Поиск по сайту
Вход Регистрация
Х
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Войти через:
Об изданииНаши проектыКонтактыОформить подпискуМЕДИАпланёрка

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОС-3УМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вебинары
Март 2016Май 2016Сентябрь 2016
Партнёры

Проблемы и перспективы развития отраслевого образования

В 2017 году проблемы отраслевого образования стали предметом пристального внимания депутатов Госдумы РФ. В чем они заключаются и какие варианты решения предлагаются – об этом наш обзор.

Просмотров: 1

Материал опубликован в журнале №99 от 27.11.2017.

В заголовок мы вынесли слова из выступления ректора одного из крупнейших аграрных вузов страны, сказанные с огромным искренним желанием – достучаться… Поводом же стала сложная экономическая ситуация, в которой оказались отраслевые вузы с начала 2017 года. Снижение финансирования отраслевого образования могло вызвать критические последствия, ведь большинство этих вузов, помимо прочего, должно содержать внушительный имущественный комплекс, совершенно необходимый для полноценной образовательной и научной деятельности: учебные ангары и полигоны, спортзалы и студии, фермы, машинные парки и земельные опытные угодья…

В 2016 году в 54 вузах Минсельхоза РФ обучались более 350 тыс. студентов. Это самый крупный «кластер» в отечественном отраслевом высшем образовании. 

«Достучаться» отчасти удалось: в 2017 году проблемы отраслевого образования стали предметом пристального внимания депутатов Госдумы РФ: сначала последовало февральское обращение к главе правительства с озабоченностью сложившейся ситуацией, затем в июле состоялись – первые за много лет – представительные парламентские слушания по этой же тематике. Именно там, например, прояснилась позиция по одному давнему вопросу – оставаться отраслевым образовательным организациям под крылом родных профильных ведомств или перейти к Минобрнауки? «Оставаться! Ради сохранения тесной связи со своей отраслью», – таковым оказалось мнение большинства выступивших на слушаниях ректоров. Также прозвучала инициатива о необходимости объединиться и создать ассоциацию отраслевых вузов.

Наконец, на заседании Госдумы РФ 15 ноября в первом чтении был принят законопроект, призванный снять хотя бы часть вопросов, накопившихся в крупнейшем семействе отраслевых вузов – аграрном. Так методичный настойчивый лоббизм (в хорошем смысле слова) принес свои плоды: правительство страны в целом одобрило предложенные в законопроекте меры поддержки сельскохозяйственных образовательных и научных организаций.

Тем не менее в отечественном отраслевом образовании остается масса острых проблем. В чем они заключаются и какие варианты решений предлагаются – об этом наш обзор.

 «Ситуация сложилась вопиющая»…

Начало 2017 финансового года выдалось для российской высшей школы сложным. Несмотря на ранее обнародованные правительством цифры – по проекту, бюджетные расходы на высшую школу в 2017-м должны были в целом вырасти, составив более 103 % по сравнению с 2016 годом, – первый же месяц года оказался провальным. Так, по информации федеральных органов исполнительной власти, имеющих в своем ведении образовательные организации, реализующие программы высшего образования, «выделенные им по состоянию на 1 января 2017 года бюджетные ассигнования оказались на 10-12 % ниже бюджетных ассигнований, выделенных по состоянию на 1 января 2016 года». При этом дальнейшие прогнозы профильных ведомств оптимизма не внушали. Чтобы ситуация не переросла в критическую, в феврале сразу несколько комитетов Госдумы РФ подготовили проект обращения (в котором и были приведены эти данные) лично к премьеру Д. Медведеву: «Возникают риски срыва выполнения государственных заданий, проведения необходимого капитального ремонта учебных корпусов и общежитий, оплаты коммунальных услуг», – перечисляли депутаты возможные последствия недофинансирования. Одной из причин, указывалось в документе, стало усиление «дифференциации финансирования образовательной деятельности образовательных организаций высшего образования», которое, в свою очередь, возникло в результате установки подушевых нормативов, в ряде случаев не учитывающих специфику подготовки кадров в отраслевых вузах.

В системе Минспорта РФ действуют 14 вузов в 14 субъектах России. Численность студентов – 35 тыс.

– Мы должны отдавать себе отчет: на подготовку врачей должно тратиться значительно больше средств. Мы видим, наши ведущие университеты эти средства получают и развиваются, а вузы системы здравоохранения оказались на уровне 72 тыс. на одного студента, при том, что вузы министерства образования получают порядка 170 тыс. на одного студента. Представьте себе соотношение, – прокомментировал председатель Госдумы РФ В. Володин принятое единогласно обращение, назвав ситуацию с финансированием отраслевых вузов «вопиющей».

Позже глава Комитета Госдумы РФ по образованию и науке В. Никонов сообщил прессе о дальнейшей судьбе обращения: «Известно, что председатель правительства дал поручение министру финансов». А в думе приступили к подготовке парламентских слушаний, где ситуацию в отраслевом образовании было решено рассмотреть детально.

