Пройти аккредитацию и не поскользнуться!

Проверочные процедуры всегда являлись для вузов серьезным испытанием. Тем более в сегодняшних условиях, когда стремительно меняется правовая база, действуют сразу несколько поколений стандартов, внедряется отчетность в электронном виде. О процедурных тонкостях и особенностях, законодательных нюансах и деталях – обо всём, что необходимо знать проверяемым и что может стать бальзамом для души проверяющим, рассказывает наш давний автор. Эксперт с огромным опытом работы, в том числе в области международной экспертизы, Олег ПАТЛАСОВ – проректор по учебно-методической и воспитательной работе Смоленской государственной сельскохозяйственной академии, доктор экономических наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования РФ.

ПАТЛАСОВ Олег Юрьевич

Проректор по учебно- методической и воспитательной работе Смоленской государственной сельскохозяйственной академии, доктор экономических наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования РФ

woman avatar

– Олег Юрьевич, не один год вузовское сообщество настойчиво требовало снизить огромный объем бумажной отчетности, обычно сопровождавшей контрольно-надзорные мероприятия в вузах. И не один год чиновники соглашались: да, проблема есть, и ее надо решать. Скажем, путем перевода отчетности в электронный формат. Можно ли сказать, что проблема излишней забюрократизированности регламентационных процедур на сегодняшний день перестала быть столь острой?
– В этом сюжете наблюдаются две противоречивые линии. Действительно, произошло незначительное снижение годового объема расхода бумаги для печати в целом по образовательным организациям, то есть мы несколько бережливее стали относиться к лесу и целлюлозе как исходному сырью бумажной промышленности. Однако вторая линия заключается в том, что параллельно цифровизации сохраняется установленная законодательством необходимость хранения информации на бумажных носителях. Прежде всего, выпускных квалификационных и научных квалификационных работ (ВКР/НКР), отчетов по практике, курсовых работ – в соответствии с внутренними регламентами, номенклатурой дел, установленными сроками (например, расписания, как правило, – не менее года, дипломных работ – до пяти лет). Хотя в электронном виде, допустим, те же ВКР хранятся в электронно-библиотечной системе (ЭБС) бессрочно. Сегодня возможности программного обеспечения позволяют вывести на экран экзаменационные (зачетные) ведомости, сформированные программой после тестирования обучающихся в личных кабинетах. Но при этом никто не отменял и обязанность хранить их в распечатанном виде с оригиналами подписей экзаменаторов: в частности, зачетные книжки в личном деле выпускников хранятся в архиве семьдесят пять лет. 

Конечно, возможности использования электронных версий документов постепенно расширяются, и сегодня для обоснования правомерности отчисления студента за академическую неуспеваемость в суд достаточно предоставить даже данные электронной зачетной книжки (заверенные электронной подписью). Но тут же можно привести обратные примеры того, насколько весомым остается традиционный бумажный носитель. Одна из типичных ошибок, которые допускают образовательные организации высшего образования, – это отсутствие приложений к протоколам государственной итоговой аттестации, куда заносятся оценки сформированности у выпускников каждой компетенции по нескольким уровням. Тут надо пояснить, что подлежащий хранению (в распечатанном виде) бумажный протокол ГИА с приложениями – документ, который занимает порой более пяти листов. И это по каждому выпускнику! Однако отсутствие этого документа может быть расценено проверкой как отсутствие доказательства, что оценки всех компетенций во время государственной итоговой аттестации комиссией действительно проводились.

– При этом электронный документооборот тоже не самоорганизуется по мановению волшебной палочки. Эта работа требует от образовательных организаций и времени, и усилий. 
– Разумеется. Образовательная организация просто не может позволить себе, например, поставить на самотек загрузку студентами отчетов по практике, курсовых или выпускных квалификационных работ в личные кабинеты обучающихся. Иначе есть большой риск, что перед проверяющими окажутся неактуальные версии и без сопроводительных (пусть и со сканированными, но подписями и печатями) документов: отзывов, рецензий, заданий, актов внедрения, протоколов на антиплагиат и прочих. Или, допустим, к вопросу о прохождении студентом практики: образовательная организация обязана проверить, что компания, где обучающийся проходил практику, не ликвидирована, не реорганизована или не перепрофилирована (лучше по кодам, видам деятельности и уставу). По факту это привело образовательные организации к необходимости иметь персонал, который отвечает за сканирование, приобретение дополнительных потоковых документ-сканеров производительностью более пятидесяти двусторонних листов в минуту.


