Поиск по сайту
Вход Регистрация
Х
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Войти через:
Об изданииНаши проектыКонтактыОформить подпискуМЕДИАпланёрка

Информационно-аналитический журнал

Новости образовательных организаций. Аналитические материалы. Мнение экспертов.
Читайте нас в
социальных сетях
ВУЗы
НовостиВузыБолонский процессНегосударственное образованиеФГОС-3УМОФедеральные вузыВнеучебная работа
Образование в России
ШколаСПОДПОЗаконодательствоРегионыМеждународное сотрудничествоОтраслевое образованиеСтуденчество
Качество образования
АккредитацияРейтингиТехнологии образованияМеждународный опыт
Рынок труда
АнализРаботодателиТрудоустройство
Наука
Молодые ученыеТехнологииКонкурсы
Вебинары
Март 2016Май 2016Сентябрь 2016
Партнёры

Болонский процесс: проблемы интеграции

Найти точную информацию о фактах и документах, касающихся реализации Болонского процесса, довольно затруднительно. Представляем вниманию читателей хронологию важнейших событий и авторские комментарии к Болонской декларации в статье доктора философских наук, кандидата культурологии Ильи Докучаева (Комсомольский-на-Амуре государственный технический университет).

20.03.2012
Просмотров: 8606

Да – реформам, нет – унификации

ДОКУЧАЕВ Илья Игоревич – проректор по связям с общественностью, заведующий кафедрой философии и социологии Комсомольского-на-Амуре государственного технического университета (КнАГТУ), доктор философских наук, кандидат культурологии, профессор по кафедре философии, доцент по кафедре культурологии.

Родился в 1971 году в Ленинграде. В 1993 году окончил с отличием факультет русской филологии и культуры Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, в 1996 году – с отличием факультет философской герменевтики Высшей религиозно-философской школы (бакалавр философии). За период работы в КнАГТУ, с 2007 года, организовал научный центр социально-экономических и гуманитарных проектов.
Опубликовал более 100 материалов об университете в электронных и бумажных СМИ всероссийского, краевого и городского уровней, в том числе книгу «Persona Grata: Комсомольский-на-Амуре государственный технический университет в лицах».

Научные интересы – феноменология, аксиология, семиотика, теория коммуникации.
Награжден грамотой Минобрнауки РФ за развитие высшего образования на Дальнем Востоке и другими знаками признания трудовых заслуг.
Хобби – увлечение автомобильным и парусным спортом.
Женат, имеет сына и дочь.
Кредо жизни: я мыслю, следовательно, я существую (cogito ergo sum).

«В последнее время СМИ не публикуют почти ни одного сообщения о перспективах российского образования без упоминания болонских событий. Однако найти точную информацию о фактах и документах чрезвычайно затруднительно», – считает доктор философских наук, кандидат культурологии Илья ДОКУЧАЕВ (Комсомольский-на-Амуре государственный технический университет). Его статья, содержащая хронологию важнейших событий Болонского процесса и авторские комментарии к Болонской декларации, в какой-то мере восполняет этот пробел.

Выдержать конкуренцию

Итак, Болонский процесс – это важнейший компонент европейской интеграции. Европа объединяется на всех направлениях развития культуры: в области политики, права, экономики, связи, медицины и, конечно, образования. Цель подобного объединения – выдержать конкуренцию с США, поскольку проигрыш на этом поле угрожает безопасности Европы. На сегодняшний день в Америку из-за рубежа ежегодно приезжают учиться более 650 тыс. студентов, тогда как на всю Европу приходится всего 250 тыс. студентов-иностранцев. Если же рассмотреть отдельно взаимообмен студентами между Европой и США, то с начала 1990-х годов число европейских студентов, обучающихся в США, превышает число американских студентов, обучающихся в Европе. А ведь «импортные» студенты вносят существенный вклад в экономику страны обучения: мало того, что платят за свое обучение, они к тому же тратят деньги на жилье, еду, одежду, электронную технику, развлечения и прочее.