 Две главные проблемы

На назначенные на 20 июля слушания под общей темой «Совершенствование механизмов финансирования отраслевых вузов» собрались представители различных министерств и ведомств, руководители образовательных организаций, депутаты. Глава организовавшего встречу комитета по образованию и науке В. Никонов во вступительном слове сразу пояснил суть:

В системе транспортного образования обучается почти 300 тыс. студентов – это моряки, речники, авиаторы, железнодорожники. По данным 2016 года, в системе Минтранспорта РФ действовало 18 высших образовательных организаций: 9 – железнодорожных, 6 – морских и речных, 3 – авиационных.

– Мы в стенах думы провели достаточно тщательный анализ ситуации и выявили две базовые проблемы, которые, на мой взгляд, и предопределили нерешенность тех вопросов, которые сегодня обсуждаем. Первое – это вопрос, связанный с общим финансированием. Выяснилось, что общее сокращение финансирования вузов (приблизительно на 10 %) в 2017 году привело к тому, что реальное государственное задание на подготовку специалистов не было профинансировано. Таким образом, первая большая проблема заключается в том, что отраслевые вузы просто недофинансируются. И это заставляет нас, депутатов Государственной Думы, как и представителей соответствующих министерств, звонить во все колокола: ведь получается, что, даже исходя из существующих нормативов, государственное задание, которое выдано вузам, не исполняется.

О масштабе недофинансирования свидетельствовали цифры, представленные в думский комитет самими ведомствами:

– Минсельхозу было выделено на эти цели 13,3 млрд. рублей, тогда как реальные потребности в соответствии с методикой расчета – порядка 17 млрд., – проинформировал В. Никонов участников слушаний. – У министерства культуры на 2017 год дефицит превысил 2 млрд., из которого, правда, более миллиарда были компенсированы. У министерства здравоохранения разрыв на исполнение государственного задания подведомственными вузами составил 5,2 млрд. рублей. В министерстве спорта – почти миллиард. Министерство транспорта – 960 млн. рублей. Федеральное агентство воздушного транспорта – 1,1 млрд. Федеральное агентство морского, речного транспорта – 639 млн., Федеральное агентство железнодорожного транспорта – 980 млн. рублей. Надо сказать, что даже у министерства образования и науки тоже большой разрыв – порядка 26 млрд.

В ведении Минздрава РФ на сегодняшний день находится 46 образовательных организаций высшего образования. Общее количество студентов, обучающихся на медицинских специальностях в вузах России, – свыше 150 тыс.

Общее недофинансирование отечественной высшей школы усугубляется процессом ее дифференциации: по данным Российской ассоциации исследователей высшего образования, удельные затраты на одного студента у вузов сегодня различаются более чем в четыре раза. Такой разрыв во многом связан с применением различных корректирующих коэффициентов. И это вторая системная проблема, которая повлияла на сложное финансовое состояние многих отраслевых высших учебных заведений. В частности, коэффициенты, установленные соответствующим приказом Минобрнауки в июле 2016 года, по мнению участников слушаний «xорошо коррелируют с показателями мониторинга организаций высшего образования, но, фактически, игнорируют отраслевую специфику». Так, например, один из повышающиx коэффициентов применяется к вузам, которым дано право самостоятельно разрабатывать и утверждать образовательные стандарты. Отраслевые же вузы под это условие заведомо не подпадают. В основу другого коэффициента положен «средний балл ЕГЭ»: в результате ведущие столичные вузы опять-таки априори оказываются в более выгодных условиях по сравнению, например, с вузами аграрными.

– Считаю, что корректирующий коэффициент по Единому государственному экзамену вообще пора убирать, и как можно быстрее, – выразил свою позицию первый зампредседателя Комитета Госдумы РФ по образованию и науке Олег Смолин. – Во-первых, потому что балл ЕГЭ отражает престижность специальностей и отчасти вуза, но совсем мало отражает реальную работу образовательной организации. И, во-вторых, потому что есть явная корреляция между доходами семьи и результатами Единого государственного экзамена. В среднем, чем выше доходы граждан, тем лучше результаты ЕГЭ. А после этого мы им <через корректирующий коэффициент> еще добавляем денег на образование, а тем, у кого меньше доходы, соответственно, убавляем. Мне кажется, это неправильно.

Забегая вперед скажем, что в принятом по итогам слушаний проекте рекомендаций Минобрнауки РФ предложено «рассмотреть возможность увеличения отраслевого корректирующего коэффициента»: в частности, для образовательных программ в области сельского хозяйства. Что касается учета результатов ЕГЭ, то в данном случае рекомендовано «по представлению отраслевых министерств для конкретных образовательных организаций исключить из учета в проводимом Министерством образования и науки РФ мониторинге результаты ЕГЭ студентов, принятых по целевому набору для обучения по конкретным специальностям».

Система образования в сфере культуры сегодня – это 63 вуза, из которых 48 находится в ведении Минкультуры РФ. Численность студентов – около 60 тыс.

Минобрнауки разъясняет…

В проекте итоговых рекомендаций парламентских слушаний была подчеркнута и особая роль Минобрнауки для отраслевого образования: «Все государственные вузы финансируются через Министерство образования и науки Российской Федерации; возможность влиять на них министерствам-учредителям ограничена участием в формировании контрольных цифр приема, целевым приемом и традициями». В связи с этим представляются важными позиция и пояснения представителей ведомства относительно новых механизмов финансирования образовательных организаций высшего образования, а также причин, возникших в этой сфере проблем.