Подлежащий хранению (в распечатанном виде) бумажный протокол ГИА с приложениями – документ, который занимает порой более пяти листов. И это по каждому выпускнику! Однако отсутствие этого документа может быть расценено проверкой как отсутствие доказательства, что оценки всех компетенций во время государственной итоговой аттестации комиссией действительно проводились.


– Но грянула пандемия, и электронный формат оказался спасительным?..
– В 2020 году экспертным группам, действительно, пришлось работать преимущественно безвыездно. Как показала ситуация, для образовательных организаций представление в электронном виде всех документов в полном объеме и без дополнительных запросов оказалось серьезной задачей. Зачастую срабатывал человеческий фактор: забыли отсканировать приложенные ФОС или ОПОП (а подписывающему протокол экспертизы оценочных материалов эксперту, согласно пункту 7, желательно указать – какими экспертными заключениями подтверждается качество оценочных материалов), или не представили сканы документов по повышению квалификации ППС (а еще чаще забываются документы занятых по договорам гражданско-правового характера, ГПХ). Возникли и другие вопросы. Например, не ясно, как проверить вот такое требование ФГОС в части квалификации, цитирую: «функционирование электронной информационно-образовательной среды обеспечивается соответствующими средствами информационно-коммуникационных технологий и квалификацией работников, ее использующих и поддерживающих». 

В целом, если четко соблюдать карантинные требования (то есть исключить прямые контакты между экспертами и администрацией образовательной организации), то эксперту приходится затрачивать больше времени на прояснение даже самых элементарных вопросов, типа подтверждения сведений о контингенте обучающихся, адресов осуществления образовательной деятельности из лицензионного перечня (вплоть до проверки, включен ли в лицензию адрес каждой базовой кафедры, действующей на территории компании-партнера) и других. И здесь замечу: очень важно, чтобы официальный сайт образовательной организации, откуда эксперт может взять все необходимые данные, строго соответствовал требованиям приказа Рособрнадзора № 831 от 14 августа 2020 года. Примечательно, что приказ предусматривает новацию: заверение электронной подписью документов, размещаемых на сайте (п. 6).

– На протяжении 2015-2016 годов вузы аграрного профиля сталкивались с проблемами аккредитации образовательных программ по экономическому и юридическому профилям. По статистике, тогда аккредитации лишились программы в 14 из 56 сельхозвузов, и еще у 34 действие аккредитации было приостановлено. Удалось решить проблему? Ведь аргументы аграриев, что им нужны юристы и экономисты со знанием отраслевой специфики, тоже были вполне понятны.  
– Для справки: в настоящее время в ведении Министерства сельского хозяйства РФ находится 54 образовательные организации высшего образования. Я бы сказал, все испытывали сложности с аккредитацией названных направлений, независимо от ведомственной подчиненности и формы собственности. В чем причина? Еще в 2014 году был утвержден план мероприятий (дорожная карта) «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки» (распоряжение Правительства РФ от 30 апреля 2014 года, №722-р). Все указанные в документе заинтересованные федеральные органы исполнительной власти обязаны были взять под козырек и обеспечить достижение обозначенных в плане индикаторов. Свой функционал исправно исполняло и экспертное сообщество в лице руководителей экспертных групп по УГСН 38 («Экономика и управление») и УГСН 40 («Юриспруденция») – то есть представляли отчеты и заключения, в том числе, конечно же, и отрицательные. Причем, отчеты и заключения опирались на вполне объек­тивные данные, предоставляемые самими обра­зовательными организациями. И если была серьезная база и качественно подготовленные документы, процедуру государственной аккредитации по этим направлениям образовательная организация проходила вполне успешно. 

