Поиск по сайту
Вход Регистрация
Х
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Войти через:
Об изданииНаши проектыКонтактыОформить подпискуМЕДИАпланёрка

Электронный журнал об образовании

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОС-3УМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вебинары
Март 2016Май 2016Сентябрь 2016
Партнёры

Развитие негосударственного сектора высшей школы

Госзаказ между образовательными учреждениями в России распределяется не по принципу качества образования, как во всем мире, а по принципу учредительства. Негосударственный сектор высшего образования в связи с этим испытывает большие трудности.

18.06.2010
Просмотров: 2148

«Только выживать сейчас нельзя, нужно развиваться!»

В.А. Зернов, ректор РосНОУ, доктор технических наук, профессор, председатель совета Ассоциации негосударственных вузов
(АНВУЗ) России, член Правительственной комиссии по образованию, член Аккредитационной коллегии Министерства образования и науки РФ

Обозначив тему развития негосударственного сектора высшей школы как одну из основных тем этого номера, мы просто не могли не поинтересоваться мнением председателя совета Ассоциации негосударственных вузов (АНВУЗ) России Владимира ЗЕРНОВА – доктора технических наук, профессора, бессменного ректора одного из лучших негосударственных вузов страны.

– Владимир Алексеевич, о проблемах негосударственного сектора высшего образования говорится давно, вот читаю ваше интервью 2005 года в одной из центральных газет, где вы с сожалением констатируете: «Огорчает, что все-таки четких и ясных ответов на многие вопросы нет». Скажите, пожалуйста, сейчас, в 2010 году (особенно после указания президента РФ об установлении равенства во всех сферах функционирования государственного и негосударственного сектора), такие «ясные и четкие» ответы появились?

– Я могу сказать, что не просто четкие, но хоть какие-то ответы на данные вопросы по-прежнему отсутствуют. К сожалению, в образовании, и что еще более прискорбно – в науке, у нас до сих пор идет разделение по признаку учредительства, – есть организации, учрежденные государством, и есть «все остальные». В чем это выражается? Это выражается, например, в совершенно различных системах налогообложения для вузов, учрежденных государством, и вузов негосударственных. А в результате студент негосударственного вуза со своего обучения оплачивает налоги, по сути, несколько раз. Это выражается и в том, что госзаказ между образовательными учреждениями распределяется у нас не по принципу качества образования, как во всем цивилизованном мире, а по принципу учредительства. Самое печальное, что даже конкурсы на инновационные программы вузов, а теперь и на статус исследовательских университетов, несмотря на заявления о качестве работы учебного заведения как главном критерии для победы, подход опять же шел по учредительству. Например, как получилось с исследовательскими университетами: поначалу было заявлено, что в конкурсе могут принимать участие все аккредитованные вузы. Но потом где-то на каком-то этапе (нам так и не удалось выяснить на каком), в положении была сделана маленькая приписка – рассматриваются только вузы, учредителем которых является государство.

Что получается, судите сами: из почти девяти с половиной тысяч победителей конкурса на звание инновационного учреждения в рамках ПНП «Образование», не оказалось ни одного негосударственного вуза, колледжа или школы! Хотя известно, что в негосударственном секторе, в частности, в школах образование ничуть не хуже, чем в государственных. Поэтому критерии отбора вызывают недоумение и вопросы. К сожалению, на мой взгляд, отбор проходил не по критериям, а «по решению уважаемой комиссии». Только этим можно объяснить то, что до сих пор нет четкого ответа на вопрос: какие все-таки инновации были внедрены в производство или в образовательный процесс по итогам конкурса инновационных вузов страны? А ведь денег потрачено немало.

Проект нового, интегрированного закона «Об образовании», который сейчас активно обсуждается, к сожалению, тоже не дает ответа на эти вопросы. Вместо четкой и ясной позиции Госсовета о необходимости подхода к вузам по принципу «аккредитован – не аккредитован», в проекте закона вновь идет деление на государственные, муниципальные и прочие.

Все это приводит к тому, что в системе образования не создается конкурентная среда, отсутствие которой, увы, толкает наше образование и науку в «колею» отечественного автопрома. Приведу классический пример: когда в отечественном авиапроме в предвоенные и послевоенные годы сложилась конкурентная среда, Советский Союз на десятилетия стал одним из мировых лидеров по развитию авиационной техники. И если бы мы выполнили хотя бы первую заявку на модернизацию – это постановление ЦК КПСС и Совета министров от 1986 года, то мы уже бы четверть века жили в конкурентной среде. Увы, этого не случилось. Поэтому я считаю, что отсутствие организационно-экономических механизмов, адекватных современному состоянию экономики, и в том числе, отсутствие конкурентной среды, является наиболее существенным тормозом отечественного образования.

