых, мы предлагаем четко указать в законе, что обязательными являются только итоговые аттестации в конце каждой ступени образования, а промежуточные ежегодные аттестации проводятся по желанию семьи. Сегодня существует юридическая неясность: закон не относит к обязательным промежуточные аттестации, но от семей требуют их проведения. При этом все зарубежные исследования четко показывают, что от количества аттестаций, уровня госконтроля результаты домашнего образования не меняются. В этом смысле обязательность промежуточной аттестации – это пустая трата бюджетных денег. Ее надо оставить как право, а не как обязанность, для тех семей, которые без нее чувствуют себя неуверенно в образовательном процессе. К тому же существующая ситуация с промежуточными аттестациями попросту не учитывает специфику домашнего образования. В нем вовсю реализуется индивидуальный подход, индивидуальная образовательная траектория, а аттестации требуют проводить по программе конкретной школы. Из-за этого трудно построить индивидуальную программу ребенка, иначе распределить материал – все это снижает эффективность домашнего обучения, уменьшает его преимущества.

Есть еще детали: например, нужно четко указать, что родители, имеющие детей-инвалидов, детей с ограниченными возможностями здоровья, тоже вправе учить их дома. К сожалению, прогрессивные тенденции – в сторону инклюзивного образования таких детей – сейчас часто становятся насильственными, а это ненормально. У семьи должен быть выбор, и она сама должна решать, что лучше для ребенка: инклюзивное образование в обычной школе, обучение в малых группах в специальных школах для детей-инвалидов или домашнее образование. Должен быть доступен весь спектр возможностей.

– Есть ли будущее у домашнего обучения, или это хорошо забытое наследие прошлого?

– Да, безусловно, у домашнего образования – большое будущее. Как подход оно не устаревает и не может устареть, как не может устареть семья. Напротив, в последние годы мы наблюдаем новый виток его популярности и развития. Не случайно сейчас начинаются процессы консолидации сторонников домашнего образования на международном уровне при всем различии их взглядов, мировоззрений и подходов.

Осенью 2012 года планируется провести в Европе всемирную конференцию по домашнему образованию с участием экспертов и практиков из разных стран . Кстати, пройдет она при поддержке, в том числе, и нашей организации – это первое событие такого глобального уровня. Но и на местном уровне семьи объединяются, обмениваются опытом, выстраивают понемногу собственную образовательную инфраструктуру и среду. Например, с прошлого года начал работать родительский клуб «Домашнее образование в Санкт-Петербурге», скоро официально откроется еще один проект – специализированная социальная сеть «Учимся дома» (в тестовом режиме она уже работает ). Все это говорит о том, что у домашнего образования впереди большое будущее.

Беседовала Галина Кныш-Ковешникова.

http://www.ghec2012.org/cms/ru

http://hom-edu.ru/

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: павел парфентьев, семейное образование, школьные дневники, ао-54

Похожие материалы:
Современная школа развития
Домашнее обучение за рубежом и в России
Обучение в семье – вклад в образование будущего
Семейное образование – реальность, с которой нельзя не считаться
Семейное образование – реальность, с которой нельзя не считаться
Орловская область - центр и сердце России
Международная деятельность как стратегия инновационного развития
Одаренные дети – надежда России?
СПО: Как улучшить сетевое взаимодействие?
Преподавание истории в школе

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 8 (92)

На обложке журнала ректор Нижегородского государственного педагогического университета им. К.Минина А.А.Фёдоров. «Дети перестали читать книги, погружены в социальные сети и игровые приставки? Но кто позволил это всё изобрести и запустить в производство, сделав тотальным и тоталитарным? Разве не те самые взрослые, которые пятьдесят лет назад призывали к научно-техническому прогрессу и спонсировали новые поколения к постижению правил его ускорения?», – задается вопросами ректор Мининского университета. Читайте в 92 номере «АО» его статью «Новое педагогическое образование».
Слово редактора


С 2015 года в проекте «Лучшие образовательные программы инновационной России» используется звездная система оценки образовательных программ и классификации типов профессионально-общественной аккредитации. Хотите пройти аккредитацию на 5 звезд?
Подробнее о проекте
Популярные статьи
Открыт приём заявок на участие во II Всероссийском форуме русского языка
С 19 по 21 апреля 2017 года в Рязанском государственном университете имени С.А. Есенина состоится...
Открыт набор в Российско-Китайский бизнес-инкубатор
Стартовал прием заявок от резидентов в Российско-Китайский студенческий бизнес-инкубатор. Стать...
Case-in: новое слово в инженерном образовании!
6 апреля 2017 года в Пермском Политехе пройдет региональный этап международного инженерного...
Из журнала
#83Повышение профессионального уровня педагогов
#87Новости №87
#84ОЭСР: мировые тенденции и национальные традиции
#83Госполитика в сфере образования: приоритеты и перспективы
#86Задачи гражданско-патриотического воспитания
Информационная лента
09:29Case-in: новое слово в инженерном образовании!
09:23Открыт набор в Российско-Китайский бизнес-инкубатор
09:35Высшая школа автомобильного сервиса откроется в СФУ
09:19ПВГУС снова в числе лидеров
14:00Конкурс на соискание премий Алтайского края в области науки и техники