Поиск по сайту
Вход Регистрация
Х
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Войти через:
Об изданииНаши проектыКонтактыОформить подпискуМЕДИАпланёрка

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОС-3УМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вебинары
Март 2016Май 2016Сентябрь 2016
Партнёры

Расширение экспортных возможностей российских вузов

Российские вузы имеют реальную возможность восстановить международный авторитет нашей высшей школы на международном образовательном рынке – такова точка зрения авторов статьи, ректора Евразийского открытого института С.Н. Исаева и ректора МЭСИ Н.В. Тихомировой.

10.12.2012
Просмотров: 4687

Осторожный оптимизм

Н.В. ТИХОМИРОВА, ректор Московского государственного университета экономики, статистики и информатики (МЭСИ), доктор экономических наук
С.Н. ИСАЕВ, ректор Евразийского открытого института (г. Москва)

В начале ноября в Москве состоялась очередная выставка «Образование и карьера». Традиционно в ней участвует большинство московских вузов и колледжей, поскольку посещают эту выставку, как правило, все выпускники школ и старшеклассники, задумавшие в скором времени продолжить обучение. Однако нынешний форум имел существенное отличие от предыдущих: треть экспозиции была посвящена образованию за рубежом.

Представители западноевропейских и американских вузов, языковых школ и рекрутинговых агентств стояли стройными рядами. На огромных мониторах сменялись картинки прекрасной жизни студентов на Западе, рассказывалось о блестящих перспективах трудоустройства. Московские школьники толпились у стендов. И неслучайно: как свидетельствуют результаты исследования Института социологии образования РАО, 46,3 процента подростков хотят продолжить образование за рубежом.1 Объективных причин тому много.

Безусловно, свою роль сыграли последние двадцать лет стагнации в российской образовательной системе и перманентное состояние ее реформирования. Но большей частью подрыв авторитета российской высшей школы связан с традиционным российским самобичеванием. Только ленивый журналист не бранит сегодня российское образование. Постоянно в прессе появляются статьи на эту тему. На телевидении бесконечные ток-шоу, в ходе которых новоявленные эксперты обсуждают состояние нашей системы образования, ведь эта отрасль, так или иначе, касается всех, а следовательно, и известна всем. Тут еще международные рейтинги, в которых даже лучшим российским университетам не находится место в первой сотне. Ну откуда же в такой ситуации у российских вузов будет авторитет?

К сожалению, формируется определенное отношение к российскому образованию не только в стране, но и за рубежом. Многие иностранные абитуриенты рассматривают возможность поступления в российские вузы по остаточному принципу – в том случае, если не удалось поступить в западный университет по экономическим причинам или уровню знаний. Причем это в полной мере относится и к традиционной для нас группе абитуриентов: страны СНГ, Африки, Юго-Восточной Азии. Яркий пример этому казахстанская  программа «Болашак», направленная на подготовку специалистов за рубежом. Стипендиаты стремятся прежде всего в Великобританию – за семнадцать лет там обучилось 42 процента «болашаковцев», в США – 24 процента и только 7 процентов – в российские вузы.2

Формирующаяся ситуация, естественно, не способствует расширению экспорта образовательных программ российских вузов, хотя образование является выгодной экспортной отраслью. Аналитические исследования специалистов ЮНЕСКО показывают, что экспортные объемы мирового образовательного рынка имеют тенденцию к увеличению.3 Объем мирового образовательного рынка составляет сегодня примерно 40-50 млрд. долларов. Лидером здесь являются США, на чью долю приходится более 45 процентов экспорта.4

Сумма ежегодных расходов иностранных граждан на учебу и проживание в России, по подсчетам экспертов Минобрнауки РФ, оценивается примерно в 972,1 млн. долларов, при этом собственно оплата за обучение составляет 44,9 процента этой суммы, остальное – расходы на проживание, питание, транспорт, досуг и прочее. Основную часть доходов приносит обучение иностранных граждан на очных отделениях российских вузов на территории Российской Федерации. Хотя по численности иностранных учащихся, получающих образование в российских вузах, наша страна занимает 8-е место в мире, этот стабильный в течение последних лет показатель не внушает оптимизма, поскольку в абсолютных цифрах соотношение составляет (по дневным отделениям) 108,7 тыс. к 3,650 млн.5 На фоне высокого уровня образованности населения и постоянно растущего внутреннего рынка доля России на международном рынке образовательных услуг фактически снижается: по данным ОЭСР, с 3 процентов в 2004 году до 2 – в 2007 году. Это не только упущенная экономическая выгода, но и упускаемые политические возможности «мягкого» влияния России на международной арене через распространение русского языка, достижений российской науки, российской культуры и ценностей.6