Правда, были реальные случаи. Скажем, отказали образовательной организации агропрофиля в госаккредитации аспирантуры по направлению 38.06.01 («Экономика»), хотя на тот момент там действовали 2 диссертационных совета по аграрной экономике (08.00.05), выпускались 5 журналов списка ВАК, а также работал ученый-эксперт ВАК – единственный в Высшей аттестационной комиссии представитель подведомственных Минсельхозу вузов. Поэтому, на мой взгляд, не бесспорным является существование «экспертного мнения» и неприменение норм гражданского права в части «злоупотребления правом», когда формально отрицательное заключение неоспоримо в судебном порядке. Так что напрашивается предложение: ввести в правовое поле процедуры государственной аккредитации понятие «злоупотребление правом». Пока же не стоит проверяемому идти по краю пропасти в части спорных или неоднозначных ответов и помнить, что эксперт обладает экспертным мнением и вы ничего не докажете.

Наконец, в 2018 году массовые ревизии были завершены, аккредитация и плановые лицензионные проверки вошли в нормальное русло. С этого момента резко сократилось количество образовательных организаций, у которых, во-первых, приостанавливалось действие государственной аккредитации образовательной деятельности в связи с выявлением несоответствия содержания и качества подготовки обучающихся федеральным государственным образовательным стандартам, и им запрещался прием в связи с неисполнением предписания Рособрнадзора (с 55 образовательных организаций/филиалов в 2018 году до 27 – в 2019 году). Во-вторых, которые лишались государственной аккредитации образовательной деятельности полностью или в отношении отдельных уровней образования, укрупненных групп профессий, специальностей и направлений подготовки в связи с неустранением организацией в установленный Рособрнадзором срок выявленного несоответствия ФГОС: в 2018 году – 30 организаций (64%), в 2019 году – 15 организаций (48%).

– Какие основные проблемы испытывают аграрные вузы при прохождении процедуры государственной аккредитации сегодня? 
– Как и у неаграрных, проблему составляет обеспеченность современными профессиональными программными продуктами. Напомню: «организация должна быть обеспечена необходимым комплектом лицензионного и свободно распространяемого программного обеспечения, в том числе отечественного производства (состав определяется в рабочих программах дисциплин (модулей) и подлежит обновлению при необходимости)». При этом Минсельхоз РФ как учредитель выделяет средства на приобретение новой сельхозтехники, оборудования для лабораторий. Агробизнес активно идет на оформление, ремонт и оборудование профессиональных классов. В качестве справки, в нашей Смоленской ГСХА созданы учебно-научные классы «Кировец», специализированные учебные центры «Брянсксельмаш», «Ростсельмаш»;  на очереди в 2021 году – Россельхозбанк и другие.


Если четко соблюдать карантинные требования (то есть исключить прямые контакты между экспертами и администрацией образовательной организации), то эксперту приходится затрачивать больше времени на прояснение даже самых элементарных вопросов. <Поэтому> очень важно, чтобы официальный сайт образовательной организации, откуда эксперт может взять все необходимые данные, строго соответствовал требованиям приказа Рособрнадзора № 831 от 14 августа 2020 года.


Еще одна проблемная тема – материально-техническое обеспечение инклюзивного образования. Здесь замечу, что большинство направлений подготовки в аграрных образовательных организациях подпадает под «Перечень специальностей и направлений подготовки, при приеме на обучение по которым поступающие проходят обязательные предварительные медицинские осмотры (обследования) в порядке, установленном при заключении трудового договора или служебного контракта по соответствующей должности или специальности» (утвержден постановлением Правительства РФ от 14 августа 2013 года, №697).

Далее, остаются вопросы относительно аспирантуры по юридическому и экономическому направлениям. Здесь ситуация неоднозначная, поскольку связана с ожиданиями смены федерального законодательства: организации высшего образования пока не идут на доаккредитацию потерянных направлений подготовки кадров высшей квалификации, поскольку ждут перехода с ФГОС на ФГТ – Федеральные государственные требования и, соответственно, отмены в целом государственной аккредитации этих программ. Как известно, закон о новых правилах для аспирантуры окончательно принят Госдумой РФ 24 декабря 2020 года, и его нормы должны вступить в силу с 1 сентября 2021 года.

