Пять советов профессора Максимова. Официальный сайт журнала "Аккредитация в образовании"

Пять советов профессора Максимова

АО. Николай Иванович, долгие годы вы руководили Координационным советом УМО и НМС, сейчас возглавляете президиум Гильдии экспертов и входите в Нацаккредсовет, то есть непосредственно участвовали и участвуете в развитии системы оценки и гарантии качества российского профессионального образования. Как бы вы оценили утвержденные в конце ноября приказом Минобрнауки РФ аккредитационные показатели госаккредитации программ высшего образования?

– К сожалению, некоторые показатели вызывают недоумение.

Во-первых, введение в состав показателей значения ЕГЭ (в некоторых случаях с добавлением результата дополнительного испытания, проводимого самим вузом) вызывает вопрос: а каково влияние вуза на этот показатель? Результат формируется за пределами высшей школы. Все мы помним лихой период в истории российского высшего образования, когда только ленивый не готовил юристов, экономистов, дизайнеров, то есть специалистов, которые приносили высокие баллы при поступлении в вуз.

Во-вторых, показатель, характеризующий остепенённость преподавательского состава, вряд ли в достаточной степени свидетельствует о качестве подготовки специалистов. Приведу пример из личной практики. Заходит как-то ко мне заведующий кафедрой промтеплоэнергетики, доктор наук, профессор и говорит, что в течение семестра читал лекции двум группам вместе, на неделе принимал экзамены, в итоге оказалось, что одна группа показала хорошие знания, а вторая – посредственные. Договорились провести более детальный анализ учебного процесса. Через некоторое время он зашел с результатами своих наблюдений. Выяснилось, что в первой группе лабораторные занятия проводил старший преподаватель пенсионного возраста без ученой степени, ранее работавший главным энергетиком подмосковного предприятия. Он ходил по лаборатории, наблюдал, как студенты собирают установку, отвечал на вопросы – возился со студентами, как несушка с цыплятами. А во второй группе занятия проводил выпускник кафедры – кандидат наук, только что избранный на должность доцента. Он сидел за столом преподавателя, читал журнал и ждал, когда к нему придут студенты с вопросами…

Мне кажется, что наличие степени у преподавателя – это не гарантия качества подготовки выпускников, а всего лишь хорошая предпосылка. Может быть, на этапе внутреннего мониторинга следует оценивать эффективность работы преподавателя: наличие публикаций, участие в научных конференциях, эффективность руководства аспирантами, научной работой студентов.

АО. Продолжая тему. Как отмечают эксперты, в новой версии документа сделан акцент на «эффективности усвоения образовательных программ студентами, что будут замерять сами вузы с помощью собственных диагностических материалов и оценочных средств» [1]. Между тем ещё в 2020 году на февральском заседании Нацаккредсовета вы говорили об отсутствии комплексных заданий, «посредством которых можно было бы оценить степень освоения компетенций» [2]. Учитывая новые аккредитационные требования, как бы вы прокомментировали реальные возможности вузов в сфере оценивания качества знаний своих студентов, в частности – степени освоения ими необходимых компетенций?

– Оценка сформированности компетенций – весьма сложный вопрос. Формирование компетенции обеспечивается разными дисциплинами в разное время: формирование одних заканчивается в четвертом семестре, других – в шестом. Как оценить эту работу?

В бытность деятельности в координационном совете УМО и НМС мы рекомендовали вузам разрабатывать паспорта компетенций, что позволяло четко видеть всю картину. Может, я ошибаюсь, но сегодня разговоры на эту тему затихли. Позаимст­вовать тесты у другого вуза вряд ли получится, потому что при отсутствии хотя бы минимальных требований к содержанию образования во ФГОС образовательные программы даже родственных вузов могут существенно различаться. Каждый вуз должен разрабатывать свои контрольные материалы.

К тому же в настоящее время происходит ранжирование вузов: федеральные, научно-исследовательские, отраслевые, прочие. Так почему бы для каждой группы не устанавливать свой уровень аккредитационных показателей?

АО. Внедрение индивидуальных образовательных траекторий в систему российского высшего образования активно обсуждают в профессиональной среде, причем есть как сторонники, так и противники этого тренда. Какова ваша позиция по этому вопросу?

– Индивидуальные образовательные программы должны существовать хотя бы для того, чтобы разрабатывать их в высшей школе для выпускников средней профессиональной школы по соответствующим направлениям подготовки и специальностям.

АО. А что думаете по поводу еще одной острой темы – ФГОС?

– Считаю, что наши

ФГОС устанавливают фактически лишь требования к условиям реализации образовательных программ. Было бы неплохо, если бы они устанавливали хотя бы минимальные требования к содержанию образования.

АО. В интервью журналу «Имена в образовании» [3] (юбилейный проект «АО», апрель, 2015. – Прим. ред.) вы подчеркнули, что «глобально по всей системе образования об улучшении качества образования можно говорить лишь позднее 2030 года». Уже скоро мы встретим 2022 год. Прогноз, который вы дали более семи лет назад, вы оставляете в силе?

– Прогнозы – занятие неблагодарное, особенно в нашем постоянно меняющемся мире. Сегодня вузы имеют столь много свободы и различный уровень методической работы, что одним для разработки внутривузовской системы оценки качества потребуется не более двух лет после утверждения ФГОС, другим – и десяти лет будет мало. Организующее начало в этом вопросе должны взять на себя координационные советы УМО.

В заключение хочу обратить внимание читателей на тот факт, что

к оценке качества подготовки выпускников вузов государство мало привлекает работодателей. Может, следует привлекать работодателей к рецензированию основных образовательных программ? Повысить их роль в процессе итоговой аттестации?

Сейчас в протоколе заседания комиссии выставляется одна оценка, не понятно, на чем основанная. К тому же говорить о том, чтобы в процессе защиты выпускной работы члены комиссии оценивали сформированность компетенций, вряд ли уместно. Члены комиссии могут оценить актуальность выпускной работы, содержание пояснительной записки, степень владения выпускником материалом, качество ответов на вопросы, прочее подобное.

Повысить ответственность членов комиссии можно путем введения индивидуального протокола. Выпускники могут видеть, какие разделы их защиты оценены высоко, а какие – низко.

Индивидуальные протоколы хранятся на кафедре и будут весьма полезны при наличии претензий.

[1] t.me/scienpolicy/22003
[2] Репортаж «Аккредитация уверенных в себе» // Аккредитация в образовании, №1 (117), 2020.
[3] Статья «Жизненные ценности профессора Максимова» // Имена в образовании, №4, 2015.

#аккредитация
#нацаккредсовет
#качество образования
#минобрнауки
#высшая школа
#ФГОС
29.12.2021
Наверх