В сложившейся обстановке российская система образования не имеет права упустить имеющийся глобальный шанс, тем более существенную долю оптимизма внушают независимые рейтинговые оценки британской аналитической компании «Economist Intelligence Unit». Она определила 20-ю позицию России в мире по состоянию системы образования, опередив облюбованные нашей молодежью для продолжения обучения Швецию, Чехию, Австрию, Италию и Францию (соответственно, 21-е – 25-е места).7

Совсем недавно внимание общественности привлек еще один рейтинг, приведенный в докладе Организации экономического сотрудничества и развития, ОЭСР (Organization for Economic Cooperation and Development, OECD) под названием «Взгляд на образование – 2012». В нем Россиязаняла 1-е место в мире по числу людей с высшим образованием в возрасте от 25 до 64 лет. Согласно этим данным, высокообразованных россиян в обозначенной возрастной «вилке» насчитывается 54 процента.8 Реакция российского сообщества на этот рейтинг содержала некоторую долю сарказма, хотя во всем мире оценка была положительная. И в самом деле, что плохого, если в России столь высок уровень образования? Значит, и экспортные возможности имеются. Кроме того, открытость нашей образовательной системы, принятие на государственном уровне принципов, изложенных в Болонской декларации, в частности, принципа академической мобильности, позволяют повысить лояльность иностранных граждан к нашей стране. Россия окончательно вступила в 2012 году во Всемирную торговую организацию. И, как любой отрасли, сфере образования членство в ВТО несет свои плюсы и минусы.

Прежде всего бесконечным спорам отечественных ученых о том, является ли образовательная деятельность услугой, положат конец общепринятые международные принципы. Однозначно, что экспорт образования регулируется Генеральным соглашением по торговле услугами, ГАТС (General Agreement on Trade in Services, GATS).9 Согласно принятым в его развитие классификаторам, услуги в области образования входят в перечень классифицированных услуг, разработанных под эгидой Статистической комиссии ООН.10 В соответствии со ст. I соглашения, внешняя торговля услугами понимается как поставка услуг:

  • с территории одного государства-участника соглашения на территорию любого другого государства-участника (трансграничная поставка);
  • на территории одного государства-участника потребителю услуг любого другого государства-участника (потребление услуг за границей);
  • поставщиком услуг одного государства-участника путем коммерческого присутствия на территории любого другого государства-участника (коммерческое присутствие);
  • поставщиком услуг одного государства-участника путем присутствия физических лиц из государства-участника на территории любого другого государства-участника (присутствие физических лиц).

При этом способы предоставления услуг можно группировать по месту нахождения поставщика и потребителя услуги в момент оказания услуги, а также по гражданству или месту регистрации лиц, потребляющих или поставляющих услуги.

Логично, что порядок предоставления образовательной услуги должен соответствовать приведенному выше порядку. При этом принятие на себя обязательств не препятствует государственному регулированию относящихся к ним услуг при надлежащем их качестве. Из 153 стран-членов ВТО 60 приняли на себя те или иные обязательства по доступу на рынок и национальному режиму для поставщиков образовательных услуг других стран-членов ВТО.11 Вместе с тем, надо отдавать себе отчет в том, что количество предложений иностранных образовательных услуг как на внутреннем российском, так и на внешнем рынке для наших соотечественников значительно увеличится, а в результате снижения торговых пошлин стоимость их снизится, распаляя тем самым и без того накаленную конкурентную среду. Ожидаемое перераспределение абитуриентов в сторону запада затронет интересы российских образовательных учреждений всех видов собственности и ценовых групп. В проигрыше окажутся прежде всего региональные вузы, отток абитуриентов из которых в столичные университеты (ввиду очевидного ожидаемого снижения среднего проходного балла ЕГЭ) увеличится.