Итак, как известно, на протяжении последних нескольких лет отечественная высшая школа постепенно переводилась со сметной модели финансирования на нормативно-подушевую с ее принципом «деньги следуют за студентом». С 2016 года – напомнила коллегам «историю вопроса» первый заместитель министра образования и науки РФ Валентина Переверзева – этот процесс вступил в новую фазу: тогда решением Председателя Правительства РФ Д. Медведева система высшего образования перешла на единые принципы нормативно-подушевого финансирования, на единую методику, единые нормативы и коэффициенты. Согласно новой модели, «стоимость образования одного и того же студента по одной и той же специальности не должна различаться, если только это не обусловлено объективными особенностями».

– Говоря об объективных особенностях, мы имеем в виду выделяемую вузам так называемую субсидию «на иную цель», в составе которой, по существу, по сметному принципу финансируются специфичные для отрасли расходы вузов: это средства на содержание объектов, капитальный ремонт, закупку оборудования, – продолжила В. Переверзева. – Например, для Минкультуры – это содержание учебных театров и учебных концертных залов, для Росавиации – приобретение запасных частей воздушных судов, топлива и материалов, для Минсельхоза – приобретение животных и содержание земель сельскохозяйственного назначения. Эти специфические особенности не могут быть включены в единый норматив и должны финансироваться отдельно. Иначе говоря, они должны финансироваться не в рамках госзадания, а как раз в рамках вот этой субсидии «на иные цели». По крайней мере, этого требует бюджетное законодательство.

По словам В. Переверзевой, именно отсутствие достаточных средств на финансирование специфики отраслевого образования является его ключевой проблемой:

– Мы с уверенностью говорим об этом как по результатам согласования подходов и нормативов отраслевых особенностей с Минкультуры, Минсельхозом, Минтрансом, Минспорта и рядом других федеральных органов исполнительной власти, так и по результатам деятельности организованных Минобрнауки России в 2017 году рабочих групп по повышению эффективности финансовой деятельности вузов.

Между прочим, эти рабочие группы (о них мы еще скажем чуть ниже) должны стать одним из важных инструментов, с помощью которых Минобрнауки намерено в дальнейшем координировать позиции ведомств, в том числе по вопросам уточнения и совершенствования механизмов финансирования вузов.

Выступление первого зама продолжил начальник Департамента финансов, организации бюджетного процесса, методологии и экономики Минобрнауки РФ Андрей Зарубин, добавив некоторые подробности формирования затрат в рамках нормативно-подушевой модели. Так, если субсидия на «иную цель», как правило, считается по сметному принципу индивидуально и доводится до учреждений отдельно, то другая субсидия – на финансовое обеспечение выполнения государственного задания, включающая также средства на выплату заработной платы преподавателям, оплату труда неосновного персонала, текущий ремонт, уплату налогов, – рассчитывается по единой методике, нормативам и коэффициентам.

В системе подготовки кадров Министерства иностранных дел РФ на сегодняшний день обучается 4 тыс. студентов.

– В основу расчётов субсидий на выполнение государственного задания заложены три базовых норматива, применяемых к соответствующей группе специальностей или направлений подготовки в зависимости от требований к материально-техническому обеспечению образовательной программы, – пояснял далее А. Зарубин. – Каждый из трёх нормативов имеет свою стоимость – 89 тыс., 102 тыс. и 153 тыс. соответственно по первой, второй и третьей стоимостной группе. Они абсолютно экономически обоснованы, рассчитаны в соответствии с требованием законодательства. Более того, в 2016 году их тщательно проверил и согласовал Минфин РФ. Обращаю ваше внимание, что эти нормативы были увеличены по сравнению с прошлым годом, чтобы обеспечить необходимые средства на повышение оплаты труда профессорско-преподавательского состава в соответствии с майскими указами Президента РФ.

 Наконец, при дальнейшем расчете субсидии базовый норматив умножается на коэффициенты – как территориальные, отражающие различия в затратах на реализацию образовательных программ в зависимости от региона, так и отраслевые, учитывающие показатели отраслевой специфики. По словам главы финансовой службы Минобрнауки РФ, варианты обсуждения каких-то отдельных дополнительных коэффициентов для выправления финансовой ситуации вполне допустимы. Однако принципиальный вопрос в данном случае все-таки заключается в ином:

 – Речь идёт о недофинансированных нормативах, – резюмировал А. Зарубин. – Если взять все образовательные услуги, посчитать их по действующей методике, то получается объём, равный 339 млрд. рублей. А в федеральном бюджете предусмотрено 282 млрд. рублей. То есть финансирование нормативов обеспечено лишь на 83 %. В итоге вуз при планировании структуры своих затрат встает перед выбором: предусмотреть ли средства на повышение оплаты труда своим сотрудникам или осуществить расходы на коммуналку, культурно-массовую работу, какие-то иные нужды.

Поэтому полноценное финансирование нормативов – это существенный резерв повышения финансового обеспечения отраслевых вузов. Например, для министерства здравоохранения полное финансирование норматива означало бы дополнительные 6,7 млрд. рублей, для Минсельхоза – 1,7 млрд. рублей, для Росрыболовства – 340 млн. рублей, для Минспорта – 520 млн. рублей. –

Подчеркну, решения о применении дополнительных коэффициентов, изменении величины нормативов или «переброске» специальностей между разными стоимостными группами целесообразно принимать в условиях полного финансирования нормативов. Обратное может привести к тому, что средства перераспределятся между министерствами, но при этом не обеспечится сбалансированность всей системы, – отметил в заключение докладчик, выразивший надежду, что правительство и финансовые власти услышат министерство и предусмотрят нужные средства при формировании бюджета.

