Поиск по сайту
Вход Регистрация
Х
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Войти через:
Об изданииНаши проектыКонтактыОформить подпискуМЕДИАпланёрка

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОС-3УМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вебинары
Март 2016Май 2016Сентябрь 2016
Партнёры

Закон о распределении бюджетных мест: опыт Казахстана

В Республике Казахстан негосударственные вузы получили доступ к бюджетному финансированию еще в 1999 году. Последующие годы показали, что этот шаг правительства, устранив одни проблемы, неизбежно вызвал к жизни другие. Тем не мене, реализация казахстанского «варианта» закона – это большой опыт, анализ которого позволит российским вузам не наступать на те же «грабли».

Просмотров: 2622

Не наступать на те же «грабли»: взгляд со стороны

Л.И. КАШУК, доцент кафедры менеджмента Инновационного Евразийского университета (Республика Казахстан, г. Павлодар), кандидат экономических наук

С 1 февраля 2012 года в России вступает в силу закон, призванный уравнять права государственного и частного секторов высшего образования на получение бюджетного финансирования. Известно, что в вузовской среде документ вызвал множество вопросов. Это демонстрируют полярные точки зрения на его роль в развитии системы ВПО России.

В Республике Казахстан негосударственные вузы получили доступ к бюджетному финансированию еще в 1999 году. Последующие годы показали, что этот шаг правительства, устранив одни проблемы, неизбежно вызвал к жизни другие. Их регулирование не всегда носило популярный характер и не всегда обеспечивало паритет интересов вузов разных форм собственности. Тем не менее, реализация казахстанского «варианта» закона – это большой опыт, анализ которого позволит российским вузам не наступать на те же "грабли".

Обратимся к проблеме по существу ее различных аспектов, обсуждаемых российскими коллегами. Однозначно, принятый закон «заряжен» положительно. Де-юре он признает равные права государственных и негосударственных вузов как субъектов рынка образовательных услуг.

Кажется бесспорным, что закон в полной мере обеспечит конституционные права граждан РФ. Так ли это? Дать однозначный ответ на этот вопрос сложно. Если говорить о конституционных правах, то закон, в существующей редакции, одновременно и обеспечивает, и урезает эти права. Обеспечивает за счет того, что расширяет спектр выбираемых абитуриентами вузов независимо от формы их собственности. Но не может не быть очевидным и явное ограничение этих прав: свобода выбора абитуриента ограничена как составом вузов, так и контрольными показателями бюджетного финансирования. Как следствие, неизбежны ситуации, которые не вполне согласуются с реализацией конституционных прав. Например, в случае, когда спрос среди абитуриентов на специальность конкретного вуза будет превышать предложение этим вузом бюджетных мест.

Что касается устранения деления на «родных» и «пасынков», то оно более относится к вузам, нежели к студентам. В Республике Казахстан возможности финансирования научной и иных видов деятельности студентов, обучающихся по государственному гранту в негосударственном вузе, определяются самим вузом, исходя из его бюджета, и могут быть – в различной степени в разных вузах – ограничены сметой его расходов. Это уже вопрос социальной ответственности негосударственных вузов. Возможности же государственного вуза, деятельность которого финансируется государством, потенциально всегда будут шире.

Изменит ли принятие нового российского закона ситуацию на рынке образовательных услуг? Несомненно, это вызовет формирование ряда позитивных тенденций. Во-первых, возрастет конкуренция среди субъектов, предлагающих образовательные услуги, за бюджетные места. По ряду объективных и субъективных причин, не требующих дополнительных разъяснений, в получении бюджетных мест заинтересованы все вузы. Таким образом, обеспечение конкурентоспособности станет основной задачей всех, что неизбежно будет сопровождаться ростом качества образовательной деятельности в целом. Это вполне очевидный естественный рыночный процесс. Однако степень активности этого процесса напрямую будет зависеть от того, кто и как будет оценивать уровень конкурентоспособности образовательных услуг вузов. Этот вопрос все еще широко обсуждается, несмотря на очевидность ответа: качество и конкурентоспособность товаров и услуг определяет их потребитель. Потребителем образовательных услуг выступает абитуриент, а значит, он и должен их оценивать. Такой подход был реализован в системе высшей школы Республики Казахстан в 1999 году в рамках новой модели формирования студенческого контингента вузов. От принципа «финансирование объекта образования» в системе ВПО РК был осуществлен переход на принцип «финансирование субъекта образования», при котором трастовые средства получает студент, а не высшее учебное заведение. Абитуриент получил право выбора не только специальности, но и конкретного вуза, в котором ведется подготовка по избранной специальности.