Думается, в сложившейся ситуации однозначно правильным является стремление руководства Минобрнауки РФ повысить качество предоставляемых в российских образовательных учреждениях образовательных услуг, а также повысить престижность российских университетов как для наших соотечественников, так и для иностранных граждан. Одним из направлений реализации этой задачи является вхождение отечественных вузов в топ-100, а в последующем и в топ-20, мировых образовательных рейтингов.

Но одними этими мерами невозможно значительно увеличить экспортный потенциал российской системы образования. Решить эту задачу призвана Концепция экспорта образовательных услуг РФ на период 2011-2020 годов, проект которой подготовлен Минобрнауки РФ совместно с Национальным фондом подготовки кадров. Это комплексный документ, приоритетной целью реализации которого является укрепление международных позиций России, а также решение задач, связанных с установлением равноправных и взаимовыгодных партнерских отношений со всеми странами, успешным продвижением российских внешнеэкономических интересов, обеспечением политического, экономического, информационного и культурного влияния за рубежом и требующих включения всех имеющихся в распоряжении государства рычагов.

Безусловно, это очень важно, но разработанный документ, заботясь о повышении международного авторитета российской системы образования, рассматривает экономическую выгоду не единственным и не главным направлением реализации экспорта. Разработчиками допускается некоторое смешение понятий международного сотрудничества и повышения международного авторитета российской высшей школы и экспорта образовательных услуг как чисто экономической категории. Иллюстрацией этому может послужить следующий тезис, включенный в концепцию: «Приоритетным направлением развития экспорта образования является содействие двустороннему и многостороннему сотрудничеству с государствами-участниками СНГ».12

Следуя логике документа, основанной на многолетнем опыте российского образования, в качестве основных способов реализации образовательных услуг рассматривается присутствие физических лиц и потребление услуг за границей (обучение иностранных студентов на территории Российской Федерации в отечественных образовательных учреждениях, проведение стажировок, включенное обучение), а также коммерческое присутствие за рубежом (создание филиалов, представительств, различного рода партнерств российских образовательных учреждений). В качестве основной формы реализации экспортоориентированных образовательных программ российских вузов рассматривается обучение иностранных студентов на дневных отделениях российских образовательных учреждений (их филиалов). По мнению разработчиков концепции, реализация экспортных возможностей вузов возможна при условии создания комфортной инфраструктуры жизни иностранных студентов и преподавателей в России, обеспечения социальной защиты, медицинского обеспечения, безопасности. Это положение подтверждает структура экспорта российских образовательных услуг, которая в 2009-2010 академическом году выглядела следующим образом: обучение в вузах России – 61,3 процента, обучение в российских культурных центрах за рубежом – 5,2 процента, обучение в учреждениях СПО в России – 3 процента.13

При этом разработчиками фактически не учитываются возможности трансграничного образования. Безусловно, в концепции дано довольно спорное определение трансграничного образования, но этим стратегическое целеполагание ограничилось. Вместе с тем «совершенствование программ обучения на основе передовых технологий и рост экспорта образовательных услуг России – принципиальная задача для высшего образования в целом», как заявил глава администрации Президента РФ Сергей Иванов, выступая на заседании попечительского совета Высшей школы менеджмента СПбГУ.14

Будучи прямым результатом глобализации, транснациональное образование тесно связано с применением новых информационных технологий. Оно знаменует собой реальный переход к этапу глобализации образовательных рынков, который сопровождается всеми проявлениями международной конкуренции. Спрос на высшее образование в мире ежегодно растет на 6 процентов со значительным опережением услуг транснационального образования. Если в 2003 году зарубежное образование во всех его формах получали чуть более 2,0 млн. студентов, то в 2025 году таковых ожидается 7,2-7,3 млн. человек, существенная часть которых будет обучаться по программам транснационального образования.15