Минфин планирует…

Действительно, стопроцентное финансирование нормативов, рассчитанных даже по существующей методике, могло бы значительно облегчить ситуацию в отраслевом образовании. Скажем, в 2017 году дефицит финансирования по базовому нормативу для подведомственных Минздраву вузов составил 5 млрд. рублей. Очевидно, такой «дыры» не возникло бы, если бы вузы сполна получили причитающиеся по нормативу деньги – те самые дополнительные 6,7 млрд. Аналогичная картина и по другим отраслевым вузам: полное финансирование госзадания смогло бы закрыть дефицит или полностью, или минимум наполовину.

Однако предварительные (данные на июль 2017 года) проектировки бюджета на 2018 год и последующий период, доведенные финансовыми властями страны до отраслевых министерств, оптимизма последним не внушили. Решение системной проблемы недофинансирования госзадания в этих планах не просматривалось. Напротив, предполагалось сократить расходы вузов на оплату коммунальных услуг, уплату налогов, текущий ремонт:

– Это сокращение составило чуть больше 5 млрд. рублей. При этом расходы на коммунальные услуги, мы с вами знаем, уже шесть лет как не индексируются, несмотря на рост тарифов, – отметила В. Переверзева, выразив тревогу, что необходимость уплаты налогов и платежей может вынудить вузы перераспределять средства на эти цели с расходов на повышение оплаты труда ППС.

Минобрнауки, сообщила далее выступающая, заявило «на площадке правительства» о необходимости дополнительного финансирования.

О рисках и потенциальных результатах дальнейшего продолжения пагубной практики недофинансирования на слушаниях говорили практически все представители и ведомств, и отраслевых вузов. Например, для тех же медицинских образовательных организаций озвученные Минфином бюджетные планы означали бы рост совокупного дефицита до уровня 18 млрд. рублей: из них 7 млрд. – по статьям, входящим в госзадание, еще более 5 млрд. – по заработной плате педагогических работников в соответствии с президентскими указами.

– Выход из этой ситуации мы видим, солидаризируясь с профильным думским комитетом по охране здоровья, в переводе специальностей здравоохранения из второй стоимостной группы в третью. Либо, как вариант, в применении поправочного коэффициента 1,35. Только в такой ситуации мы этот дефицит сможем закрыть, – проинформировала участников парламентских слушаний заместитель министра здравоохранения РФ Наталья Хорова.

Или другой пример – спортивные вузы. Здесь недофинансирование в 2018 году, в соответствии с бюджетными проектировками, может составить почти 800 млн. рублей. По словам директора департамента организации бюджетного процесса Минспорта РФ Юлии Ленды, если не будет решен вопрос о восстановлении финансирования, ведомство может помочь своим вузам за счет федеральной целевой программы развития физической культуры и спорта. Именно такое решение было использовано в 2017 году, оказавшись для спортивных вузов очень напряженным. Тем самым отчасти ситуацию удалось сгладить. Однако справиться своими силами с другой острейшей проблемой – необходимостью капитального ремонта зданий, в том числе спортивных объектов, используемых в образовательном процессе, – ведомству не под силу. Так, сообщила Ю. Ленда, в проектировках на эту статью расходов выделено 74 млн. рублей, тогда как поступившие от спортивных вузов заявки на капремонт оценены головным министерством в 1,5 млрд.

– У нашего университета 226 зданий и сооружений, а на капитальный ремонт выделено 20 млн. Что можно сделать? Практически ничего! – поддержал тему Петр Глыбочко, ректор крупнейшего в России медицинского вуза, Первого МГМУ им. И.М. Сеченова. – Да, мы живём за счёт внебюджета, но это сказывается на заработной плате наших преподавателей, на укреплении материально-технической базы и, естественно, развитии в целом.

«Капитальный» вопрос

Действительно, вопрос капитального ремонта стоит перед высшей школой чрезвычайно остро, ведь до 70% аудиторных фондов – такая цифра была озвучена на слушаниях – построены пятьдесят и более лет назад и, конечно, нуждаются в серьезном обновлении. Так, по данным Минобрнауки РФ, только в 2018 году на капремонт требуется 33 млрд. рублей, однако в федеральном бюджете на капремонт и оборудование запланированы средства объемом 13 млрд. 700 млн. рублей. Правда, это все-таки на 3 млрд. больше, чем в 2017-м, однако понятно, что проблема при таком уровне финансирования останется в первоочередной повестке дня высшей школы еще не один год. Причем хроническое недофинансирование может привести не только «к утрате потребительских качеств объектов федерального имущества», о чем говорится в итоговом документе парламентских слушаний. Представители Рособрнадзора предостерегли и о последствиях иного рода:

– К сожалению, если ситуация по финансированию капитальных ремонтов и закупке оборудования не поменяется, при проведении аккредитационных процедур в том или ином вузе в наших актах могут появиться заключения о несоответствии условий для ведения образовательной деятельности требованиям федеральных государственных стандартов, – предупредила участников слушаний заместитель руководителя Рособрнадзора Наталия Наумова. – Вы понимаете, что в этом случае в соответствии с законом мы будем вынуждены принимать меры, вплоть до крайних – приостановки или даже лишении государственной аккредитации.