– Подводя итоги состоявшегося в апреле юбилейного Всероссийского съезда руководителей негосударственных образовательных организаций страны, вы образно заметили, что негосударственные вузы должны стать «инновационными возмутителями, которые помогут изменить ситуацию на российском рынке образовательных услуг». В идеале, каких изменений вы ожидаете?

– Я бы хотел таких изменений, чтобы мы, так же как и раньше, гордились нашей отечественной высшей школой. Недавно в Берлине состоялся конгресс наших выпускников, работающих за рубежом. Конечно, на встрече были и гости из России. Знаете, выступления существенно разнились: если российские представители говорили об освоенных ресурсах, то «зарубежные» россияне говорили о полученных результатах! Вот мне бы очень хотелось, чтобы мы, наконец, стали говорить не об освоенных ресурсах – мы уже научились это делать, – а говорили о полученных результатах.

Я не могу понять, как наша великая и могучая страна – еще недавно признанный лидер, оказалась в конце четвертого десятка в мире по изобретательности. А на первом месте – бывшая крошечная часть Российской империи – Финляндия. Хотя в нашей стране только государственных академий – шесть! И наверняка количество ученых в любом округе Москвы больше, чем во всей Финляндии. Почему же такой результат низкий? А причина очень простая – там есть мотивированность, есть борьба за результат. Вот мне бы очень хотелось, чтобы наши коллективы боролись не за хорошее отношение руководства, а за конкретный результат, чтобы в показателях деятельности научных ли, учебных ли заведений присутствовали конкретные инновационные достижения, а не количество защищенных диссертаций, изданных методичек, монографий и т. п. Прогресс в мире определяется уровнем развития научно-технической среды, и мне бы очень хотелось, чтобы изменения превратили российскую высшую школу в реальный инновационный локомотив страны.

– По словам председателя профильного комитета Госдумы Г. Балыхина, в прошлом году негосударственные вузы потеряли 25-30 процентов своих студентов. Понятно, сыграл роль и мировой кризис, и «демографическая яма»… В этих условиях перед негосударственными вузами стоит проблема поиска новых, нетривиальных подходов к вопросу экономической устойчивости учебного заведения. Можно ли сказать, что негосударственный вузовский сектор уже «нащупал» некие образовательные модели деятельности в кризисную и посткризисную эпохи?

– Что такое перспективные экономические модели? Это те модели, которые позволяют добиваться более качественных показателей в образовании. Можно сказать, что негосударственный сектор нащупывает эти самые модели, и достаточно успешно. Обратите внимание, при недоборе на бюджетные места во многих государственных вузах, негосударственный сектор набор по итогам прошлого года, в основном, произвел. Это говорит о том, что качество и параметры деятельности многих негосударственных вузов существенно выше, чем у псевдоконкурентов. И негосударственный сектор состоялся прежде всего именно потому, что многие уже настроились на посткризисную модель. Примеров масса, такие вузы есть буквально в каждом регионе… В качестве иллюстрации вновь вернусь к берлинскому конгрессу: только один из многих заявленных российских вузов-участников смог провести прямую видеоконференцию – это РосНОУ, негосударственный вуз. Аналогичными возможностями и техническими системами обладают, например, и Академия ВЭГУ из Уфы, и Смоленский гуманитарный университет, и ряд вузов Москвы и Санкт-Петербурга. Здесь можно привести пример и Международного института менеджмента «Линк», который, первоначально являясь продолжателем технологии Британского открытого университета, сейчас создает учебно-методические комплексы, по уровню превышающие свою альма-матер; интересен и опыт Современной гуманитарной академии по развитию информационных технологий… То есть это целый ряд вузов, которые по качеству образовательной среды могут конкурировать с ведущими университетами как России, так и мира. Но самое главное – мы уже реально можем построить индивидуальную образовательную траекторию. Немногие из наших грандов – государственных вузов – могут это сделать.

Хотел бы сказать и о другом. Сейчас, несмотря на кризисные явления, все больше негосударственных вузов зарабатывают на жизнь не только учебой, но и наукой. Ведь есть серьезнейшие научные достижения! Можно с уверенностью сказать, что сегодня уже более трети вузовских научных открытий делается в негосударственной высшей школе. Это очень важно, это позитивная тенденция! Печально то, что пока нет должной поддержки государственных органов управления образованием и наукой.

– По некоторым оценкам, в ближайшие пять лет количество государственных вузов может уменьшиться в 1,5-2 раза, негосударственных – в 4-5 раз. Это, на ваш взгляд, вполне реальная перспектива?