Под транснациональным (трансграничным) образованием мы понимаем все виды программ высшего образования, курсов обучения, образовательных услуг, включая дистанционное образование, при осуществлении которых обучаемые находятся в другой стране, нежели та, где расположен вуз, присваивающий квалификацию.16 Трансграничное образование реализуется двумя приведенными выше способами коммерческой реализации услуг: трансграничная поставка и коммерческое присутствие. При этом коммерческое присутствие – это весьма затратный и сложный в правовом отношении способ экспорта образования. До момента выхода на зарубежный рынок требует решения проблема проработки правовых вопросов реализации экспортной программы – как в рамках российского правового поля, так и правового пространства страны пребывания. В большей части эти проблемы проявляются при создании структурного подразделения (филиала или представительства) образовательного учреждения за рубежом. Процесс согласования максимально осложнен законодательствами большинства стран. Например, закон о высшем образовании Болгарии прямо запрещает создание и функционирование филиалов иностранных вузов на территории государства. Многие страны, формально не запрещая открытие структурных подразделений зарубежных вузов на своей территории, принимают все меры, чтобы максимально ограничить коммерческое присутствие. Так, Республика Азербайджан прекратила функционирование большинства филиалов российских вузов на своей территории, прикрываясь заботой о качестве образования.

Но с самыми неожиданными трудностями при создании зарубежного структурного подразделения российский вуз столкнется в собственном государстве. В Российской Федерации не разработана правовая база, регламентирующая образовательную деятельность российского вуза за рубежом. На этапе создания зарубежного структурного подразделения образовательного учреждения необходимым условием является инвестирование. Несмотря на провозглашенную государственную политику поддержки экспорта образования, вузы не получают дополнительного финансирования на реализацию подобных весьма затратных проектов. Лицензирование образовательной деятельности зарубежных филиалов проводится как Федеральной службой по надзору в области образования и науки, так и органами управления образованием государства, на территории которого расположен филиал.

Вместе с тем, мировой опыт показывает, что реальные экономические результаты на основе экспорта образовательных услуг показывают такие системы, чья образовательная деятельность строится на основании широкого применения дистанционных образовательных технологий и электронного обучения. Индустрия электронного обучения в странах считается сферой, обеспечивающей интенсивное развитие других отраслей, производителей товаров и услуг, всей экономики страны в целом. Развитие индустрии электронного обучения определило новые направления в трансформации образовательных систем: интенсивно создаются виртуальные (сетевые), территориально-распределенные, трансконтинентальные (трансграничные) университеты.

Численность обучающихся в каждом из таких университетов уже сейчас превышает 1 млн. студентов: Открытый университет Турции – 1,3 млн., Открытый университет Индиры Ганди (Индия) – 1,5 млн., Открытый Азиатский университет, созданный при участии 30 стран, – 1,5 млн., Университет Феникс (США) – 900 тыс. студентов и т.д.

В распределенном учебном заведении применяется гибкая и территориально распределенная система получения образования. Например, Открытый университет Великобритании (1969) имеет 305 региональных центров в своей стране и 42 – в других, Национальный университет дистанционного обучения в Испании (1972) – 53 региональных центра в Испании и Латинской Америке, Канадский открытый университет (1972) – 4 региональных центра, Ферн (Хаген) Университет, Германия (1974) – 60 региональных центров в Германии, Австрии, Голландии, Венгрии, Польше, Открытый университет Израиля (1974) располагает более чем 100 региональными центрами на территории Ближнего Востока, Национальный открытый университет Индиры Ганди, Индия (1986) – 21 региональным центром, 376 учебными центрами.17

Таким образом, чтобы получить серьезные экономические результаты, наряду с традиционными для нашей системы видами экспорта образовательных услуг, необходимо использовать возможности, предоставляемые реализацией образовательных программ с использованием дистанционных образовательных технологий и технологий e-learning (электронного обучения). Нельзя не отметить, что опыт реализации образовательных программ на экспорт с использованием таких технологий в России имеется. Чтобы в этом убедиться, достаточно просмотреть два статистических сборника «Экспорт российских образовательных услуг» за 2010 и 2011 годы. Сборник 2010 года учитывает статистические данные только по студентам (и другим категориям обучающихся) дневной формы обучения и говорит о 108,5 тыс.18, а в сборнике 2011 года впервые сделана попытка учесть обучающихся по всем формам. И общая численность студентов составила уже 175 тыс. чел.19, из них 66,9 тыс. – иностранные граждане, обучающиеся по заочной и очно-заочной формам. Видимо, большая часть этих студентов учится с использованием дистанционных образовательных технологий (трансграничная поставка в чистом виде). Об этом же говорит список российских вузов-лидеров по числу обучающихся иностранных граждан: Современная гуманитарная академия – 16082 (23 структурных подразделения за рубежом), Московский государственный университет экономики, статистики и информатики – 8354 (6 филиалов и 9 центров за рубежом), Московский технический университет связи и информатики – 7090 (9 центров за рубежом). В списке также значатся Международный институт менеджмента «ЛИНК», Московский государственный индустриальный университет. Образовательная общественность знает, что именно эти вузы ассоциируются в нашей стране с развитием дистанционного и электронного обучения.

