Поиск по сайту
Вход Регистрация
Х
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Войти через:
Об изданииНаши проектыКонтактыОформить подпискуМЕДИАпланёрка

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОС-3УМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вебинары
Март 2016Май 2016Сентябрь 2016
Партнёры

Экспресс-форум: Европейские стандарты качества образования

Формирование единого Европейского пространства дает возможность изучить системы образования других стран и адаптировать лучшие практики к системе образования в РФ, сохранив ее фундаментальность.

Просмотров: 3455

На Всероссийской конференции «Внедрение европейских стандартов и рекомендаций для систем гарантии качества образования», прошедшей 29-30 октября 2010 года в Москве, корреспондентам «АО» удалось побеседовать с некоторыми из ее участников и выступающих. Мы предложили им ответить на несколько наших вопросов.

  1. Что вы можете сказать о роли, статусе экспертов, экспертных сообществ в современной образовательной системе? Каково их влияние на формирование образовательной политики в государстве и вузах? Какие видите пути для повышения статуса экспертов в образовательном сообществе?
  2. Какие проблемы в сфере ВПО вы считаете самыми острыми?
  3. Какие несомненные успехи, достижения можете отметить в ходе реформы ВПО за последние десять лет?

РОЗИНА Нелли Михайловна, проректор по методической работе и региональному развитию Финансового университета при Правительстве РФ

(1) В принципе, я всегда высоко ценила экспертные сообщества – раньше это называлось актив УМО. Это люди высочайшей квалификации, которые напрямую влияли на государственную политику в области образования. К сожалению, лучшее время экспертов прошло: большинство – состарились, ушли на пенсию, не сформировав себе квалифицированной замены. Не отрицаю, что и помимо УМО выросли замечательные эксперты в различных областях, но нет той постоянной профессиональной среды, где бы они общались и оттачивали свои навыки. Их участие в аккредитационных процедурах зачастую искажается тем, что команда при аккредитации складывается из разных экспертов, и начинают доминировать те или иные субъективные факторы. Зачастую эксперты плохо знают нормативную базу, и это представляется большим минусом. Я уважаю вклад, который сделало в свое время Нацаккредагентство по подготовке экспертного сообщества, но это должна быть не застывшая масса людей. Она должны все время «просеиваться», экзаменоваться. Если уж мы ввели внеочередную аттестацию преподавателей, то для экспертов это должно быть нормой.

(2) Поскольку у нас задача – с 2011 года ввести новые стандарты, сейчас должна вестись активнейшая работа по их коллективному осмыслению и введению их в жизнь. Ну и, конечно, быстрейшему завершению работы над проектами. Параллельно идет работа – дифференциация вузов, анализ вузов в связи с демографической ситуацией, но задача номер один – перейти на новые стандарты.

(3) Достижениями являются все изменения в законодательстве, которые прошли за последние годы, о которых много говорили и в предыдущие годы: например, та же дифференциация вузов. Наконец-то поставлены точки над «i», хотя не скажу, что они в полной мере совершенны, но создание федеральных университетов, финансирование вузов по поставленным задачам и достигнутым результатам, выделение научно-исследовательских университетов, двух ведущих вузов – это очень хорошо. Появились высокие ориентиры, к которым нужно тянуться. Этим вузам позволено работать по собственным образовательным программам – то, что было раньше в Советском Союзе, тогда тоже существовал ряд вузов особой категории, они работали по собственным учебным планам. Таким образом, мы вернулись к хорошему опыту на новом этапе. Это тоже ориентир для других вузов – учиться работать вне рамок проектов федеральных государственных стандартов.


ЗИНОВЬЕВА Людмила Валерьевна, заместитель начальника УМУ по контролю качества учебного процесса, доцент кафедры органической химии и химии нефти Российского государственного университета нефти и газа

(1) Эксперты, безусловно, нужны. Предполагается, что это люди квалифицированные, обладающие большими знаниями в определенной области и широким общим педагогическим кругозором. Роль их не очень высока, поскольку у нас много различных контролирующих, надзорных организаций, которые и без экспертов дают свои рекомендации. И чтобы повысить статус экспертов, должно быть признание их со стороны официальных органов. Мы привыкли к тому, что как бы ни были развиты общественные институты, министерство образования для любого вуза важнее. Значит для того чтобы общественные эксперты имели большее влияние, их следует перевести под крыло министерства, и какая-то отдельная строка финансирования должна быть. К сожалению, мы живем в такие времена, когда деньги, зарплата стали мерилом успеха и опыта. Соответственно, если у экспертов будет зарплата, к ним будут прислушиваться, и их влияние, безусловно, повысится.