– По вашему мнению, какую еще специфику аграрной высшей школы, желательно, должна бы увидеть и учесть система госаккредитации?
– Филиалы аграрных и педагогических университетов играют важную социокультурную роль в малых городах. И, полагаю, не совсем правильно предъявлять к ним такие же требования, как, например, к головной столичной образовательной организации. В том числе и по кадровым условиям.


На мой взгляд, не бесспорным является существование «экспертного мнения» и неприменение норм гражданского права в части «злоупотребления правом», когда формально отрицательное заключение неоспоримо в судебном порядке.


– Как эксперт что вы пожелали бы вузам, которым предстоит пройти аккредитационные процедуры?
– Выпишите с официального сайта Рособр­надзора основания по всем отрицательным заключениям о несоответствии стандартам  за последние два-три года и проверьте свою нормативную документацию, чтобы не повторить участь отказа в аккредитации. Кроме того, как показывает практика, с коллизиями правовых норм удачно может справиться только коллектив экспертов: как говорится, одна голова хорошо, а две лучше. Приведу пример нашей Смоленской государственной сельхозакадемии, где ректор А.В. Кучумов создал консультационную комиссию из опытных надзорщиков и аккредитационщиков  – сотрудников академии. И в 2020 году Смоленская ГСХА успешно прошла государственную аккредитацию по всем заявленным направлениям, в том числе и по УГСН «Экономика и управление». Если нет своих действующих экспертов, лучше заказать аудиторскую проверку от знающих свое дело.

– Вы упомянули о коллизиях. Можно об этом чуть подробнее? И на какие моменты при подготовке вузов к проверочным мероприятиям порекомендуете обратить особое внимание?
– Государственная аккредитация – это, как известно, подтверждение соответствия образовательной деятельности требованиям ФГОС. Однако в настоящее время действуют параллельно три стандарта: ФГОС ВО 3+, 3++ и по УГСН 40.00.00 («Юриспруденция») – ГОС ВПО. В связи с этим зачастую образовательным организациям приходиться выходить на аккредитацию сразу по двум стандартам. Нарушение по одному из них означает отказ в аккредитации всей группе по одному уровню образования. Так что сегодняшняя аккредитационная процедура в России – это серьезная задача, требующая от проверяемых тщательной подготовки и внимания даже к мелочам. Полный перечень рекомендаций занял бы не одну журнальную страницу, поэтому заострю внимание лишь на некоторых типичных ситуациях.

Итак, готовясь к аккредитации, по возможности, приведите в норму и лицензионные требования. При выявлении нарушения лицензионных требований эксперт Росаккредагентства имеет полное право представить на имя руководителя Рособрнадзора служебную записку о необходимости проведения внеплановой проверки. И если здесь у вас будет все в порядке, то эксперт (особенно, если он аккредитационщик и надзорщик) сразу заметит ваши успехи, даже те, которые не проверяет в ходе госаккредитации. Например, что на титуле ОПОП у вас стоят подписи под согласованием не только с работодателем, но и советом обучающихся: то есть выполняется принцип, закрепленный в статье 26 «Управление образовательной организацией» закона «Об обра­зовании в Российской Феде­рации».

Далее. Недавно был принят закон по вопросам воспитания обучающихся (№304-ФЗ, 31.07.2020), в соответствии с которым установлен срок приведения образовательных программ в соответствие с его нормами (до 1 сентября 2021 года). Однако бальзамом на душу эксперта станет тот факт, что вы не ждете часа икс и, в соответствии со статьями 1 и 2 нового закона, уже представляете рабочую программу воспитания и примерный календарный план воспитательной работы как приложение к ОПОП. При этом имеете доказательства об информировании обучающихся и их родителей (законных представителей).

Еще момент. На отзывах и рецензиях на выпускные квалификационные работы (ВКР) должны присутствовать подписи студентов об ознакомлении с их содержанием. Также обратите внимание: в соответствии с пунктом 36 приказа Минобрнауки РФ №502 от 28 апреля 2016 года ознакомление должно быть произведено за пять дней до защиты ВКР.

Не допускайте типичной ошибки по учету распределения нагрузки контактной работы и самостоятельной в рабочих программах и учебных планах в части курсовых работ. До сих пор почти все теряют часы контактной работы на установочную встречу со студентами по темам и защите работ, даже если это два академических часа.