Третья часть иностранных студентов обучается сегодня в российских вузах дистанционно, и эта цифра постоянно растет. Следует учесть, что реализация экспортоориентированных образовательных программ на основе современных технологий значительно менее затратна, чем классическая ее форма (территориальное присутствие), поскольку не требует строительства дорогостоящих общежитий, дополнительной заботы о безопасности студентов, их досуге. Снижаются дорогостоящие маркетинговые усилия в виде участия ведомств и образовательных учреждений в образовательных выставках, поскольку основное продвижение таких программ идет через Интернет и социальные сети. Не нужно содержать и специальные структуры, обслуживающие иностранных студентов (иностранные деканаты). Снижаются затраты и самих иностранных студентов, которые значительно экономят в связи с отсутствием необходимости фактического перемещения за границу. При этом решаются основные задачи, стоящие перед экспортом образовательных услуг:

  • формирование отношений добрососедства с другими государствами, содействие устранению имеющихся и предотвращению возникновения новых очагов напряженности и конфликтов в прилегающих к Российской Федерации регионах и других районах мира;
  • поддержка и популяризация в иностранных государствах российской науки, культуры, образования, русского языка;
  • усиление роли России в решении глобальных социальных и экономических проблем и формировании эффективных механизмов мировой экономики.

А также обеспечивается достижение стратегических целей государственной политики в области образования:

  • повышение доступности качественного образования, соответствующего требованиям инновационной модели развития экономики и отвечающего потребностям общества;
  • повышение качества, привлекательности и конкурентоспособности российской системы образования в мировом и региональном образовательном пространстве;
  • обеспечение эффективного участия национальной системы образования в глобальном процессе развития образования;
  • повышение уровня дохода от экспорта образовательных услуг;
  • привлечение в страну квалифицированных кадров в соответствии с потребностями экономики и рынка труда;
  • участие в международной деятельности Российской Федерации, исходя из государственных геополитических и социально-экономических интересов.

Кроме всего перечисленного, современные образовательные технологии способствуют развитию академической и студенческой мобильности, международному межвузовскому сотрудничеству. Примеров тому сегодня достаточно. Онлайн-обучение позволяет гораздо легче и эффективнее реализовывать совместные образовательные программы любого уровня. Например, образовательное законодательство Республики Казахстан рекомендует студентам магистерских программ включенное обучение в иностранном вузе. Обучение за рубежом весьма затратно. На помощь приходят дистанционные образовательные технологии. И сегодня сотни магистрантов из Казахстана учатся дистанционно в российских вузах. Во многих отечественных университетах работают ведущие иностранные преподаватели, не пересекая границу фактически. Занятия проходят в режиме Интернет-конференций. А буквально на днях студенты, аспиранты и преподаватели Евразийского открытого института участвовали в работе уже 2-й Виртуальной международной студенческой научно-практической конференции «Научная и профессиональная идентичность студентов». Помимо россиян, в ней приняли участие студенты из Белоруссии, Латвии, Литвы и Украины. Замечательно, что работа проходила с использованием информационных ресурсов и при технической поддержке российской стороны.