Уже сейчас, по информации депутата О. Смолина, для выполнения одних только предписаний и претензий различных надзорных и контролирующих органов, российским вузам на решение вопросов, связанных с капитальным ремонтом, потребовалась бы астрономическая сумма в 51 млрд. рублей. Это почти десятая часть всего федерального бюджета на образование текущего года…

В итоге для снижения остроты проблемы финансирования капитального ремонта участ­ники парламентских слушаний предложили следующий вариант – выделять средства на эти цели в рамках государственного задания.

Юрист для отрасли? Нужен!

В условиях недофинансирования государством субсидии «на иные цели» – а капремонт относится пока именно к этому виду – многие отраслевые университеты для приведения в порядок своего имущества и его текущего содержания вынуждены были использовать собственные внебюджетные средства. До недавнего времени одним из существенных источников этих средств являлась реализация отраслевыми вузами широкого спектра образовательных программ, востребованных у абитуриентов. Но после проверок Рособрнадзора многие программы, отнесенные к непрофильным (например, экономического и юридического направления), стали сворачиваться. Как это повлияло на финансовое самочувствие отраслевых вузов, хорошо иллюстрирует один пример:

 – В 2015 году мы лишились аккредитации по подготовке экономистов, юристов, несмотря на то, что более двадцати лет осуществляли такую подготовку, – посетовал Игорь Мищенко, директор Московской государственной академии водного транспорта, филиала Государственного университета морского и речного флота им. адмирала С.О. Макарова. – А вместе с этим лишились 40 % внебюджетных источников финансирования.

Понятно, что в случае низкого качества подготовки жесткие действия надзорного органа оправданы – с этим согласны все представители отраслевого образования, выражая готовность серьезно решать выявляемые проблемы. Их критика тотального закрытия непрофильных специальностей основывается на другом: на самом деле подготовка – допустим, тех же экономистов в отраслевых вузах – отличается от подготовки экономистов классических. Это касается и юристов.

– Никто лучше наших отраслевых вузов не готовит юристов-специалистов в области земельного права, – аргументировал директор Департамента научно-технологической политики образования Минсельхоза РФ Виталий Волощенко. – Мы уже внесли в Минтруд профессиональный стандарт для экономиста-аграрника. Аналогично готовится к общественным слушаниям и профессиональный стандарт для юриста. Причем Минсельхоз берет на себя обязательства жестко мониторить соблюдение требований профстандартов.

На другой важный аспект проблемы – учет региональной специфики – обратил внимание ректор Дальневосточного государственного аграрного университета Павел Тиханьчук:

– У нас была большая встреча с сельхоз­производителями области, и выяснилось, что практически все их экономисты, бухгалтеры – выпускники аграрного университета. Кроме того, сегодня на Дальнем Востоке реализуется очень много проектов, в том числе в агросфере. Строится первый в стране завод по производству соевого изолята, возводятся новые животноводческие комплексы, расширяются посевные площади. Поэтому потребуются не только агрономы, зоотехники и ветеринары, но и специалисты экономического профиля, знающие специфику сельскохозяйственного производства. Мы обеспечиваем научно-техническое сопровождение отрасли, разрабатываем систему животноводства, систему земледелия, систему технологии машин – все расчеты ведут экономисты, которые должны уметь читать «технологические карты», составить бизнес-план развития животноводческой фермы. При этом мы не получили ни одного бюджетного места по экономике! Это разве справедливо?! Другой пример: к сожалению, не едут к нам на Дальний Восток, наоборот – больше пока уезжают. Поэтому ощущается нехватка строительных кадров. Так исторически сложилось, что наш вуз готовит строителей более сорока лет, а теперь – ссылаясь на то, что для нас это «непрофильная специальность», – в два раза урезали контрольные цифры приема: было 40, стало 20. Как в таких условиях мы сможем обеспечивать потребности региона?

Депутат О. Смолин, также коснувшись в своем выступлении проблемы «непрофильной подготовки», сослался на китайский опыт: в Сианьском железнодорожном университете не просто реализуются какие-то единичные непрофильные специальности, в составе вуза действует целый гуманитарный факультет:

– Я спросил, ограничиваются ли у них возможности подготовки по непрофильным специальностям. Ответили отрицательно, пояснив, что учитывается главное – качество преподавателей и преподавания, а потом уже формальные статусы и показатели. Мне кажется, нужно оценивать образование по реальному качеству, а не по названию вуза.

По результатам многочисленных выступлений на парламентских слушаниях в перечень рекомендаций были внесены важные пункты. В частности, Правительству РФ предложено «рассмотреть и определить перспективы подготовки в отраслевых образовательных организациях высшего образования специалистов по экономике, праву, управлению с глубокими естественнонаучными и инженерными знаниями», а также «разработать концепцию территориального развития сети организаций высшего образования, основанную на стратегии развития отраслей в Российской Федерации в целом и регионов в отдельности, а также механизмов создания опорных отраслевых вузов регионов».