(2) Я бы назвала проблемой большую разницу между уровнем подготовки специалистов, которых мы должны получить, и уровнем знаний абитуриентов, которые поступают в вузы. Студенты-первокурсники часто не знают самого основного, и многие вузы вынуждены повторять школьный материал, чтобы довести их до определенного уровня, а потом уже идти дальше.

Еще вопрос. Требования в нынешних стандартах второго поколения аналогичны для всех одинаковых специальностей всех вузов. Например, юристы учатся в строительной академии, в нефтяном вузе или в медицинском – требования к знаниям одни и те же. А вот для специализации, приближенной к профилю вуза, времени нет. Выход такой – либо что-то не очень нужное убирать, либо увеличивать срок образования. По-другому не получается. Мы много говорим о самостоятельной подготовке студентов, но если даже гуманитарные предметы учить самостоятельно тяжело, то технически сложные – практически невозможно. Отсюда у большинства вузов «головная боль» – пройти аккредитацию, надзорные экзамены, потому что требования всем понятны, но не достижимы. Как разрешить вот это несоответствие? Может быть, лучше заложить меньший объем знаний и их стопроцентно жестко потребовать, чем заложить много всего и знать, что никто студентов таким образом не подготовит.

(3) Конечно, за последние пять-семь лет система аккредитации стала более объективна, понятна, хотя я все равно считаю, что она чересчур сложна и перенасыщена требованиями. Вот введение единого экзамена при всех минусах – это плюс, потому что все-таки стало ясно, к чему стремиться, на что ориентироваться. Очень полезная вещь - программа по интернет-тестированию, система по интернет-тренажерам. Замечательны Интернет-олимпиады – они помогают выявить наших звездочек. Хотелось бы, чтобы перечень предметов по ним возрастал.


БРЮХАНОВ Дмитрий Юрьевич, начальник управления качеством лицензирования и аккредитации Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова, эксперт Европейского фонда управления качеством (EFQM), эксперт премии правительства РФ в области качества

(1) Одним из мотивов участия экспертов в экспертной работе вообще является использование полученной информации, знаний и навыков непосредственно в своей вузовской деятельности, на благо своего учебного заведения, поднимая тем самым уровень качества обучения. Ну, и сама работа, связанная с посещением большого количества вузов, всегда обогащает, позволяя анализировать некие сильные, слабые моменты работы других вузов, сформировать свой взгляд и уже пытаться реализовать новые идеи у себя в вузе.

(2) Острейшая проблема связана с тем, что уменьшается количество и качество поступающих абитуриентов. И это, в свою очередь, тянет за собой большой шлейф проблем в вузе. Во-первых, уменьшение нагрузки преподавателей. Недавно министр образования Андрей Фурсенко отметил в одном из своих выступлений, что в России со временем образуется около ста тысяч лишних преподавателей. Не секрет, что с дальнейшим трудоустройством этих людей всегда возникают проблемы. С этим связан и психологический аспект: в работе коллектива возникает определенный дискомфорт со всеми вытекающими последствиями.

Вторая проблема – это, если можно так выразиться, колоссальная яма по передаче опыта, знаний между старшим поколением преподавателей и молодым. Двадцать лет становления, которые проходила Россия, выкосили средний пласт сорокалетних преподавателей и специалистов. В вузах существует недопонимание между старшим поколением и молодежью. Думаю, что это все сказывается на качестве образовательной деятельности.

(3) Успех в том, что, конечно, не все вузы, но ряд заведений стали предоставлять качественные образовательные услуги. Люди, заканчивающие сегодня хороший вуз, находят себя в профессии, в науке – и у нас, и за рубежом. Сегодня наш умеющий, знающий выпускник от европейских коллег практически ничем не отличается, а иногда отличается даже в лучшую сторону в плане опыта, практики применения знаний. Это безусловный плюс – интернационализация и повышение возможностей у наших выпускников.