В месте с тем, в интересах эффективного продвижения трансграничного образования на основе электронных технологий следует устранить целый ряд проблем, тормозящих этот процесс. Основная масса иностранных студентов, обучающихся в российских вузах, – русскоязычные граждане или иностранцы, владеющие русским языком. Иначе, без знания русского языка, поступить в российский вуз на программу высшего профессионального образования нельзя. Но обучение в большинстве вузов-мировых лидеров, о которых говорилось выше, ведется на национальном и английском языках, что, безусловно, дает огромное преимущество. Ведь и в наши вузы поступают не только те студенты, которые планируют работать в России. Русский язык зачастую не нужен, да и тем, кому он действительно нужен, видимо, достаточно предъявления соответствующего сертификата на знание языка. Видимо, настало время дать иностранным студентам возможность выбора языка обучения, а соответственно убрать русский язык из вступительных испытаний для иностранных граждан.

Одной из серьезных проблем, затрудняющих образовательный экспорт, является позиция структур Министерства иностранных дел РФ в отношении поддержки российских вузов и их иностранных студентов непосредственно в странах пребывания. Она зачастую носит факультативный характер и зависит большей частью от личной ответственности сотрудников МИД. В качестве положительного примера хотелось бы привести работу Посольства РФ в Латвийской Республике. Только поддержка сотрудников ведомства позволила Московскому государственному университету экономики, статистики и информатики создать филиал в г. Риге. Но есть и другие факты, когда сотрудники структурных подразделений МИД безразличны к просьбам вузов и не реагируют на обращения студентов. В практике работы не раз приходилось наблюдать деятельность зарубежных миссий Великобритании (в Болгарии, Грузии, Армении), когда вопросы, касающиеся деятельности структурного подразделения вуза или его партнерской организации, постоянно находятся в сфере интересов сотрудников, включая посла. Логично было бы и нашему государству вменить задачи по поддержке экспорта российского образования в прямую обязанность посольским работникам. Сказывается на замедлении процесса реализации и объемах экспортных образовательных программ и недостаточная нормативная поддержка.

Особые требования в части реализации образовательных услуг на экспорт в виде трансграничной поставки стоят и перед российскими вузами, система качества образования в которых должна отвечать мировым требованиям. Этому способствует внедрение системы менеджмента качества образовательного учреждения и ее сертификация в соответствии с требованиями международных стандартов серии ISO, международная сертификация отдельных образовательных программ, проводимая ведущими международными сертификационными структурами. Эти меры откроют дорогу к академическому признанию и в значительной мере облегчат процедуру нострификации дипломов российских вузов за рубежом.

Система образования России по-прежнему авторитетна в мире. По мере роста нашей экономики востребованность отечественных образовательных программ со стороны иностранных граждан будет расти. Российские вузы имеют реальную возможность восстановить международный авторитет нашей высшей школы на международном образовательном рынке. Российским вузам необходимо завершить выжидательный период и прекращать разговоры о важности экспорта образовательных программ. Экспорт российского образования может принести стране доход: если не сопоставимый с доходами от экспорта энергоресурсов, то во многом его замещающий.

При этом, в отличие от цены на невозобновляемые энергоресурсы, цена на образовательные услуги относительно стабильна, а ресурсы отрасли неисчерпаемы. Значительное увеличение экспорта образовательных услуг позволит организовать новые высокоинтеллектуальные рабочие места, на необходимость создания которых указывает Президент РФ В.В. Путин, увеличить приток абитуриентов в российские вузы и повысить международный авторитет нашего государства, значительно расширив зону российского влияния.