В отчеты о книгообеспеченности не включайте вообще литературу на бумажных носителях. Эксперт на раз-два поймает вас на том, что какой-нибудь уважаемый профессор из благих целей включил в список литературы журнальную статью конца прошлого века, которая, в лучшем случае, имеется в библиотеке в одном экземпляре и явно не обнаружится в ваших ЭБС. И в итоге не будет выполнен норматив книгообеспеченности. Попутно замечу: сегодня университетские издательства резко сократили тиражирование на бумажных носителях учебных пособий и учебников, поскольку книгообеспеченность обучающихся можно организовать и гарантировать исключительно в электронном виде за счет электронно-библиотечных систем. Но лучше такие регистрировать в Роспатенте и иметь свидетельство о государственной регистрации базы данных электронных изданий учебной и научной литературы. Напомню также, что рассылка обязательных экземпляров для электронных изданий трансформирована в государственную регистрацию обязательного экземпляра электронных изданий: через научно-технический центр «Информрегистр» с выдачей по установленному тарифу соответствующего регистрационного свидетельства.

Далее. При написании ОПОП ориентируйтесь на проекты примерных ОПОП. Например, по направлению 20.03.02 «Природообустройство и водопользование» – опубликованные на сайте fgosvo.ru, пусть даже еще и не включенные в реестр, в том числе и по возможным указанным там профилям. В противном случае вам придется потом вновь все переделывать, в том числе вносить изменения в «Правила приема…». 

Еще примеры. Если в ОПОП, в разделе о видах профессиональной деятельности выпускника обозначена «проектная деятельность», то лучше в «Программе государственной итоговой аттестации» определить выпускную квалификационную работу как «дипломный проект», а не как «дипломная работа». Также – несмотря на то, что в «Порядке проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам высшего образования…» (утвержден приказом Минобрнауки РФ от 29 июня 2015 года №636, в редакции 27 марта 2020 года) пункт 13 предусматривает, что «вид выпускной квалификационной работы, требования к ней, порядок ее выполнения и критерии ее оценки устанавливаются организацией самостоятельно в соответствии с требованиями, установленными стандартом (при наличии таких требований)», – не стоит называть выпускную квалификационную работу магистрантов «магистерской диссертацией».

В том же министерском приказе имеется пункт 31, цитирую: «для подготовки выпускной квалификационной работы за обучающимся (несколькими обучающимися, выполняющими выпускную квалификационную работу совместно) распорядительным актом организации закрепляется руководитель выпускной квалификационной работы из числа работников организации и, при необходимости, консультант (консультанты)». Часто в приказах образовательных организаций об утверждении тем выпускных квалификационных работ (ВКР) фигурирует понятие «научный руководитель», которое в этом случае я бы использовать не рекомендовал. Термин уместен и не вызовет вопросов экспертов, если речь идет о научных квалификационных работах (НКР). Кстати, есть стандарты, в которых научные квалификационные работы обозначены не как НКР, а как ВКР: например, в действующем ФГОС ВО по направлению подготовки кадров высшей квалификации 23.06.01 «Техника и технологии наземного транспорта». Если такая особенность имеется, она должна образовательной организацией учитываться во внутренних положениях и регла­ментах, описывающих процедуры государственной итоговой аттестации.


Филиалы аграрных и педагогических университетов играют важную социокультурную роль в малых городах, и, полагаю, не совсем правильно предъявлять к ним такие же требования, как, например, к головной столичной образовательной организации, в том числе и по кадровым условиям.


Следующие моменты. Существуют стандарты специалитета по ФГОС ВО 3++, в которых нет прямого указания на необходимость преддипломной практики (например, 23.05.01 «Наземные транспортно-технологические средства»). Однако рекомендовал бы все-таки производственную (преддипломную) практику включить в учебный план, поскольку почти со стопроцентной вероятностью она окажется в примерной ОПОП.