ГОРБАШКО Елена Анатольевна, проректор по качеству и образовательным проектам, заведующая кафедрой экономики и управления качеством, профессор Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов

(1) Считаю правильным то, что в свое время была проведена большая работа и подготовлены эксперты. Наличие национального реестра экспертов по оценке качества образования – большое достижение. Соответственно, Росаккредагентство привлекает нас в качестве уполномоченных к государственной аккредитации образовательных учреждений. Мне, в частности, уже приходилось участвовать в аккредитации в новом формате, и полагаю, что упрощение самой процедуры – это правильно. Однако это накладывает дополнительную ответственность на экспертов. Сокращение времени пребывания в вузе, числа экспертов, участвующих в аккредитации, требует от них высокой квалификации. С одной стороны, работы у экспертов прибавилось, но с другой – если эксперт профессионален, он четко может выявить «болевые точки», оценить учебное заведение и дать определенные рекомендации. Таким образом, их роль в этом деле, конечно, не оспаривается.

В перспективе нужно развивать такую форму, как общественно-профессиональная оценка образовательных учреждений. Это могут делать органы, созданные профессиональными сообществами: например, ассоциации инженерного и юридического образования, АККОРК, Гильдия экспертов. Думаю, число таких организаций будет расти, и качество их должно быть соответствующее, поэтому необходимо заботиться о возможностях их аккредитации. Конкуренция в этой области позволит выживать тем, кто будет более профессионален, давать более квалифицированную и объективную оценку. Без экспертов это просто невозможно сделать.

(2) Очень остро стоит проблема перехода на третье поколение стандартов. Стандарты разработаны, утверждены, большинство из них уже прошло регистрацию в Минюсте, но стандарты иные – ориентированные на компетентностный подход. Первое, что нужно сделать, это объяснить профессорско-преподавательскому составу, как строить учебные планы по новым стандартам, формировать новую парадигму, концепцию образования, ориентированную на требования рынка труда.

Кроме того, перспективным становится разработка национальной рамки квалификации (framework), что требует Болонский процесс. В этой связи и нужно формировать профессиональные стандарты. А в дальнейшем необходима гармонизация ГОСов ВПО в соответствии с разработанными профессиональными стандартами.

Во-вторых, необходимо отметить проблему связи науки, образования, инноваций. В нашем университете, например, большая аспирантура и докторантура, много ведется научно-исследовательской работы, и мы стремимся сделать так, чтобы результаты проводимых диссертационных исследований использовались в учебном процессе. Кроме того, ведущие вузы, среди которых национальные исследовательские университеты, федеральные университеты, обладают большим потенциалом в разработке научно-исследовательских проектов, результаты которых также должны найти применение в учебном процессе.

(3) Я достаточно оптимистично отношусь к Болонскому процессу. Считаю, что формирование единого Европейского пространства дает нам возможность изучить системы образования других стран и адаптировать лучшие практики к нашей системе образования, сохранив ее фундаментальность. Ведущие вузы уже переходят на новую ступень развития – от международного сотрудничества к международной интеграции. Развиваются программы двойного диплома с ведущими зарубежными вузами. Сегодня уже говорили о Болонском процессе глазами студентов. Мы у себя в вузе тоже проводили такую оценку, и студенты, например, особо отметили возможность мобильности. Мобильность студентов при единой системе кредитных единиц – это возможность обучаться семестр, год в другом вузе, узнать другую культуру, язык, новые дисциплины. Это, конечно, повышает конкурентоспособность выпускника на рынке труда.

Развитие внешних и внутренних гарантий качества образования – это тоже несомненное достижение. Сегодня мы обсуждали проблемы аккредитации, лицензирования, надзорных, контрольных функций – это правильно, но практически не затронули вопрос о системах качества вузов. Ныне существуют их различные модели: ИСО 9001: 2008, типовая модель EFQM и др. Наконец, вуз сам может сформировать свою систему. На мой взгляд, любые варианты приемлемы. Но при этом система качества должна быть не формальной, а действенной. И это непростая работа, требующая качеств лидера от руководителя, высокой мотивации и включения в этот процесс всего коллектива.