Обнадеживающие новости

Внесенное в итоговый документ парламентского мероприятия предложение о создании опорных отраслевых вузов, считают участники слушаний, должно способствовать созданию равных институциональных прав в сфере высшей школы. Пока же, по мнению ряда руководителей отраслевых вузов, существует определенный дисбаланс: войти в категорию НИУ, опорных вузов и прочие до сих пор удавалось лишь образовательным организациям, чьим учредителем является Минобрнауки РФ (исключениями стали подведомственные Мин­здраву РФ РНИМУ им. Н.И. Пирогова и участник проекта «5-100» Сеченовский университет). Возможность «бороться на равных», создание государством равных правил для всех вузов, независимо от отраслевой принадлежности, – это одно из важных условий того, чтобы отраслевые вузы перестали, как определил один из выступавших, «чувствовать себя изгоями».

Сейчас появилась надежда, что и в этом ректоры будут услышаны. Так, на прошедшем 13-14 декабря всероссийском межвузовском форуме «Опорные университеты – драйверы развития регионов» были объявлены вузы-победители первого конкурса на присвоение статуса «университетских центров инновационного, технологического и социального развития регионов». В списке из 51 вуза 3 – отраслевые: Самарский государственный медицинский университет Минздрава РФ, Сибирский государственный медицинский университет Минздрава РФ и Ставропольский государственный аграрный университет. Кроме того, в 2018 году Мин­обрнауки РФ планирует провести очередной конкурс, по итогам которого статус опорных получат 50 региональных вузов. Будем надеяться, в их числе окажутся и отраслевые университеты. Тем более, что потенциал эффективного взаимодействия отраслевых вузов с региональными властями имеется.

– Я прихожу к губернатору, объясняю ситуацию. Он отвечает, что готов помочь. Так же и законодательное собрание региона, региональное министерство, – привела пример ректор Уральского государственного аграрного университета Ирина Донник. – Например, готовы подарить университету трактор, но нет четкого законодательного механизма, который позволил бы региональным властям оказывать помощь действующей на их территории организации федерального подчинения. Я интересовалась у коллег из других субъектов: оказывается, у них та же ситуация. Поэтому просим законодателей обратить внимание на этот вопрос, чтобы регион мог спокойно оказывать помощь вузам.

Что ж, повод надеяться, что и эта проблема вскоре найдет свое практическое разрешение, появился после заседания президиума Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам, состоявшегося 20 октября, спустя три месяца после парламентских слушаний. В частности, по его итогам глава правительства Дмитрий Медведев поручил Минобрнауки РФ обратить особое внимание на меры «по выстраиванию взаимодействия между организациями высшего образования и органами государственной власти субъектов Российской Федерации при реализации региональных программ социально-экономического развития, а также по стимулированию, в том числе финансовому, организаций высшего образования к внедрению создаваемых инновационных, технологических и социальных разработок».

Зарплатные «ножницы»

По официальным данным, в 2015 году среднемесячная заработная плата профессорско-преподавательского состава в целом по России составила 46,4 тыс. рублей – это на 40% превысило уровень среднемесячной в стране. Однако общая картина несколько меняется, если взглянуть на нее через приз­му отраслевой специфики. Нагляднейший пример привел на парламентских слушаниях заместитель руководителя Росавиации Олег Сторчевой:

– На сегодняшний день средняя зарплата пилота-инструктора учебного заведения – 50 тыс. рублей. Средняя зарплата пилота-инструктора в отрасли – 300 тыс. и выше, в зависимости от авиакомпании. Представляете, как сложно удерживать с такой заработной платой пилота-инструктора, который учит мальчишек? А ведь самая сложная в авиации работа – это первоначальная подготовка. Я уже не говорю о техническом персонале, у которого зарплата вообще смешная – 15 тыс. рублей, когда в отрасли ее уровень составляет 80-150 тыс.

Как ни странно, «прописка» на территории самого обеспеченного российского города, Москвы, зачатую может только осложнить жизнь отраслевой образовательной организации. У нее просто нет ресурсов обеспечить среднемосковский уровень заработной платы, в частности, своему административно-управленческому персоналу (АУП).

– В 2017 году по академии средняя зарплата АУП составила менее 27 тыс. рублей, что практически в три раза меньше средней по Москве, – продолжал И. Мищенко. – Отсюда большая текучесть кадров, а значит и риск их замещения менее квалифицированным составом. А ведь наш АУП – это те люди, которые создают условия для нормальной работы преподавателей и студентов.

Увы, ситуация с этой категорией сотрудников образовательных организаций оказалась, судя по другим выступлениям на парламентских слушаниях, довольно типичной.

– Так как все наши учебно-вспомогательные кадры были отнесены к группе административно-управленческого персонала (а у нас норматив идёт не выше 38-40%), мы вынуждены были уволить всех лаборантов по уходу за животными, обслуживающих виварии, механизаторов и других, – поделилась руководитель Уральского ГАУ И. Донник. – Посмотрите, штаты АУП сокращаются уже на 85%. А ведь эти люди оказываются на улице, с очень туманной перспективой дальнейшего трудоустройства. Получается, проблема не относится к сугубо кадровой, но имеет также и социальное измерение.