В Болонье – городе, где возник первый в мире университет (случилось это событие 18 сентября 1088 года), – 29 министров образования европейских стран 19 июня 1999 года подписали декларацию об основных принципах создания общей зоны европейского высшего образования. На сегодняшний день к этому процессу присоединились уже 47 стран Европы, и он перешагнул границы одного континента – к нему присоединяются в качестве ассоциированных членов страны Африки, Латинской Америки и Азии. На Берлинском конгрессе 19 сентября 2003 года в Болонский процесс вошла и Россия. Каждые два года министры подписавших и ратифицировавших Болонскую декларацию стран собираются для проведения конгрессов, на которых подводятся итоги работы по реализации принципов декларации, обсуждаются трудности, препятствующие этому, и намечаются перспективы работы на ближайшее будущее. Помимо ключевых встреч, для анализа частных аспектов объединения на правительственном уровне постоянно устраиваются семинары и конференции с привлечением ученых в области политики, социологии и педагогики, а также причастных к высшему образованию представителей различных общественных организаций.

На шести принципах

Теперь о самой декларации. Ее суть характеризуют шесть принципов: трехуровневое образование (бакалавр – магистр – доктор), сопоставимые дипломы о высшем образовании и приложения к ним, система определения учебной нагрузки, базирующаяся на так называемых кредитах, мобильность образования, обеспечение качества образования, совместная политика в области образования.

Остановимся кратко на каждом из этих принципов, учитывая специфику существующего российского образовательного контекста, который будет необходимо реформировать в соответствии с ними. Мы живем не просто на части территории Европы, а геополитически и культурно связаны с ней тысячами нитей. Движение по пути интеграции с Европой – оправданный, полезный и неизбежный процесс, который, конечно, потребует реформ. Совершенно очевидно, что любая реформа всегда имеет множество самых разнообразных последствий, которые подчас трудно предугадать, поэтому наш комментарий будет сосредоточен только на тех последствиях и аспектах реформы российского образования, которые кажутся сейчас наиболее вероятными.

Объединяться, сохраняя специфику

В России сложилось образование, также имеющее три уровня, но они существенно иные.

Речь идет о специалисте, кандидате, докторе. Принципы согласования отечественной системы уровней и степеней с европейской по существу до сих пор никому не понятны. Рассматриваются несколько вариантов.

Первый принцип – полностью отказаться от отечественной системы и ввести болонскую. Это сломает всю систему подготовки кадров, в рамках которой сейчас получают профессию и работают миллионы людей. Берусь заранее утверждать, что подобный поворот приведет к коллапсу в области образования в целом и серьезным проблемам в жизни и профессиональной деятельности студентов и преподавателей. Придется перестроить все учебные планы, отменить все выданные лицензии на подготовку специалистов, кандидатов и докторов наук. То есть придется все начать заново, как будто ничего до болонских событий в российском образовании не существовало. Не буду петь дифирамбы российскому образованию – о его качестве и недостатках здесь не место писать, поскольку это тема многих статей и книг, – но никак не соглашусь и с тем, что российскому образованию настало время спеть отходную. Если это произойдет, можно будет с уверенностью окрестить Болонский процесс одним из важнейших этапов по уничтожению российской культуры и государства.

Второй принцип согласования – встраивание европейских степеней в отечественную систему. Как кажется, именно на этот путь пытается встать российское образование в течение последних десяти лет, но пока ничего не получается сделать внятно. Фактически сосуществуют оба варианта степеней. Это сосуществование не может продолжаться, если к Болонскому процессу мы будем относиться серьезно, а именно такие серьезные намерения и демонстрирует нынешний министр образования и науки России.

«Не буду петь дифирамбы российскому образованию – о его качестве и недостатках здесь не место писать, поскольку это тема многих статей и книг, – но никак не соглашусь и с тем, что российскому образованию настало время спеть отходную. Если это произойдет, можно будет с уверенностью окрестить Болонский процесс одним из важнейших этапов по уничтожению российской культуры и государства».