– За последние несколько десятилетий, насколько я знаю, не было ни одного случая закрытия государственного вуза в нашей стране – как в СССР, так и в России. Я сомневаюсь, что государственные вузы будут закрываться, скорее, их будут объединять. Что касается негосударственных вузов, то, конечно, их количество уменьшится, это очевидно. В ситуации демографического спада негосударственным вузам выживать крайне тяжело, даже несмотря на то, что многие из них используют демпинговую политику (впрочем, это делают и государственные вузы). Но если государство все-таки решится на какие-либо реформы в образовании, и деньги «пойдут за студентом» вне зависимости от того, кто является учредителем учебного заведения, то ситуация в негосударственном секторе станет не такой пугающей. А вот некоторые государственные вузы такой реальной конкуренции могут и не выдержать. С другой стороны, в некоторых случаях сокращение количества вузов может стать наилучшим вариантом. Объединятся вузы – объединятся ресурсы, и появятся такие сильные учебные заведения, как, например, Южно-Российский университет. На сегодняшний день это целый образовательный холдинг, в состав которого входят несколько крупнейших негосударственных вузов Юга России.

– Как ректор РосНОУ – крупнейшего и авторитетнейшего отечественного негосударственного вуза, как вы считаете, какие направления деятельности, какие «ниши» сегодня должны развивать негосударственные вузы, чтобы не только выжить, но и стать серьезными конкурентами на рынке образовательных услуг?

– Спасибо за определение, но мы не крупнейший вуз, мы не входим даже в десятку крупнейших негосударственных вузов страны и никогда не гнались за количеством студентов. А вот где мы действительно сильны – это, я считаю, в параметрах качества образования и науки. Этим наш университет может гордиться! В год наши ученые делают несколько серьезных научных открытий; вуз является создателем наиболее успешного кардиологического прибора в нашей стране. Насколько мне известно – это первый прибор такого класса в России, который был сертифицирован в странах Евросоюза уже в новейшей постсоветской истории. Также РосНОУ – крупнейший в России производитель нанотрубок. Более того, эти трубки являются наиболее чистыми как в нашей стране, так и в странах Евросоюза. Я могу рассказать о новациях в информационной сфере, и уже многие вузы работают по нашим технологиям. В РосНОУ очень активная студенческая жизнь. Так что за добрые слова спасибо!

А что касается «ниши», в которую должны стремиться негосударственные вузы… Только выживать сейчас нельзя – нужно развиваться! Если сейчас будешь просто идти или даже медленно бежать, то, как говорила Алиса из «Страны чудес», – отстанешь, и отстанешь навсегда. Поэтому бежать нужно очень быстро! В какую сторону? Могу сказать только одно – в сторону качества образования, современной образовательной среды и, конечно же, реальной научно-инновационной деятельности. РосНОУ сейчас существенную часть своего дохода получает от науки. Причем, эта та ниша, из которой нас никакие демографические изменения уже не вытолкнут, – мы тут прочно закрепились. Несмотря ни на что современные кардиологические приборы нужны, современные наноматериалы просто необходимы, а без современных систем связи прожить просто невозможно.

И еще к конкурентной «нише» я бы обязательно добавил возможность и способность вуза к построению индивидуальной образовательной траектории для своих студентов. Я вас уверяю, если бы сейчас в стране была реальная конкурентная среда, то десятки негосударственных вузов сумели бы реально побороться за госзаказ, и они бы победили по простой причине: государственный вуз получает сейчас госзаказ безотносительно к оценке качества образования, а негосударственный вуз вынужден бороться за абитуриента, находится в реальной конкурентной среде.

Кстати, по поводу необходимости создания конкурентной среды могу привести еще один аргумент, о котором все немного подзабыли, но который в ближайшем будущем может вновь стать на повестку дня, – это вступление России во Всемирную торговую организацию. Предпочтения по виду учредительства в этой организации, мягко говоря, не приветствуются, точнее – просто запрещены.

– И все-таки, зачастую к негосударственным вузам предъявляют главную претензию: некачественную подготовку студентов. На ваш взгляд, а что есть «краеугольный камень» качественного образовательного процесса?

– Хороший вопрос. Прежде чем ответить на него, затрону тему ЕГЭ. На одной из недавних жарких дискуссий по этому поводу ведущему удалось задать один вопрос: отмена ЕГЭ увеличит конкурентоспособность отечественного образования или уменьшит? Ответ очень простой – не изменит. Но если конкурентоспособность не изменится, значит, Единый госэкзаменан – это не главный вопрос, не суть проблем образования! Поэтому и на ваш вопрос отвечу так: некачественная подготовка студентов в негосударственном вузовском секторе – это такой же миф, как миф о ЕГЭ как главной проблеме нашего образования. Нет данных, что подготовка в негосударственных вузах менее качественна! Напротив, по данным Рособрнадзора, по итогам Интернеттестирований студенты негосударственных вузов к старшим курсам показывают результаты не только не хуже, но даже немного лучше, чем студенты государственных вузов. Это говорит о том, что система обучения в негосударственном секторе высшей школы ничуть не уступает системе обучения в госсекторе.