Бюджетное недофинансирование, сокращение источников внебюджетных доходов, а также жесткая необходимость достижения целей майских, 2012 года, указов президента привели не только к сокращению персонала, не задействованного непосредственно в образовательном процессе. Сокращения коснулись и научно-педагогического состава отраслевых вузов: в некоторых случаях до трети сотрудников за несколько лет. Что же предложено для купирования этих негативных процессов? При проектировании федерального бюджета на 2018-й и последующие годы Правительству РФ рекомендовано:

– во-первых, статьи «Заработная плата» и «Начисления на оплату труда» перевести в «защищенные» статьи затрат, то есть без права расходования на другие цели;

– во-вторых, рассмотреть возможность отнесения к категории ППС части сотрудников АУП (методистов, лаборантов, ведущих инженеров, библиотекарей и прочих);

– в-третьих, пересмотреть соотношение доли работников административно-управленческого и вспомогательного персонала в общей численности работников, в соответствии с отраслевой спецификой;

– далее «скорректировать программу поэтапного совершенствования системы оплаты труда <…> в части оптимизации расходов на содержание административно-управленческого и вспомогательного персонала с учетом предельной доли расходов на оплату их труда в фонде оплаты учреждения не более 40%»;

– наконец, предусмотреть необходимые объемы финансового обеспечения госзадания, в том числе средств для обеспечения майских указов, и не допускать решений о выделении бюджетных ассигнований на обеспечение госзаданий в объемах, меньших, чем рассчитано по нормативам.

Все эти пункты зафиксированы в итоговых рекомендациях парламентских слушаний отдельной главой. Такой акцент был сделан неслучайно: так, по информации, озвученной на этом же июльском заседании первым заместителем министра образования и науки РФ В. Переверзевой, в «проектировках бюджета на 2018-2020 годы доведены лишь 70% от потребности в средствах на повышение оплаты труда педагогических работников, а 30% предлагается изыскать министерствам за счёт иных источников».

– Это 14,4 млрд. рублей. Естественно, министерствам изыскать эти денежные средства не представляется возможным, – сообщила замминистра. Поэтому Минобрнауки РФ будет отстаивать позицию по увеличению средств.

Видимо, летом 2017 года ситуация с финансированием была настолько неопределённа, что о серьезных рисках недостижения к означенному в президентских указах сроку «показателя 200% по среднемесячной зарплате ППС от среднемесячной региональной зарплаты» было заявлено и в итоговых документах парламентских слушаний. Однако уже осенью появилась новая позитивная информация…

«Один в поле не воин»

– Финансирование отраслевых вузов в 2018 году увеличится, – об этом сообщила 27 сентября глава Минобрнауки РФ Ольга Васильева во время Правительственного часа в Госдуме РФ. – У всех отраслевых вузов следующий фактический норматив: в вузах Минобрнауки на одного обучающегося в 2018 году предусмотрено 143 тыс. рублей, в вузах Минсельхоза – по 131 тыс. рублей, в вузах Минкультуры – по 270 тыс. рублей.

Так процитировали слова министра РИА Новости. Хорошие новости сообщил через «Российскую газету» и глава Ассоциации совета ректоров медицинских и фармацевтических вузов, ректор Сеченовского университета П. Глыбочко: в 2018 году норматив на обучение одного студента-медика планируется поднять до 135 тыс. рублей в год. Это, конечно, еще не тот оптимальный уровень в 200-300 тыс., желаемый для отечественного медицинского образования, но уже и не 70 тыс., что были совсем недавно.

– Мы сможем повысить качество подготовки студентов, повысить заработную плату профессорско-преподавательскому составу и получить современное оборудование для обучения студентов, – оценил увеличение норматива ректор Сеченовки.

Еще один пакет новостей был озвучен на семинаре-совещании «Настоящее и будущее финансовой политики Минобрнауки России: вызовы и перспективы», состоявшемся 29 ноября в Москве на площадке РУДН. Здесь глава Минобрнауки сообщила о том, что, во-первых, «не позднее второго квартала 2018 года в режиме всестороннего и конструктивного открытого диалога будут рассмотрены и при необходимости доработаны правила распределения субсидий на выполнение государственного задания, в особенности выделяемые на науку, строительство общежитий, капитальный ремонт и закупку лабораторного оборудования». Во-вторых, если еще в 2017 году норматив финансирования госзадания вузов был обеспечен на 83%, то в 2018 году эта цифра увеличивается до 91% (в денежном выражении рост на 41 млрд. – до 297,1 млрд. рублей). Да, это еще не стопроцентное обеспечение, но еще летом у Минобрнауки не было гарантии и на эту «добавку». Как видим, работа с заявками «на площадке Правительства» не прошла даром.

– Это позволяет говорить о том, что в 2018 году рост заработной платы ППС, предусмотренный указами президента, будет в целом по системе выполнен, – прокомментировала О. Васильева, добавив, что в октябре 2017 года средняя зарплата ППС составила 193% от среднероссийского уровня.

Кстати, именно на этом совещании министр жестко публично предупредила, что «проверка отчетностей по заработной плате будет ужесточаться»:

 – Я еще раз обращаюсь к вам и прошу: не подходите к вопросу заработной платы формально. И еще раз напомню, что мы общаемся не с цифрами, мы общаемся с коллективом, – сообщила руководитель Минобрнауки РФ о позиции головного ведомства.