Вместе с тем вопрос, кто и как будет оценивать деятельность вузов при выделении им бюджетных средств, возник не на пустом месте. У этой проблемы, условно, имеются два аспекта: «доверие» к негосударственным вузам, то есть «проблема» качества образовательных услуг негосударственных учебных заведений, и «доверие к правильности и объективности выбора» вуза абитуриентами – в случае реализации принципа «финансирование субъекта образования». Природа этих аспектов носит неоднозначный, противоречивый характер.

Предоставляя грант на обучение, государство выступает заказчиком образовательных услуг и вправе требовать их качества, но это условие в равной степени касается как негосударственных, так и государственных вузов. Требования реализуются в процессе лицензирования и аккредитации вузов. Соответственно, вуз, получивший государственную лицензию на право вести образовательную деятельность и прошедший аккредитацию, как минимум, обеспечивает нормативные стандарты качества. Тогда о каком доверии идет речь?

С другой стороны, понятие «качество» не догма и в конкретном вузе имеет конкретное содержание. Несомненно, всегда будут вузы-лидеры, имеющие высокий уровень качества образовательных услуг, и вузы, качество деятельности которых значительно ниже, – ниже, но не низкое! Логично предположить, что образовательные гранты должны размещаться в лучших вузах республики. Несмотря на эту очевидность, мы опять забываем, что право выбора должно остаться за абитуриентом. Именно его свободный выбор, а не «контрольные показатели набора», в конечном итоге покажет, кто есть кто, и разделит все вузы по качеству их деятельности на хорошие и все остальные.

Изменит ли принятие обсуждаемого закона ситуацию на рынке образовательных услуг?

Нельзя не согласиться с резонным мнением, что участие негосударственных вузов в бюджетном финансировании как-то серьезно повлияет на конкурентную борьбу за абитуриента. Но только при условии, что бюджетные места будут выделяться адресно вузам, единственная задача которых обеспечить занятость этих мест. В условиях демографической ямы это достаточно актуальная проблема. Однако, если образовательный грант получает не вуз, а абитуриент, проблема приобретает совершенно иное содержание: в этой ситуации существует большая вероятность, что многие вузы останутся без бюджетного финансирования или их ожидания относительно его размера не оправдаются. И тогда вузы пойдут в школы не только по «демографической» причине, а чтобы обеспечить набор в принципе.

Нельзя не согласиться и с тем, что в условиях демографической ямы конкуренция среди государственных высших учебных заведений и «без участия» нового закона будет возрастать и потребует от них пересмотра подходов к работе со школами. Но очевиден и тот факт, что в действительности для многих государственных вузов, которые «на слуху» еще с советских времен, и в условиях «ямы» это не станет острой необходимостью. При стабильном государственном заказе на образовательные услуги проблема демографической ямы будет наиболее актуальной для негосударственных вузов, не имеющих гарантированных источников финансирования. Конкуренция среди негосударственных вузов возрастет значительно выше, чем среди государственных вузов, что отразится прежде всего на ценовой политике.

С введением в Республике Казахстан принципа «финансирования субъекта образования» в системе высшей школы стала формироваться устойчивая тенденция роста удельного веса в составе контингента негосударственных вузов обладателей государственных образовательных грантов. Именно по этой причине многие государственные вузы республики сегодня активно сотрудничают со школами. Организация научных кружков, руководство научными проектами учащихся, организация и проведение предметных олимпиад, конференций, семинаров для учителей школ и прочее становятся традиционными формами профориентационной работы вузов.

Однако уже к середине 2000-х годов перспективный принцип «сформировал» первые проблемы, которые можно обозначить как «распыленность» бюджетных средств, «некомплектные» и «нерентабельные» академические группы. Решение этих проблем сопровождается рядом непопулярных в вузовской среде и среде абитуриентов мер государственного регулирования. Министерство образования и науки РК определяет вузам номенклатуру специальностей, по которым им разрешается вести подготовку по государственным грантам. Начиная с 2010 года, этот перечень формируется по итогам рейтинга специальностей, который определяется министерством.