КОЧЕРГА Светлана Александровна, проректор по кадровому и правовому обеспечению, доцент кафедры конституционного и административного права МЭСИ

(1) Мне кажется, что экспертная политика и политика государства – параллельно существующие сферы. Хотя политика государства, наверное, сильнее влияет на роль, функцию и деятельность экспертных сообществ. Сегодня наметились определенные тренды: вопросы глобализации образовательной сферы, вопросы интеграции с международным сообществом в сфере образования, с экспертным сообществом, Болонский процесс. Государство выполняет свою роль в этих процессах – подписывает декларацию и гармонизирует законодательство. Не буду комментировать законопроект об образовании, он сейчас активно обсуждается и в профессиональных сообществах, и в обществе, и в комитетах законодательной власти. Нареканий в адрес этого документа много. По мнению многих участников обсуждения, идет отход от демократизации принятых ранее положений. Хотя есть и определенные векторы в сторону конкретизации деятельности экспертных сообществ. Отдельная большая глава посвящена вопросам аккредитации и лицензированию, чего раньше не было, и это, безусловно, достижение.

Что касается экспертных сообществ… У нас хорошее экспертное сообщество в форме гильдии – люди, не равнодушные к системе образования. Благодаря этому мы, полагаю, сможем донести свои опасения в связи с принятием нового законопроекта и постараться минимизировать какие-то негативные последствия для качества образования в целом и для деятельности структур, которые в этой сфере функционируют.

Если говорить о статусе эксперта сегодня, то он достаточно неоднозначен. Но осталось, наверное, немного подождать, чтобы этот статус определился и эксперт предстал специалистом в полном смысле этого слова: обладал определенными знаниями, признанием, отвечал бы за то, что оценивает и подписывает. Отрадно и то, что Нацаккредцентр интегриреуется в международное экспертное сообщество. Это, конечно, на пользу нашей стране и качеству образования.

(2) Наш университет – могу говорить как представитель вуза – давно является флагманом развития электронного образования в России. Думается, вопросы в этой сфере до сих пор не урегулированы. Это чувствуют все вузы, использующие информационные технологии и работающие со своими студентами в режиме удаленного доступа. Существующие нормативные акты не позволяют в полной мере использовать эти технологии на всех стадиях учебного процесса – есть определенные барьеры. Мы о них неоднократно говорили, обращались в министерство образования, подготовили со своей стороны определенные предложения в этой части законопроекта.

Еще одна проблема. Столько разных изменений, дополнений было внесено за последнее время в действующий закон, что он стал «неудобоваримым», трудным в восприятии, толковании. Соответственно, он сложен в исполнении, а законы требуется исполнять. Хотелось бы большей четкости, прозрачности, чтобы можно было и самим хорошо понимать, как исполнять закон и в ходе экспертной оценки оценивать исполнение требований.

(3) К достижениям я бы отнесла становление, создание и развитие внутривузовских систем качества. Многие вузы уже решают этот вопрос, а кто еще не поставил перед собой такую задачу, уверена, сделают это в ближайшее время. В вузе должна функционировать система качества, которая включает не только соответствие с лицензионным нормативом, аккредитационным показателем и федеральным стандартом, но и вопросы менеджмента вуза. Мы говорим о комплексном подходе к системе управления вузом, при котором все процессы должны быть налажены качественно. Создание системы позволяет вузу отвечать современным инновационным вызовам общества и трансформироваться в ногу со временем. Здесь важна координирующая роль первого лица, руководителя, чтобы все изменения происходили не революционно, а гармонично, не вызывая отторжения у сотрудников вуза, преподавателей.


ЛЫГИН Сергей Александрович, декан факультета биологии и химии, доцент кафедры химии Бирской государственной социально-педагогической академии

(1) Считаю, статус эксперта должен быть высоким, другой вопрос – как будут принимать такого специалиста вузы, в которые он приезжает? Если Рособрнадзор и Гильдия экспертов будут работать едино, то, наверное, это будет серьезная сила, которая могла бы проводить аккредитацию и лицензирование на самом высоком уровне. Но, конечно, должна быть регламентация: что может эксперт, на что имеет право. И она должна быть утверждена государственными органами.