Мне это напоминает еще одну дискуссию, которая обсуждается годы: почему российские школьники – лучшие на международных олимпиадах, российские студенты младших курсов тоже побеждают своих зарубежных сверстников, а как страна в инновационном развитии мы отстаем? Где же логика? А логика очень простая – отсутствие внутренней конкурентной среды. Поэтому, на мой взгляд, краеугольный камень качества образования – это организационно-экономическое соответствие системы функционирования образования принципам рыночной экономики. И наличие конкурентной среды. Будет такая среда – будут успехи ничуть не хуже, чем в Австралии, Сингапуре, Новой Зеландии. Тем более, я убежден, что наша профессура по качеству подготовки выше.

Я считаю, что тех, кто показывает лучшие результаты нужно поддерживать. Почему в коммунистическом Китае, если у вуза нет результата, он отчитывается за затраты, как за банковский кредит? У нас нет такого жесткого спроса. То есть должна быть выстроена система оценки эффективности использованного ресурса. Но при этом нужно выстроить и систему постановки четкой цели и мотивации – как для конкретного исследователя, так и для целого вузовского коллектива. И тогда, поверьте, по изобретательности мы станем не пятидесятыми, а первыми. Почему западные эксперты дают прогнозы с несравнимо более высокими темпами развития нашей промышленности, чем отечественные эксперты? Я много раз зарубежным экспертам задавал этот вопрос. Ответ был простой – вы сами должны себе завидовать – у России такой огромный потенциал! Правда, добавляли, что они никак не могут понять, почему, имея этот потенциал, страна так слабо его использует. Так что надо взяться, засучить рукава и повторить то, что уже делали наши отцы и деды – вывести страну в мировые лидеры.

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: владимир зернов, АНВУЗ, РосНОУ, негосударственное образование, ВПО, актуальное интервью, ао-39

Похожие материалы:
Качественное образование – основа компетентности специалиста!
Западно-Уральский институт экономики и права
Качественное негосударственное образование на Дальнем Востоке
Высшее образование: конкурентная среда необходима
Омская гуманитарная академия – через тернии к звездам!
Развитие негосударственного образования – государственная задача
Негосударственное образование в России. Ситуация изменилась
Юридическое образование в негосударственном вузе
Компетенции – область согласования интересов работодателей и вузов
Нужно ли государству негосударственное образование?

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 1 (93)

Ключевая тема номера – реалии и перспективы отечественного образования. Ушедший год выявил ряд любопытных, хотя и ожидаемых тенденций. Высшее образование не требуется 65 % специалистов, в то время как повышение качества СПО откроет новый уровень профессиональных возможностей. Работодатели считают качество подготовки выпускников отечественных вузов средним (55 %) или низким (28 %), а политику «зачистки» образовательной системы от неэффективных вузов поддерживает большинство. Об этих и других интересных наблюдениях и прогнозах читайте в 93 номере «АО».
Анонс журналаСлово редактора


С 2015 года в проекте «Лучшие образовательные программы инновационной России» используется звездная система оценки образовательных программ и классификации типов профессионально-общественной аккредитации. Хотите пройти аккредитацию на 5 звезд?
Подробнее о проекте
Популярные статьи
В Плехановском университете обсудили будущее высшего образования
В 2017 году своё 110-летие отмечает Плехановский университет, вся история которого – отражение...
Дайджест № 93 «Аккредитация в образовании»
«Российские вузы перестали вариться в собственном соку!» – объявили международные эксперты....
Слово редактора к №93
Ключевая тема номера – реалии и перспективы отечественного образования. Ушедший год выявил ряд...
Из журнала
#84Россия и Китай: дорога с двусторонним движением
#88Интернационализация в сфере гарантии качества образования
#86Независимая оценка образовательной деятельности ДОО
#84Как снять проблему дефицита кадров?
#87Совет директоров ссузов Республики Мордовия
Информационная лента
09:29Case-in: новое слово в инженерном образовании!
09:23Открыт набор в Российско-Китайский бизнес-инкубатор
09:35Высшая школа автомобильного сервиса откроется в СФУ
09:19ПВГУС снова в числе лидеров
14:00Конкурс на соискание премий Алтайского края в области науки и техники