Не включайте в документы завышенные, по сравнению со стандартами, условия. Приведу пример, когда при проверке технического университета в представленной им ОПОП обнаружилась такая цитата: «библиотечный фонд укомплектован основной учебной литературой, изданной за последние пять лет из расчѐта не менее 25 экземпляров на 100 обучающихся. Обеспеченность образовательного процесса обязательной учебно-методической литературой по направлению составляет в целом 1 экземпляр/обучающийся, с учётом выбора альтернативных источников». Итог: за пять секунд эксперт выявил в рабочих программах литературу старше не только пяти лет, но и десяти. В целом это не является нарушением стандартов (сроки давности издания учебной литературы предусмотрены по программам СПО). Но впечатление от образовательной организации у эксперта может подпортиться.

Еще. Целесообразно введение должностей научных сотрудников в штатное расписание в соответствии с действующим законодательством, так как в подготавливаемых формах кадровых справок речь идет не о ППС, а о НПР (ст. 50 «Научно-педагогические работники» закона «Об образовании в Российской Федерации»). Также для научных сотрудников необходимо разработать должностные инструкции, с обязательным включением в обязанности выдержки из статьи 50 закона «Об образовании в РФ». Цитирую:
1) «формировать у обучающихся профессиональные качества по избранным профессии, специальности или направлению подготовки;
2) развивать у обучающихся самостоятельность, инициативу, творческие способности».

Далее. В кадровой справке у всех ППС должно быть прописано повышение квалификации по работе в электронно-информационной образовательной среде (ЭИОС) данного университета, исходя из того, что могут использоваться разные платформы и технологии работы ЭИОС в конкретной образовательной организации. И не стоит выдавать удостоверения с формулировкой программы повышения квалификации по информационным технологиям (п. 7.1.2 приказа Минобрнауки РФ от 7 августа 2014 года, №947, абзац «Функционирование ЭИОС … квалификацией работников…»).

На должности профессоров не стоит брать кандидатов наук, доцентов: курсовыми и дипломными проектами и научно-исследовательской работой обучающихся руководят доцент и профессор, но никак не старший преподаватель или ассистент (приказ Минздравсоцразвития РФ от 11 января 2011 года, № 1н «Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих…»).

Еще момент. Чтобы рабочие программы дисциплин демонстрировали этапы формирования и наличие всех компетенций по дисциплине, перечень вопросов к экзамену необходимо разбить по компетенциям. 
Вообще, если проанализировать представленные в открытом доступе на сайте Рособрнадзора заключения о несоответствиях хотя бы за последние два месяца, можно с удивлением отметить, что образовательные организации высшего образования, увы, поскальзываются на некоторой банальщине. Например:

  • Когда умудряются потерять компетенцию (цитата из заключения: «рабочие программы дисциплин и практики не формируют ОПК-8, предусмотренную основной образовательной программой, что является нарушением п. 5.3. ФГОС»).
  • Когда не проверили все компетенции в ходе ГИА (цитата из заключения: «фондом оценочных средств итоговой аттестации (оценочными материалами по подготовке и сдаче итогового экзамена) невозможно оценить сформированность общекультурной компетенции ОК-7 «способность использовать методы и средства физической культуры для обеспечения полноценной социальной и профессиональной деятельности», что является нарушением п. 5.2, п. 5.5 ФГОС»). 
  • Когда не включили в учебный план факультативные дисциплины, нарушив п. 2.8. ФГОС ВО 3++.
  • Когда менее 5% (процент различается в разных стандартах) численности педагогических работников организации, участвующих в реализации программы бакалавриата, являются руководителями и (или) работниками иных организаций, осуществляющими трудовую деятельность в той же профессиональной сфере, к которой готовятся выпускники (стаж работы в данной профессиональной сфере должен быть не менее трёх лет), что является нарушением п. 4.4.4 ФГОС. 
  • Когда руководитель научным содержанием программы магистратуры не осуществляет ежегодную апробацию результатов научно-исследовательской (творческой деятельности) на национальных конференциях, что является нарушением п. 7.2.5. ФГОС.

Это я привел фрагменты типовых несоответствий, которых, при внимательной подготовке к проверочным процедурам, образовательные организации все-таки могли бы избежать.


Если проанализировать представленные в открытом доступе на сайте Рособрнадзора заключения о несоответствиях хотя бы за последние два месяца, можно с удивлением отметить, что образовательные организации, увы, поскальзываются на некоторой банальщине.


Наверх