Наконец, третий момент, важный для отраслевых вузов и их учредителей:

– Мы готовы выделить не менее 2,5 млрд. рублей на софинансирование проектов, которые имеют широкий образовательный, научный или финансовый потенциал, – продолжила О. Васильева. – При этом в конкурсе могут принять участие все учреждения, независимо от их ведомственной принадлежности. Конкуренция за ресурсы на реализацию программ развития вузов будет только возрастать. Поэтому прошу активнее вовлекать министерства в поиски расширения возможности финансирования ваших программ и проектов, включая те, которые могут быть профинансированы другими министерствами.

Более того, задача расширения взаимодействия Минобрнауки РФ и отраслевых министерств по самому широкому кругу вопросов была названа главой образовательного ведомства в числе ключевых вопросов на будущее:

– По желанию отраслевых министерств может быть синхронизирована наша политика и правила распределения финансовых средств, объединены финансовые ресурсы, созданы условия для повышения эффективности сотрудничества наших вузов и наших научных организаций. Позитивный опыт сотрудничества <…> уже имеется. Поэтому я призываю к совместной работе вузы других министерств-учредителей. Убеждена, что студенты, их преподаватели не должны чувствовать разницу в заботе, финансировании в зависимости от того, в вузе какого министерства они находятся.

Между прочим, итоги июльских парламентских слушаний показали, что ректоры отраслевых вузов к такому взаимодействию готовы: слова об объединении усилий не раз звучали и из их уст.

– Один в поле не воин, – подытожила тогда же первый заместитель Минобрнауки РФ В. Переверзева. – Мы с вами можем достучаться и до Минтруда, и до Минфина лишь тогда, когда будем вот так вот собираться, говорить о своем наболевшем, делать конкретные предложения, для корректировки, дополнений, изменений нормативных документов. И мы рады, что на наше предложение о формировании совместных рабочих групп откликнулись, в частности, вузы Минсельхоза России, Минздрава, Минкультуры, Росморречфлота и других министерств. Благодарим вас за совместную работу. Ведь понимаете: если вы говорите, что есть недофинансирование, это нужно транслировать, и эти заявки должны до нас доходить. Так что мы готовы к широкому сотрудничеству – министерство абсолютно для него открыто.

Марина БРЫЛЯКОВА.

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: акцент, ао-99, отраслевое образование, высшее образование, Минобрнауки

Похожие материалы:
Паспортные данные приоритетного проекта по экспорту образования
Как, зачем и чему учить представителей поколения Z
Ольга Васильева обозначила главные задачи ведомства
Институт дополнительного образования «Жигулевская долина» – лидер проекта «Образовательный марафон»
О работе центров ответственности по распределению контрольных цифр приема в высшем образовании
Инновационная карта России
Мониторинг эффективности – мониторинг объективности?
Подведены итоги III Всероссийского конкурсного проекта «МЕДИАактивность вузов РФ»
Алексей Чаплыгин о силе брендов российских вузов
Новости рубрики «Новая школа России»

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 5 (105) 2018

Что день грядущий нам готовит? Как следует из доклада об основных направлениях деятельности Правительства РФ до 2024 года – вхождение России в число пяти крупнейших экономик мира. В отношении науки и образования планы не менее масштабные: ускорение темпов научно-технологического развития должно обеспечить стране место среди пяти ведущих мировых держав, а эффективная образовательная политика – удовлетворить спрос стратегически важных отраслей в высококвалифицированных кадрах. Об этом и других сценариях будущего читайте в новом номере «АО». А еще мы открываем новую рубрику. Пропустить невозможно!

Партнеры
Популярные статьи
Траектория по восходящей: в 2018 году Нижневартовскому государственному университету исполняется тридцать лет
Основание в далеком уже 1988 году первого в Ханты-Мансийском автономном округе-Югре высшего...
Анонс ключевых мероприятий форума «ОТКРЫТЫЕ ИННОВАЦИИ»
Форум «Открытые инновации», проходящий ежегодно с 2012 года под эгидой Правительства Российской...
Высокие технологии в бизнесе и государстве. Второй день форума «ОТКРЫТЫЕ ИННОВАЦИИ»
В центре внимания экспертов Форума «Открытые инновации» 16 октября были вопросы трансформации...
VII международный форум «ОТКРЫТЫЕ ИННОВАЦИИ» посетили двадцать тысяч человек
В Инновационном центре «Сколково» завершился VII Московский международный форум инновационного...
Конкуренция в эпоху цифровых инноваций: в «Сколково» стартовал форум «ОТКРЫТЫЕ ИННОВАЦИИ»
Сегодня в Инновационном центре «Сколково» состоялись пресс-конференция и торжественное открытие...
Из журнала
#98Развитие сетевого взаимодействия в школе
#96Уфимский колледж статистики, информатики и вычислительной техники отметил 85-летие
#96Плюсы и минусы российского рынка труда
#99Новости рубрики «Новая школа России»
#100При Комитете Госдумы РФ по образованию и науке работает 21 экспертный совет
Информационная лента
13:32В БГТУ им. В.Г. Шухова обсудили этические проблемы «цифрового сообщества»
10:30СВФУ – в топе социально-ориентированных вузов
09:23МАИ подписал соглашение с Германским центром авиации и космонавтики
09:13Первый форум молодых ученых Юга России «Лидеры перемен»
08:46Подписаны три соглашения с белорусскими университетами