Во всех болонских документах подчеркивается, что объединение не должно привести к повсеместной унификации образования, ибо это будет противоречить самой идее объединения. Специфика профессиональной подготовки должна сохраняться, ибо в противном случае не будет никакой нужды в объединении, поскольку везде все станет одинаковым и потребность в обмене опытом, образовательной мобильности утратит всякие основания. Применительно к проблеме российских степеней можно высказать в связи с этим следующее. Подготовка бакалавров и магистров существенно отличается от подготовки специалистов. Фактически бакалавриат представляет собой теоретическую подготовку, а магистратура – специализацию. Отечественные же специалисты почти со второго курса обучения были ориентированы на ту или иную специализацию. В ряде специальностей – инженерных, медицинских и других – такая интеграция теории и практики видится объективно необходимой. В Декларации Ассоциации европейских университетов (EUA), принятой 30 марта 2001 года в Саламанке, отмечается, что «при некоторых обстоятельствах университет может вводить интегрированные учебные планы, ведущие непосредственно к степени магистра». Почему бы нам не воспользоваться этим тезисом? Если нам нужны специалисты – то есть своего рода синтез европейского бакалавра и магистра, – следует продемонстрировать европейскому сообществу такие интегрированные учебные планы и присваивать по случаю их выполнения степень магистра. Понятно, что существуют специальности, которые с минимальными потерями можно диверсифицировать, то есть превратить в двухступенчатую подготовку, а есть такие, которые необходимо сохранить в виде интегрированного учебного плана изначальной подготовки магистров. Создание подобных планов, конечно, снизит уровень мобильности обучающихся по ним студентов, но не уничтожит его совсем, если остальные аспекты Болонского процесса будут соблюдены при такой подготовке – прежде всего, системе кредитов и модульности изучаемых дисциплин, о чем речь пойдет ниже.

Чтобы не разрушать отечественную традицию двух степеней послевузовского образования, необходимо ввести вместо степени кандидата наук традиционные европейские степени – доктора философии, медицины, права и теологии (если уж средневековая культура так почитается в Европе до сих пор), а степень доктора наук сохранить в неизменном виде. Традиционная нострификация (признание в СССР и России) европейских ученых степеней всегда основывалась на этом принципе: наш кандидат = их доктор. По этому пути давно пошла Германия, образовательная система которой предполагает степень промоционного и габилитационного доктора: понятно, что промоционный доктор и доктор философии – это одно и то же. Что мешает нам соответствовать в этом отношении европейским стандартам и сохранить при этом свою специфику, трудно вообще понять. В случае развития событий по немецкому сценарию придется, конечно, увеличить объем полномочий нынешнего кандидата наук, то есть расширить его почти до уровня нынешнего доктора, а именно – разрешить ему готовить аспирантов, открывать направления магистерской подготовки, возглавлять ГАК и т.п. За доктором же наук можно сохранить консультирование докторантов, предоставить ему прерогативу занимать руководящие должности и прочее. Детали этого процесса нуждаются в тщательной проработке. Понятно, что требования к кандидатам наук необходимо будет существенно усилить, соответствие же им могло бы устанавливаться как в рамках традиционных форм аттестации преподавателей (выдачи аттестатов профессора и доцента), так и других форм аттестации, например, периодического лицензирования или заключения контракта. Все эти градации и аттестации, безусловно, пошли бы на пользу образовательному процессу, поскольку стимулировали бы профессиональный рост преподавателя, что соответствует духу Болонского процесса, а именно принципу «образования в течение всей жизни».

Второй принцип Болонской декларации вообще не нуждается в каких-либо комментариях. Выдавать документы (приложения к дипломам) единого образца, создавать соглашения о конвертируемости дипломов – дело, безусловно, благое и необходимое. Понятно, что воплощение этого принципа в жизнь будет напрямую зависеть от того, как мы воплотим в жизнь первый принцип.

Основная проблема – в содержании образования

Третий принцип Болонской декларации – введение системы кредитов как основного способа определения учебной нагрузки и аттестации – требует подробного комментария.