(2) Меня не очень устраивает в ВПО то, что стандарт есть, но нет программ. Каждый вуз, факультет, специальность сами делают учебный план. Я как химик уверен что, например, студенты нашего вуза, перейдя в другое высшее учебное заведение, просто не смогут обучаться далее по многим предметам, потому что единообразия в программах и учебных предметах нет.

(3) Подходим все-таки уже к третьему поколению стандартов. Есть надежда, что они будут более совершенными. Хотя опять же в стандартах третьего поколения много говорится о «компетенциях» и «компетентности». Мне кажется, создатели и сами не очень понимают, что это такое. Здесь правильно отмечал Владимир Шадриков, известный деятель сферы образования: знания, умения и навыки как были важным критерием, так и остались. Без них никуда. Затрудняюсь вспомнить еще что-нибудь положительное, пока все мы только разваливаем, начиная со школы, с ЕГЭ.

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: реформы образования, гильдия экспертов, ВПО, экспресс-форум, ао-42

Похожие материалы:
Экспресс-форум: децентрализация СПО
Дагестанский государственный технический университет: приоритеты в развитии инженерного образования
Экспресс-форум: совершенствование профессионального мастерства
Филологическое образование: перспективы
Концепция нового закона об образовании
Гуманитарное образование: проблемы и перспективы
Система национальных исследовательских университетов в России
Экспресс-форум: проблемы подготовки медицинских кадров
Игорь Ким о филологическом образовании в условиях реформ
Профессиональные эксперты в образовании

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 5 (105) 2018

Что день грядущий нам готовит? Как следует из доклада об основных направлениях деятельности Правительства РФ до 2024 года – вхождение России в число пяти крупнейших экономик мира. В отношении науки и образования планы не менее масштабные: ускорение темпов научно-технологического развития должно обеспечить стране место среди пяти ведущих мировых держав, а эффективная образовательная политика – удовлетворить спрос стратегически важных отраслей в высококвалифицированных кадрах. Об этом и других сценариях будущего читайте в новом номере «АО». А еще мы открываем новую рубрику. Пропустить невозможно!

Партнеры
Популярные статьи
В БФУ им. И. Канта пройдет I международный форум «Я-НАСТАВНИК»
Ключевыми мероприятиями Форума станут: пленарное заседание, круглые столы, образовательные...
В ЮФУ проходит форум "Международный диалог: инклюзия через всю жизнь"
В Южном федеральном университете 13-15 ноября проходит Всероссийский образовательный форум с...
АлтГУ и Федерация шахмат Алтайского края подписали соглашение о сотрудничестве
В соответствии с документом стороны будут совместно развивать шахматный спорт на территории...
Первый Байкальский международный салон образования объединит профессионалов в области новых образовательных технологий
С 22 по 24 ноября 2018 года в Иркутске в выставочном комплексе «Сибэкспоцентр» впервые пройдет...
В ТюмГУ разрабатывают новый способ доступа к аккаунтам
Студенты ТюмГУ разрабатывают приложение для управления учётными данными на основе биометрической...
Из журнала
#96Глобальная конкурентоспособность ТУСУР
#95Выпускники СГУГиТ востребованы на всех континентах
#100Михаил Стриханов рассказал о деятельности экспертного совета по высшему образованию
#95Курский государственный медицинский университет развивает экспорт образования
#95Как привлечь в российские вузы больше иностранных студентов
Информационная лента
09:07Сотрудничество СПбГИКиТ с зарубежными партнерами и корпорацией Canon Inc.
08:56Новая образовательная программа повышения квалификации ВятГУ и ООО «Нанолек»
08:53БГТУ им.В.Г.Шухова и Ферганский политех создадут российско-узбекский факультет
08:43РЭУ им. Г.В. Плеханова презентовал программы и проекты по цифровой экономике для институциональных инвесторов
08:26СКФУ стал международной площадкой для диалога о проблемах инклюзивного образования