Целесообразно развивать систему независимой оценки качества. Официальный сайт журнала "Аккредитация в образовании"

Целесообразно развивать систему независимой оценки качества

Заочный круглый стол «Государственная аккредитация. Базовые критерии: в поисках нового оптимума»

Заявленная недавно руководителями отрасли смена модели государственной аккредитации подразумевает бессрочный характер свидетельства о прохождении процедуры, организацию в рамках аккредитационного мониторинга систематической оценки качества подготовки студентов посредством вузовских ФОС, введение системы аккредитационных показателей. Своими размышлениями по этому поводу делится с читателями «АО» заместитель директора Западного филиала РАНХиГС Ирина КУКСА.

КУКСА Ирина Юрьевна

Заместитель директора Западного филиала РАНХиГС, кандидат филологических наук, доцент

woman avatar

– В чем вам видятся безусловные плюсы нового подхода?

– Как говорится, новое – хорошо забытое старое. Модель государственной аккредитации на основе соответствия аккредитационным показателям уже действовала в системе высшего образования. И считаю эту модель самой удачной, понятной и прозрачной, с точки зрения собственного преподавательского и управленческого опыта в системе высшего образования за весь период существования процедуры государственной аккредитации. А довелось быть непосредственным участником процедуры – тогда еще аттестации и аккредитации – в 1994 году, затем организатором прохождения пяти процедур «большой» государственной аккредитации вуза в ее разных форматах, также десятков процедур аккредитации отдельных образовательных программ от СПО до аспирантуры и ординатуры в период с 1999 по 2019 годы. В условиях мониторинга разных аспектов деятельности вузы тоже работают уже не один год.

Главным новшеством и плюсом предлагаемой модели, конечно, является бессрочный характер свидетельства о государственной аккредитации и решение об оформлении временной аккредитации сроком на год при первом наборе на новые направления подготовки.

– Имеются ли у заявленной модели риски? Если да, то назовите, пожалуйста, основные. Каким образом их можно снизить или избежать?

– Разумеется, как при введении всего нового, риски есть. Один из них, например, частота контрольно-надзорных мероприятий и основания для их проведения. Имеющие бессрочную аккредитацию должны понимать, как они попадают в график плановых проверок, что именно становится поводом для внеплановой проверки. Другие риски связаны с составом аккредитационных показателей и особенно со шкалой/критериями/системой их учета и оценки. В багаже у каждого проректора по учебной работе есть история, как один и тот же показатель разными экспертами во время аккредитационных и контрольно-надзорных процедур интерпретировался по-разному. Главное, чтобы показатели и критерии их оценивания были максимально исчислимыми, проверяемыми, объективными, понятными и прозрачными и не допускали разных толкований.

Не вполне понятно пока, как «аккредитационный мониторинг» будет стыковаться с уже имеющимися, чтобы на вузы не свалились еще одни объемные формы отчетности. И если аккредитация бессрочная, какова периодичность аккредитационного мониторинга, и что будет, если мониторингом фиксируется невыполнение показателей?

Если эти аспекты на основе обсуждения с профессионалами и первичной апробации регламентируют, риски будут во многом нейтрализованы.

– В федеральном законе аккредитационные показатели обозначены как «совокупность обязательных требований» к качеству образования. Какие топ-5 обязательных требований (и по каким аспектам деятельности образовательной организации), на ваш взгляд, должны быть безусловно включены в готовящийся перечень?

– Качество оценить всегда непросто. И ключевой вопрос – опять же к перечню показателей и критериев, их понятности для всех стейкхолдеров и максимальной объективности. Как мне кажется, ряд таких показателей уже заложен в известном мониторинге деятельности вузов и в аналогичном мониторинге качества подготовки кадров СПО. Это средний балл ЕГЭ для программ высшего образования и средний балл аттестата для программ СПО; доля магистрантов, аспирантов, ординаторов; доля трудоустроенных; качество преподавательских кадров, в том числе остепененность и публикационная активность; качество материально-технической базы, особенно информационной инфраструктуры. Эти показатели целесообразно дифференцировать в зависимости от уровней образования, а шкалу/критерии их оценки, возможно, и в зависимости от УГС (Н).