Несколько слов о том, что такое эти кредиты. Система была предложена в 1869 году в США ректором Джорджем Элиотом. В ХХ веке сначала Англия, а потом и большинство европейских стран перешли на нее. Кредиты или зачетные баллы даются студенту за все виды работ: аудиторные часы, часы на самостоятельную подготовку, творческие работы, письменные и устные формы контроля. Кредиты включают и оценки за сданный курс. Болонскими соглашениями предусмотрена единая система выдачи кредитов (ECTS). В этой системе необходимо набрать 180-240 кредитов для получения степени бакалавра и 90-120 – для получения степени магистра. Один кредит соответствует 25-30 часам аудиторных занятий и самостоятельной подготовки. Каждый год студент вместе с тьютором (преподавателем-куратором курса или группы) выбирает траекторию образования. Все дисциплины, которые ему необходимо сдать, делятся на три группы: 60 процентов дисциплин – обязательные и по своей последовательности, и по составу; еще 20 процентов – обязательные только по составу, а когда их изучать, выбирает сам студент; и, наконец, оставшиеся 20 процентов – курсы по выбору студента. Однако самостоятельность студента существенно ограничена: отдавая предпочтение той или иной «необязательной» дисциплине, он делает выбор не между отдельными предметами, а между модулями, то есть согласованными в блоки (модули) дисциплинами.

Система кредитов имеет несколько существенных достоинств. Во-первых, кредиты, полученные в одном вузе, должны засчитываться в другом, то есть это система перезачетов. Во-вторых, срока давности кредита не существует. Их должны засчитывать в течение всей жизни. Это позволяет увеличить образовательную мобильность студента как в пространственном отношении (при переводе из одного университета в другой), так и в отношении смены квалификации (если ты захотел получить новую специальность, не надо сдавать заново дисциплины, которые ты уже сдавал). Свобода в выборе спецкурсов и траектории обучения способствует росту творческого потенциала студента и также увеличивает его мобильность. Ведь если не существует жесткого учебного плана для каждого курса, можно с меньшими потерями – академической разницей – переходить из одного университета в другой, из одной специальности в другую.

Основная проблема системы кредитов не в ней самой – она, безусловно, хороша и работает во всех крупных университетах мира, – а в содержании образования, за освоение которого выдается кредит. Иначе говоря, разница в структуре программ – ничто по сравнению с разницей в содержании дисциплин. Именно последняя разница и тормозит интеграцию образования, препятствует мобильности, все условия для интенсификации которой создает система кредитов. Болонские соглашения содержат весьма характерный рефрен: образование должно быть разнообразным по своему содержанию, но это не должно идти в ущерб его качеству.

Платить надо самим!

О четвертом принципе сказано уже очень много. Его комментировать незачем. Всем понятно, что обмен студентами и преподавателями идет на пользу всем. В условиях мировой интеграции созданы поразительные возможности для образовательного обмена на всех уровнях, от простого туризма до научного руководства, и грех этим не пользоваться, затрудняя традиционными жесткими учебными планами или экзотическими учеными степенями.

И вот тут-то выясняется, может быть, самое печальное для российского образования обстоятельство. Чтобы мобильность – эта безусловная ценность и неоценимое благо Болонского процесса – стала реальностью российского образования, самого этого процесса совершенно недостаточно. Второе условие ее реализации – экономический рост. Нужны деньги на то, чтобы поехать студенту в Европу, ибо Европа никому не обязана подавать милостыню, и платить надо нам самим. А с другой стороны, наше образование совсем не привлекательно, чтобы иностранцы, узнав о том, что у нас можно получить степень бакалавра, рванули за большие деньги учиться в Россию. Болонский процесс сам по себе не создает привлекательности образования, он лишь увеличивает уже имеющуюся. А что у нас? Устаревшая материальная база (как образовательная, так и социальная), низкооплачиваемый – и потому малоквалифицированный – преподавательский труд, отсутствие самой элементарной безопасности студента в условиях повышенной криминогенности поведения родного «образованного» общества. Так что пока, к сожалению, мы от Болонского процесса получим только трудности, включая отъезд самых талантливых студентов за границу, а плюсы будут заметны еще очень нескоро.