  1. Важдаева Н. Перемена мест. – «Итоги», 2012, № 14.
  2. Новое в «Болашаке»: http://www.azh.kz/ru/news/view/9959
  3. Global Education Digest, 2004. Comparing Education Statistics. Across the World – UNESCO Institute for statistics, Montreal, 2004, 2005. Цитируется по: Черников Г.П., Черникова Д.А. Экспорт образования как глобальный бизнес // Мировое и национальное хозяйство. МГИМО (У) МИД России. 2006, № 1. //URL: http://www.mirec.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=25
  4. Тихомирова Н.В., Исаев С.Н. Экспорт российского образования: проблемы и решения / Сборник тезисов докладов международной научно-практической конференции. Минск, 2008, 13‑15 мая.
  5. Экспорт российских образовательных услуг. Статистический сборник. Выпуск 3 /Министерство образования и науки Российской Федерации. – М.: Центр социологических исследований, 2011, с. 352-355.
  6. Приглашение к дискуссии. Концепция экспорта образовательных услуг Российской Федерации на период 2011-2020 гг. /Вестник международных организаций, 2010, № 1(27).
  7. http://www.inosmi.ru/world/20121128/202728356.html?id=202734424
  8. http://www.echo.msk.ru/blog/echomsk/929736-echo/
  9. http://www.zaki.ru/pagesnew.php?id=1134
  10. Руководство по статистике международной торговли услугами. ООН. Департамент по экономическим и социальным вопросам. Статистический отдел. Статистические документы. Серия М, № 86, ST/ESA/STAT/SER.M/86. Женева, Люксембург, Нью-Йорк, Париж, Вашингтон, О.К. Изд-е ООН. 2004.
  11. http://iori.hse.ru/o_organizations/materials/factors_peregovors.pdf
  12. Приглашение к дискуссии. Концепция экспорта образовательных услуг Российской Федерации на период 2011-2020 гг. /Вестник международных организаций, 2010, № 1(27).
  13. Экспорт российских образовательных услуг: Статистический сборник. Выпуск 3/Министерство образования и науки Российской Федерации. – М.: Центр социологических исследований, 2011, с. 354
  14. Глава администрации президента призвал развивать экспорт образовательных услуг// «Российская газета», федеральный выпуск №5954 (281) от 6 декабря 2012 г.
  15. Тихомирова Н.В., Исаев С.Н. Экспорт российского образования: проблемы и решения/Сборник тезисов докладов международной научно-практической конференции. Минск, 2008, 13-15 мая.
  16. Лукичева Г.А. Императив модернизации: международное измерение. Трансграничное образование. «Высшее образование сегодня», 2004, № 4.
  17. Тихомирова Н.В. Управление современным университетом, интегрированным в информационное пространство: концепция, инструменты, методы. Научное издание. – М.: Финансы и статистика, 2009, с. 37, 41.
  18. Обучение иностранных граждан в высших учебных заведениях Российской Федерации: Статистический сборник. Выпуск 7/Министерство образования и науки Российской Федерации. – М.: Центр социологических исследований, 2010.
  19. Экспорт российских образовательных услуг: Статистический сборник. Выпуск 3/Министерство образования и науки Российской Федерации. – М.: Центр социологических исследований, 2011, с. 354
Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: дистанционное образование, наталья тихомирова, МЭСИ, евразийский открытый институт, сергей исаев, экспорт образования, точка зрения, ао-60

Похожие материалы:
В МЭСИ обсудили перспективы развития электронного обучения
Электронное обучение: бег через нормативные барьеры
Проблемы внедрения электронного обучения в практику работы вуза
ICDE – 2014: мир без границ
Массовое онлайновое обучение бросает вызов российской системе образования
Преподаватель глазами студентов
Иностранным студентам облегчат дорогу в вузы России
Стратегия развития вузов США и России. Экспертное мнение
Менеджмент дистанционного обучения в современном вузе: слагаемые эффективности
E-learning на всех уровнях

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 5 (97) 2017

Ключевая тема номера – эффекты модернизации. Единство и многообразие, порядок и хаос, материальное и духовное, цифровое и реальное – вот только некоторые из коллизий трансформации образовательного пространства. Должен ли быть «сытым» современный студент? – читайте в новом номере «АО».
Анонс журналаСлово редактора

Партнеры
Популярные статьи
ПАРАДОКСЫ на ВУЗПРОМЭКСПО
13-14 декабря под эгидой Минобрнауки России состоялась V ежегодная национальная выставка...
Из журнала
#92Форпост личностного роста
#91Проект «5-100»: перезагрузка
#87Совет директоров ссузов Республики Мордовия
#87Престиж педагогической профессии
#87Информационная среда как фактор успеха
Информационная лента
14:43Секреты успеха научных статей в МАИ от Elsevier
14:39СПбГУТ готовится к открытию «BAFO-2017»
11:54На факультете лингвистики ВятГУ запущен проект «Образование без границ»
11:43СОГУ – победитель этапа всероссийского хакатона «Собери университет»
15:26Проект ТувГУ «Кочевники - педагогические отряды на чабанские стоянки»  победитель конкурса грантов Президента РФ