Насколько эти действия актуальны и обоснованы? Некомплектные, а соответственно, нерентабельные академические группы – действительно проблема. Поэтому в составе нормативных показателей системы внешнего контроля и оценки деятельности вуза в РК появился показатель «комплектная группа». Таковой считается группа из 20 студентов. Однако следует признать, что «государственной» эта проблема является, если некомплектные группы формируются в государственных вузах, а не в частных. Для негосударственных вузов это серьезная финансовая проблема, поэтому политика набора этих вузов, как правило, нацелена на то, чтобы не допустить их появления. Исключением являются ситуации, когда речь идет о стратегически важной для вуза специальности, или он «раскручивает» новую специальность.

Действия МОН РК по регулированию набора можно рассматривать как шаг в сторону от реализации принципа «финансирования субъекта образования» и попытку, косвенно, «наложить» его на принцип «финансирования объекта». По сути, это первые действия по ограничению доступа вузов к бюджетным средствам.

На фоне декларируемого в Республике Казахстан сокращения численности высших учебных заведений до 50 (в настоящее время их свыше 140, в числе которых 50 государственных) эти и другие аналогичные действия рождают больше вопросов, чем ответов…

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: людмила кашук, законодательство в образовании, распределение бюджетных мест, казахстан, точка зрения, ао-52

Похожие материалы:
Комитет по образованию ГД: впереди большая работа
Принимать на службу в прокуратуру будут только с высшим образованием
Опыт высшей школы Казахстана: стратегия обеспечения качества
Адаптированная модель дуальной технологии. Опыт Казахстана
Минобрнауки России определило критерии инновационной продукции
Экспресс форум: законопроект «Об образовании» - мнение профсоюзов
ТПУ – инновационный «пояс» университета
ЕГЭ и уровневая подготовка – комментарии эксперта
Образование длиною в жизнь: опыт Казахстана
Как развить скорость системе образования?

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 3 (103) 2018

Удивительное рядом. Цифровизация шагает по стране, а количество обучающихся на онлайн-курсах составляет всего 4,05% от общего числа интернет-пользователей. Люди пенсионного возраста помогают иностранцам постигать азы русского языка через Skype, а вот школьных педагогов обучать премудростям профессии некому. Как всегда, у нас много интересного!
Анонс журнала

Партнеры
Популярные статьи
«МЕДИАактивность вузов РФ» – 2018: поздравляем финалистов!
Компания "Аккредитация в образовании" совместно с группой экспертов в области информационной...
Конференция по взаимодействию России и Китая в условиях цифровизации в СФУ
26–29 сентября 2018 года в СФУ пройдут ежегодное собрание членов Российско-Китайской ассоциации...
В российских школах появится урок НТИ
В сентябре 2018 года в российских школах появится «Урок НТИ» (Урок Национальной технологической...
Конференция «Университет XXI века в системе непрерывного образования» в ЮУрГУ
11–12 октября в ЮУрГУ состоится IV Международная научно-практическая конференция «Университет XXI...
Впервые в России проведен масштабный форум APQN
Ежегодная международная конференция Азиатско-Тихоокеанской сети гарантии качества (APQN) в мае...
Из журнала
#94Со дня подписания майских указов Президента РФ исполнилось пять лет
#94Институт правоведения и предпринимательства дает качественное высшее образование
#95Высшие курсы иностранных языков Минэкономразвития России обеспечивают непрерывное образование граждан
#95Эксперты, работающие над «программой Кудрина», рассказали о больших вызовах для образования
#95Уральский государственный экономический университет отпраздновал 50-летие
Информационная лента
08:39Собрание Российско-Китайской ассоциации экономических университетов в СФУ
08:37Томский госуниверситет войдет в Ассоциацию азиатских университетов
10:18Свой вариант «умного счётчика» представили студенты АГУ
09:30Конференция «Университет XXI века в системе непрерывного образования» в ЮУрГУ
13:07РГСУ на крупнейшей инклюзивной международной выставке