Одними реформами качества не повысить

Повышение качества образования – пятый принцип. Что тут скажешь? Надо, конечно, повышать. Предлагается увеличить количество аттестаций. Дело полезное. Помимо государственной (узковедомственной) аттестации и внутренней (университетской), в Европе проводят еще аттестацию общественную. В ней принимают участие представители транснациональных профессиональных сообществ, которые созданы за рубежом. Их филиалы предлагается создать у нас: некоторые уже существуют в виде отечественных ассоциаций, которые необходимо интегрировать в международные – союз юристов, например (не путать с профсоюзом работников МВД!). Надо создавать и надо проводить. Но на какие деньги? Чтобы требовать качества, соизмеримого с европейским, надо платить так же, как в Европе. А в Европе университеты оборудованы по последнему слову техники, литературы имеется ровно столько, сколько надо, евроремонт опять-таки и мебель, которая специально изготовлена для повышения эффективности педагогического процесса. А зарплаты… Профессор – а это просто человек, имеющий докторскую степень и принятый на преподавательскую работу в университет, – например, получает от 6 до 10 тыс. евро в месяц, и при этом нагрузка его не превышает 6 аудиторных часов в неделю. Он, конечно, не бездельник и оставшееся от чтения лекций время посвящает повышению их качества. А одними реформами и аттестациями качество не повысишь. Эта простая истина не понятна, пожалуй, только нашему министерству образования и науки.

Не навреди!

Шестой принцип совсем прост и в комментариях не нуждается. Создавать совместные органы образовательного менеджмента полезно и необходимо. Проводить совместные конференции и другие мероприятия нужно. Остается только надеяться, что осуществляющие эту деятельность люди будут руководствоваться простым и хорошо проверенным принципом – не навреди!

Нашли ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста и нажмите ctrl+enter

Теги: илья докучаев, качество образования, ао-54, болонский процесс

Похожие материалы:
Сараево: дискуссии о гарантиях качества
INQAAHE: подходы к гарантии качества образования
Аккредитация: новый виток или бег по кругу?
Национальная модель аккредитации: опыт Казахстана
Рейтинговый мониторинг, или Как измерить инновационную деятельность вузов
Сравнительный анализ национальных рамок квалификаций России и Казахстана
Путь в образовательное пространство Европы: международная аккредитация творческих вузов России
Кто кого: Россия в Болонском процессе (Продолжение)
Tempus-4: экзамен по-рурски и страсбургски

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить гиперссылку на источник

Комментарии пользователей: 0 Оставить комментарий
Эту статью ещё никто не успел прокомментировать. Хотите стать первым?
Читайте в новом номере«Аккредитация в образовании»
№ 2 (102) 2018

Равны ли государственные и частные вузы? С чего начинается любовь к профессии? Свидетельствуют ли проблемы с трудоустройством о недостатках обучения? И, наконец, во имя чего «мы учим»? О совести, благородстве, достоинстве, свободе и целеполагании образования читайте в новом номер «АО».
Анонс журнала

Популярные статьи
Лидеры ДПО награждены на «Пастуховских чтениях»
Журнал «Аккредитация в образовании» выступил информационным партнером Всероссийской...
Из журнала
#92Новые приоритеты профобразования
#91Проблемы и риски процедур оценивания
#91Актуальные проблемы отраслевого образования
#92Новости №92
#92Дайджест журнала «Аккредитация в образовании» – 2016
Информационная лента
15:34Совместный проект «ДИОР» объединит усилия НИЯУ МИФИ и Университета ИТМО
14:48«Сельскохозяйственные биотехнологии» - в списке компетенций FutureSkills
14:42ЮУрГУ воспитывает социальных «инженеров будущего»
14:33Международная конференция "Excellence in European Studies"
11:52Ректором ТюмГУ на второй срок назначен Валерий Фальков