Часть показателей (по кадрам, например) также заложена во ФГОС. Оттуда имеет смысл включить в аккредитационные показатели только те, которые имеют понятные количественные параметры.

– Среди возможных будущих критериев представители Рособрнадзора называют наличие практической подготовки, качество ППС вуза (квалификация, стаж работы и ученая степень/звание), средний балл ЕГЭ, процент трудоустройства. Поддерживаете ли вы предложенные критерии? Какие бы добавили?

– В целом да, при условии их возможной дифференциации в зависимости от особенностей (отраслевых, региональных и других). Добавить можно, например, показатель занятости (а не только трудоустройства) выпускников. Или показатели, характеризующие информационную инфраструктуру: интернет-трафик, Wi-Fi, электронную образовательную среду… Отдельный вопрос о включении показателей в отношении внеучебной деятельности. С одной стороны, воспитание включается в образовательные программы, что актуализирует введение и соответствующих показателей, с другой – существует проблема объективных критериев оценки.

Еще один важный блок для обсуждения – необходимость и форматы учета мнения студентов при оценочных процедурах. Мировой опыт показывает важность студентоцентрированности, но опять же есть проблема понятных и объективированных критериев оценки.

И наконец, в качестве аккредитационных показателей неплохо смотрелись бы результаты независимой оценки качества образования, профессионально-общественной аккредитации. Но здесь тоже есть свои риски, связанные, в том числе, и с тем, что это часто оказывается просто бизнесом, не имеющим ничего общего с оценкой качества.

– Какие специфические аспекты деятельности образовательных организаций (отраслевая специ­фика, географические особенности, онлайн-программы и прочее подобное) должны быть обязательно учтены и отражены в перечне новых критериев?

– Дифференциация необходима, чтобы не получилась ситуация по принципу «что русскому хорошо, то немцу – смерть». И отраслевая, в том числе по ведомственной принадлежности образовательных организаций, по областям образования, по УГС (Н), и по уровням образования, и по формам и форматам обучения, включая дистанционное обучение и/или обучение с использованием онлайн-курсов.

– Реформируя институт госаккредитации – а не отменяя, что обсуждалось ранее как один из возможных вариантов, – государство тем самым позиционирует себя как одного из институциональных гарантов качества образования. В этом контексте что образовательные организации вправе ожидать от государства как одного из ключевых стейкхолдеров в сфере обеспечения качества национальной системы образования?

– Прежде всего – понятных правил игры, в том числе и в системе государственной аккредитации, контроля и надзора. Развитие академических свобод, углубление университетской самостоятельности без детальной регламентации. И, конечно, снижение объема валом обрушивающихся форм отчетности.

– Считаете ли вы целесообразным в рамках гос­аккредитации возвращение к прежней структуре высшей школы – делению вузов по категориям (институт – академия – университет)? Или, с учетом риск-ориентированного подхода, нас ожидает структурирование отечественной высшей школы по иным «видовым признакам»?

– Новая категоризация уже складывается: националь­но-исследовательские университеты, федеральные университеты, опорные вузы, теперь вот появятся вузы проекта «Приоритет 2030». И, с точки зрения аккредитационных показателей, тоже возможна категоризация, ранжирование вузов по разным основаниям, их группировка в зависимости от значений показателей: по линии авангард – арьергард, например. Но здесь очень важно выдерживать «точку сравнения»: сравнивать нужно сравнимое.

– В качестве резюме: каким вам видится дальнейший трек развития национальной системы оценки качества образования, чтобы она становилась максимально точной и объективной? Какие, по-вашему, элементы в этом треке еще необходимо достроить/внедрить?


– Целесообразно развивать систему независимой оценки качества и условий получения образования и учета мнения и оценок важных стейкхолдеров: студентов, работодателей и партнеров (в том числе на основе профессиональной-общественной аккредитации). Хорошо, чтобы последействием контрольно-надзорных процедур было не только лишение аккредитации или лицензии, но и обобщение позитивного опыта. На основе группировки вузов по аккредитационным показателям могли бы со временем сложиться условия для установления лидерам определенных преференций: например, в конкурсе на выделение контрольных цифр приема.

Наверх